Россия против революций: забытый опыт Священного союза

История05 ноября
комментарии
Россия против революций: забытый опыт Священного союза
Фото: Россия против революций | globallookpress.com

Со времени образования военного альянса НАТО Россия (а до нее — СССР) уже побывала, кажется, в самых разнообразных позициях по отношению к нему: была и главным врагом, и опасным соседом с ядерным чемоданчиком, и партнером...

Сейчас, похоже, вместе с «новой холодной войной» круг снова замыкается. Аналитики ломают головы и копья, разрешая вопрос: отчего не могут спокойно существовать рядом наша страна и объединенная Европа? Хотя на самом деле ответы есть, и лежат они в прошлом, ибо ничто не ново под луной, как утверждал Николай Карамзин, перетолковывая слова древнего мудреца Екклезиаста. В XIX веке Российская империя не просто входила в европейский военно-политический союз — она его возглавляла. И опыт тех времен наглядно показал, где и почему «цивилизованному» человечеству оказалось не по пути с «русским медведем»...

Фото: Капитуляция Парижа 31 марта 1814 года — русские и прусские войска входят в город © Heinz-Dieter Falkenstein | globallookpress.com

Фото: Капитуляция Парижа 31 марта 1814 года — русские и прусские войска входят в город
© Heinz-Dieter Falkenstein | globallookpress.com

Да здравствует закон!

В советской исторической науке всем правил марксизм, для которого понятие революции было синонимом прогресса и всеобщего блага. Именно поэтому возникший в 1815 году Священный союз европейских стран в СССР характеризовали исключительно словами «реакция», «подавление свободомыслия» или даже «мракобесие».

Хотя если отвлечься от мысли о том, что насилие и убийства ради неопределенной и труднообъяснимой «свободы» есть безусловное благо, то произошедшее тогда становится легко понятным даже современному россиянину.

С большим трудом и кровью одолев опасного и сильного врага — революционную, а затем имперскую Францию, — и изолировав Наполеона Бонапарта на острове в Атлантическом океане, лидеры мировых держав задались вопросом: как не допустить повторения таких неприятных событий (почти 25 лет войн, грабежей и восстаний) в будущем?

Именно тогда (и именно поэтому) в голову правителя самой сильной в военном плане и внесшей в общую победу самый весомый вклад страны, императору Александру I, пришла в голову светлая мысль — связать всех европейских монархов клятвой приходить друг другу на помощь при малейшем намеке на что-то похожее на революцию. Несмотря на то, что изложена эта здравая, в общем-то, мысль была с изрядным налетом религиозного мистицизма и достаточно необычным для дипломатии и международного делопроизводства языком, монархи Пруссии и Австрии к начинанию присоединились.

И на Венском конгрессе, который в 1815 году подводил итоги наполеоновских войн и выстраивал новую систему взаимоотношений в Европе, был заключен военный и политический альянс трех стран, получивший название Священного союза.

Фото: Император Александр I © Nikolay Titov | globallookpress.com

Фото: Император Александр I
© Nikolay Titov | globallookpress.com

Главная мысль — защита любого законного режима от узурпации, восстаний и революций — постепенно пришлась по душе всем европейским правителям, и они к договору присоединились (альянс стал четвертным, потом пятисторонним и т. д.). Именно тогда, кстати, и родился термин «легитимизм» и прилагательное «легитимный», обозначавшее законность и преемственность власти. А чтобы перейти от общих деклараций к реальным делам, монархи крупнейших стран решили периодически собираться на международные конгрессы и вырабатывать совместную позицию по поводу возникающих политических проблем и опасностей.

Вот так, для кого-то внезапно, а на самом деле заслуженно и закономерно, в начале XIX века Российская империя, как страна, победившая самого страшного и опасного диктатора в истории, стала лидером «просвещенного человечества»...

Революции раздора

И Александр I, и сменивший его в 1825 году Николай I всегда свято блюли главный принцип Священного союза — борьба против любых революций или посягательств на законные правительства. Из-за этого, кстати, были серьезные проблемы у Греческого восстания, начавшегося в 1821 году, — несмотря на большую популярность и отклик в России, царь видел в нем революцию, которая хочет разрушить Османскую империю, и всячески пресекал попытки помочь грекам со стороны «прогрессивной российской и европейской общественности», мудро полагая, что поощряя беззакония за границей, очень скоро можно будет дождаться их у себя дома.

Но уже первый конгресс Священного союза, который состоялся в 1818 году в Аахене (или, на французский манер, Экс-ля-Шапеле), показал, что такая принципиальность среди цивилизованных европейцев не в моде.

Испанский король Фердинанд VII просил у союзников помощи в борьбе против восставших колоний в Америке. Однако Англия (которая, кстати, с самого начала официально не подписалась под обращением 1815 года и формально в союз входила «как-то сбоку»), которая и была главным спонсором «цветных революционеров» за океаном, выступила против активной помощи, и ее позицию поддержали Австрия и Пруссия. Так что готовность соблюдать договор выказала лишь Россия, и вопрос повис в воздухе.

Следующие конгрессы, 1820 года в Троппау и 1821 года в Лайбахе, снова сплотили монархов — революция в Королевстве Обеих Сицилий случилась не в Америке, а буквально в Европе и слишком уж задела всех за живое. Королю Фердинанду I Бурбону разрешили отозвать вырванную у него силой подпись под конституцией, а на защиту законности и правопорядка были отправлен австрийские войска. Также отреагировали участники Священного союза на революцию 1821 года в Испании — туда в интервенцию отправилась французская армия.

Фото: Польское восстание 1830–1831 годов globallookpress.com

Фото: Польское восстание 1830–1831 годов
globallookpress.com

В целом же Александр I несколько разочаровался и охладел к конгрессам, и в дальнейшем все вопросы международного сотрудничества решались на конференциях министров иностранных дел. Как в 1830 году в Лондоне, когда в Бельгии началась революция, направленная на разрыв этой страны с королевством Нидерландов. Россия следовала привычным курсом — раз договаривались про «никаких революций», значит — никаких, к тому же голландская королевская династия была связана династическими узами с Романовыми. На эту же позицию встала и Франция: сам Талейран отстаивал им же введенный в оборот принцип легитимизма.

Но к Англии, не желавшей усиления Франции и России, присоединились Австрия и Пруссия, поддержали сепаратистов, которые в итоге и добились провозглашения независимости Бельгии.

К тому же в самой России (точнее, в объединенной с Российской империей унией Царстве Польском) вспыхнуло тогда восстание 1830–1831 годов. Повстанцы пользовались неофициальной поддержкой в Лондоне, Париже и Вене и были даже попытки «обсудить польский вопрос» на международном уровне. Так что в какой-то мере Николаю I пришлось пойти на уступки в Бельгии, чтобы сохранить Польшу. Но трещины в отношениях участников Священного союза уже была видна невооруженным взглядом.

Благодарность по-европейски

Дальше было только хуже. В 1848 году разразилась «весна Европы» и революции в Италии, Пруссии, Франции, Германии и в Венгрии. Сперва Николай I откликнулся на события своей крылатой фразой: «Седлайте коней, господа офицеры, в Париже опять революция!» Но очень скоро пришлось тушить пожар куда ближе к родным стенам: австрийцы попросили помощи в войне с восставшими венграми, и в 1849 году туда отправился русский экспедиционный корпус, заставивший мятежную армию капитулировать в Трансильвании.

Фото: Венгерская революция 1848 года (историческая реконструкция) © Attila Volgyi | globallookpress.com

Фото: Венгерская революция 1848 года (историческая реконструкция)
© Attila Volgyi | globallookpress.com

Повстанцы потерпели поражение, но «передовая европейская интеллигенция» заклеймила Россию как «жандарма Европы». Во Франции вообще была провозглашена республика, президентом которой вскоре стал Луи-Наполеон Бонапарт (с 1852 года — император Наполеон III), в Австрии власти лишился один из отцов-основателей Священного союза Меттерних, а Англия, как и с самого начала, оставалась в «блестящей изоляции», преследуя в международной политике исключительно собственную выгоду.

Система Священного союза фактически развалилась — из-за нежелания всех ее участников, кроме России, следовать заявленным принципам до конца. Ибо как только перед Австрией, Францией, Англией или даже Пруссией вставал выбор — собственные интересы или подчинение международным договоренностям, они нисколько не колебались, выбирая сиюминутную выгоду.

Ярче всего это проявилось буквально через четыре года после венгерских событий: в 1853 году разразился кризис, приведший в итоге к войне, которую наши историки называют Крымской, а западные — Восточной. Столкновение интересов в Турции привело Англию и Францию к открытому разрыву с Россией. Пруссия предпочла дистанцироваться, подавая издалека слабые жесты одобрения «русскому союзнику». А Австрия... пригрозила оккупацией спорных Дунайских княжеств (Молдавии и Валахии) и потребовала вывести оттуда русские войска.

Фото: Крымская война 1853–1856 годов, положившая конец Священному союзу globallookpress.com

Фото: Крымская война 1853–1856 годов, положившая конец Священному союзу
globallookpress.com

Так Россия получила сполна благодарность за свою принципиальную позицию, оправдав поговорку о том, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным.

Священный союз приказал долго жить, подтвердив главное правило международной политики — никто не склонен жертвовать собственными сиюминутными интересами ради пусть и самых светлых, но отвлеченных идей о всеобщем благе и справедливости.

И это стоит сегодня помнить всем, кто пытается говорить о принципах гуманизма, европейской цивилизации и международных союзах как эффективном инструменте координации усилий развитых стран во имя прогресса и процветания человечества...

Дмитрий Копалиани

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...