Бой на Кушке: апогей холодной войны XIX века

История14 декабря
комментарии
Бой на Кушке: апогей холодной войны XIX века
Фото: Василий Верещагин, картина «Торжество» | globallookpress.com

Любезный читатель наверняка знает термин «холодная война». Так называлось геополитическое противостояние СССР и его сателлитов с США и странами — участницами НАТО во второй половине XX века.

Высшей же точкой этого противостояния принято считать так называемый Карибский кризис, вызванный тем, что СССР разместил свои ядерные ракеты на Кубе, в опасной близости от побережья США. Никогда, ни до ни после октября 1962 года, мир не был так близок к глобальной ядерной войне.

Потеря Пальмиры: не поражение, а обычные будни войны
Читайте также: Потеря Пальмиры: не поражение, а обычные будни войны

Однако поговорим мы сегодня о другом глобальном противостоянии — Большой игре. Именно так современники называли холодную войну XIX века — геополитическое противостояние Российской и Британской империй за контроль над Средней Азией и подступами к Индии. Был у той холодной войны и свой Карибский кризис — так называемый инцидент на Кушке в 1885 году, после которого две империи застыли на грани большой войны, и лишь мастерство дипломатов позволило ее избежать.

В начале 80-х годов XIX века власти русского Туркестана обратили внимание на город Мерв, который, по меткому выражению губернатора Закаспийской области (нынешний Туркменистан) генерала Александра Виссарионовича Комарова, представлял собой «гнездо разбоя и разрушения, тормозившее развитие чуть ли не всей Средней Азии». Тем не менее было решено попытаться решить проблему бескровно — в 1883 году в Мерв была отправлена миссия штабс-ротмистра Алиханова с целью склонить жителей Мерва к принятию российского подданства (и, как следствие, российских законов). В феврале 1884 года к Комарову в Ашхабад прибыла ответная депутация мервцев, которые поднесли губернатору прошение о принятии их в российское подданство, что и было исполнено.

После поглощения Мерва Россией встал вопрос о межевании новой границы с Афганистаном, который находился под протекторатом Британской империи. Для установления новой границы английская и российская стороны прислали миссии с вооруженным сопровождением (российскую миссию возглавлял губернатор Комаров).

В ходе маркировки границы возник спор вокруг оазиса Панджшех, который считали своим и российская, и афганская (читай британская) миссии.

Притязания России основывались на том, что до аннексии оазис принадлежал Мерву, а значит, именно Российская империя является правопреемницей всех владений этого города. Афганский эмир и британские советники были категорически не согласны — они усматривали в этом попытку России создать угрозу британской Индии. По требованию британского эмиссара в Афганистане генерала Лэмсдена афганский эмир отправил в оазис вооруженный отряд, который должен был помешать проникновению туда русских чиновников и сопровождавших их казаков. Комаров в ярости подал официальную жалобу, однако британцы дали отрицательный ответ.

Эффект санкций: иллюзии и реальность
Читайте также: Эффект санкций: иллюзии и реальность

Понимая, что дело принимает серьезный оборот, и не желая, тем не менее, идти на уступки, русская сторона решила сменить тактику. В марте 1885 года российское правительство обещало британскому, что русские войска не будут атаковать оазис Панджшех, если войска афганского эмира первыми не выкажут агрессии. Между тем войска под командованием генерала Комарова начали занимать восточный берег реки Кушка и располагаться напротив афганцев, которые занимали западный берег. К концу марта русские войска создали существенное численное преимущество, оказывая психологическое давление на войска эмира. Наконец 24 марта 1885 года Комаров предъявил афганцам ультиматум — им давалось 5 дней на то, чтобы очистить занимаемый ими берег Кушки и убраться из оазиса самостоятельно, в противном случае губернатор грозил выгнать их силой. Когда 30 числа афганцы не выказали никакого намерения выполнять условия ультиматума, Комаров приказал русским частям форсировать реку и наступать на западный берег, не открывая при этом огня. Провокация удалась — у афганцев сдали нервы, и с их стороны реки затрещали выстрелы, у русских был ранен один казак. Формально у Комарова были все основания считать действия афганцев актом агрессии, и, получив желаемый повод, он приказал русским цепям открыть ответный огонь, который был настолько плотным и убийственным, что конница эмира в страхе бежала, пехота же до последнего пыталась удержать западный берег Кушки, однако вскоре и она была опрокинута и обращена в бегство. Участник того боя М. Горный впоследствии записал в своих воспоминаниях:

«Мост был покрыт трупами беглецов. Солдатики наши старались даже на них и не глядеть. Молча, с серьезными лицами, сохраняя равнение, шли они, обхватив почерневшими от пороха руками свои берданы, в своих серых шинельках. “Раз, два, три, четыре... раз, два, три, четыре!..” — считало большинство из них, перешагивая через трупы афганцев, пеших и конных, потоптанных, истерзанных конскими копытами, снарядами артиллерии и сапогами пехотинцев»
Михаил Горный «Поход на афганцев и бой на Кушке»

К утру все было кончено — афганцев оттеснили за Пул-и-Кхишти, но шесть сотен солдат эмира навсегда остались лежать на берегу Кушки. Отряд генерала Комарова потерял сорок человек.

Эмир Абдур-Рахман, получив донесение о результатах боя, не испытывал иллюзий относительно перспектив для своего войска в открытом противостоянии с Россией. Британцы помощь обещали, но пойди ее еще дождись, а русские — вот они, как бы плохо ни кончилось. Во время приватной встречи с вице-королем Индии лордом Дафферином эмир старательно сглаживал углы и преподносил столкновение на Кушке как инцидент малозначительный, простое недоразумение. «Ястребы» в правительстве Гладстона настаивали, что никаких уступок русским делать нельзя, иначе они обнаглеют еще больше, и потом точно жди открытого вторжение в Индию через Афганистан. Император Александр III, однако, никаких планов в отношении Индии не строил и совсем не хотел ввязываться с англичанами в большую войну, поэтому российские дипломаты заверили англичан, что инцидент произошел по случайности и придавать ему большое значение не стоит. Противники войны в Лондоне охотно поддержали данную трактовку событий, благодаря чему в итоге консенсус был достигнут, а бой на Кушке признан происшествием хоть и досадным, но совершенно случайным и никак не влияющим на «дружеские» отношения двух держав.

Оценить публикацию:
(5 оценок, средняя 4.6 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...