Азов — наш: первые победы российского флота

История23 марта
комментарии
Азов — наш: первые победы российского флота
Фото: Азов — наш: первые победы российского флота © Konstantin Kokoshkin | globallookpress.com

В XVII веке господство на морях перешло от галерных флотов к парусным. Бой двух эскадр представлял собой артиллерийскую дуэль, однако нередко случалось, что корабли сходились достаточно близко, что делало возможным захват неприятельского судна. Естественно, для такого боя требовались специально обученные и вооруженные люди.

Первые морские пехотинцы появились во Франции в 1622-м году. Затем это нововведение в 1664-м переняли англичане, а в 1665-м — голландцы. В России до определенного момента необходимости в таком роде войск, как морская пехота, не было — страна практически не имела выходов к морю и не располагала мощным военным флотом. В июне 1634 года в ответ на предложение поляков о строительстве флота на Балтийском и Черном морях русские послы ответили, что «государевых воинских кораблей на море Ливонском и на море Великом прежде не бывало и вперед быть негде, да и не для чего».

Имперские амбиции «Тишайшего»

С середины XVII века, при царе Алексее Михайловиче, прозванном Тишайшим, постепенно начали складываться амбиции Российской империи, которые окончательно оформились при его сыне Петре. В 1656-м году, во время очередной войны со шведами, царь Алексей попытался пробиться к Балтийскому морю, для чего приказал снарядить экспедицию численностью в тысячу человек и 570 донских казаков под началом воеводы Потемкина с приказом «идти на свейский рубеж, на Варяжское море».

Корпус Потемкина получил благословение патриарха Никона и двинулся в путь. Начало было многообещающим — в июне того же 1656 года была взята крепость Ниеншанц, а затем Потемкин с частью своих людей на лодках вышел из устья Невы в море, где 22 июля у острова Котлин «имел бой с немецкими людьми и взял полукорабель». Тем не менее та война закончилась для России неудачно, и идею прорыва к Балтике пришлось отложить до лучших времен.

Другой сферой интересов царя Алексея Михайловича было Каспийское море, причем прямой военный конфликт был не единственным инструментом борьбы с Османской империей на этом направлении. Так, в мае 1667 года боярин Ордин-Нащокин, тогдашний глава Посольского приказа (по-современному  — министр иностранных дел), заключил с армянскими купцами договор о провозе товаров из Персии не через османские владения, а через Астрахань. По сути, это была торговая война, которая требовала существенной военной поддержки.

Для обеспечения транзита товаров к осени 1668-го года в Коломенском уезде были построены несколько небольших речных кораблей. Для этого из Нидерландов был приглашен амстердамский мастер Иван ван Сведен, который, в свою очередь, отрекомендовал боярам своего старого знакомца — капитана Давида Бутлера. Последний прибыл под Коломну с четырнадцатью товарищами — опытными моряками, и привез «корабельного строю письмо» — документ из 34 статей, регламентировавший обязанности офицеров и команд на кораблях.

Документ, поданный в Посольский приказ, был переведен с голландского на русский и стал первым в России официальным документом, где упоминалась морская пехота. В частности, в нем говорилось, что «Буде же капитан пригодно увидит неприятельский корабль взять, тогда корабельной порутчик с своими солдаты, немедля, должен на неприятельский корабль скочить и всяко радеть, чтоб тот корабль под свою мочь привести».

Первый русский военный корабль, названный «Орлом», в начале мая 1669 года двинулся по Волге в Астрахань, куда и прибыл в августе. На борту, помимо прочих, находились 35 стрельцов во главе со стрелецким начальником Иваном Домажировым. Именно этот небольшой отряд можно, опустив некоторые условности, назвать первыми морскими пехотинцами в русской истории. Однако стрельцам с «Орла» не было суждено участвовать в абордажных боях — в 1670 году по случайному совпадению Астрахань захлестнуло восстание Стеньки Разина, и «Орел» чудом не был сожжен бунтовщиками. Голландский экипаж попытался бежать, но был схвачен кочевниками-кумыками и уведен в рабство. «Орел» же после подавления восстания несколько лет без дела простоял на речной протоке, пока не сгнил.

Российский флот Петра Первого

Подлинным создателем русского военного флота и, как следствие, морской пехоты, суждено было стать государю Петру Алексеевичу. К великим свершениям, как это нередко бывает, молодого царя подтолкнула неудача — в 1695-м году русские войска осадили турецкую крепость Азов, однако из-за того, что не располагали военным флотом, не смогли полностью блокировать ее, и османы спокойно подвозили боеприпасы и провиант морем. В итоге осада закончилась ничем, а 23-летний Петр всерьез озадачился идеей создать мощный парусный и гребной флот, чтобы впредь не повторять подобных ошибок.

Под Москвой, в селе Преображенском были начаты грандиозные строительные работы — всего было заложено 28 кораблей, из которых один галеас «Апостол Петр», 23 галеры и 4 брандера. Специально для них был сформирован Морской полк численностью 4119 человек, разделенный на 28 рот по 150 человек, по одной роте на каждый корабль. Командиром этого полка стал один из виднейших сподвижников Петра генерал Франц Лефорт. Первый смотр нового полка состоялся 18 февраля 1696 года, после чего молодой царь отбыл в Воронеж, где всю зиму шли грандиозные приготовления к новому походу на турок. Полк отбыл за Петром 10 марта вместе с разобранными галерами.

К весне грандиозная воронежская стройка закончилась — было подготовлено 1300 стругов, 100 плотов и 300 больших лодок. 26 апреля войско государя под началом воеводы Шеина погрузилось на лодки и струги и двинулось к Азову. Сам Петр вместе с Лефортом выступили в поход на галерах в начале мая.

Фото. Русский флот под Азовом © VIKTOR GRITSUK | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото. Русский флот под Азовом
© Viktor Gritsuk | globallookpress.com

Азов — наш

В конце мая войска Шеина обложили Азов и начали осаду, а 14 июня на помощь крепости подошел турецкий флот в составе 6 кораблей и 17 галер, которые несли на борту корпус в 4 тысячи человек. Тем не менее, увидев русский флот, турецкий паша не на шутку озадачился — он явно не рассчитывал на подобную встречу, да и откуда у русских мог вообще взяться флот?

Турецкий военачальник несколько дней не решался атаковать, а когда наконец надумал, русские галеры без малейшего смятения стали выстраиваться для боя. Паша еще раз взвесил все за и против и, решив не рисковать, ушел в море. Турецкий гарнизон, видевший со стен отступление своего флота, окончательно пал духом, и 19 июля крепость сдалась.

По случаю победы в Москве при въезде на Каменный мост были воздвигнуты ворота, через которые 30 сентября войска победителей прошествовали в город. Среди прочих был и Морской полк, который прошел парадным маршем мимо пока еще царского двора. Солдаты и офицеры получили солидное денежное вознаграждение за службу — Петр пожаловал каждому по золотой копейке и сверх того добавил по 8 рублей к их жалованию. После всех торжественных мероприятий Морской полк, который был сводным из нескольких других полков и создавался с конкретными и ограниченными целями, был распущен — его роты вернулись в свои родные полки, а знамя с государственным гербом было передано в государеву Оружейную палату, где оно хранится и по сей день.

И шведский флот больше не страшен

Но то были лишь первые робкие шаги на долгом и тяжелом пути России к статусу морской державы. Спустя несколько лет, осенью 1700 года, Петр, в союзе с поляками, саксонцами и датчанами, объявил войну Швеции. Русский флот на тот момент не мог конкурировать со шведским в отрытом море, поэтому, до поры до времени, довольствовался локальными речными операциями. Первые успехи не заставили себя долго ждать — в мае 1702 года в проливе между Чудским и Псковским озерами отряд полковника Толбухина на баркасах атаковал эскадру командора Лешерны из 5 небольших речных судов, с боем прорвался в Чудское озеро и после абордажной схватки захватил 4-пушечную шведскую яхту.

Фото. Король Швеции Карл XII знаменит своей страcтью к войне GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото. Король Швеции Карл XII знаменит своей страcтью к войне
globallookpress.com

В июне того же года отряд полковника Островского численностью в 400 человек на баркасах атаковал эскадру вице-адмирала Нумерса на Ладожском озере, и в ходе жестокого боя потопил две шведские бригантины.

Читайте также:
Китай приручил некоммерческие организации
Китай приручил некоммерческие организации

В июле генерал-майор Гулиц на Чудском озере атаковал эскадру уже известного нам командора Лешерны и взял на абордаж 12-пушечную яхту. Малая, или как ее еще иногда называют в отечественной историографии, «москитная война» продолжалась все лето 1702 года и принесла русским несколько трофеев. Царь Петр внимательно следил за успехами своего зарождающегося флота и даже лично принял участие в одном из абордажных боев.

Первым серьезным экзаменом для русских моряков и морских солдат стал бой 7 мая 1703 года в устье Невы, куда вошли два шведских корабля — 10-пушечный «Гедан» и 8-пушечный «Астрильд». Государь решил атаковать корабли двумя большими отрядами, один из которых он вел лично, а второй вверил Меньшикову, «понеже иных на море знающих никого не было».

Солдаты Преображенского и Семеновского полков на больших лодках атаковали шведов и, несмотря на огонь неприятельских пушек, смогли вплотную подойти к вражеским кораблям, после чего, закидав их гранатами, бросились на абордаж. На палубах шведов закипела ожесточенная рукопашная схватка, из которой русский солдат вышел победителем: 58 неприятелей были убиты, а 19 — взяты в плен. За победу над шведами, доселе внушавшими трепет, Петр I пожаловал себе и Меньшикову ордена Святого Андрея Первозванного, а солдаты, участвовавшие в абордаже, получили золотые медали с гравировкой «Небываемое бывает».

Оценить публикацию:
(2 оценок, средняя 5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...