Латвия: грабь награбленное!

История04 ноября
комментарии
Латвия: грабь награбленное!
Фото: Рига © Victor Lisitsin | globallookpress.com

К началу 1990-х годов советская власть в Латвии фактически перестала существовать.

В мае 1990 года новоизбранный Верховный Совет ЛССР, большинство, в котором составляли сторонники «Народного фронта», принял декларацию «О восстановлении независимости Латвийской Республики», с помощью которой было возобновлено действие Конституции 1922 года, после чего в Латвии началась активная подготовка к отделению от СССР.

Латвия — разбитая витрина СССР. Побег из «совка»
Читайте также: Латвия — разбитая витрина СССР. Побег из «совка»

Последний шанс восстановить советскую власть появился в августе 1991 года, когда группа товарищей заперла Горбачёва в кладовке на даче в Форосе, и объявила о создании ГКЧП. Но в Москве случился Ельцин на броневике, арест путчистов — и новая российская власть, к великой радости националистов, тут же первой признала независимость Прибалтики. По иронии судьбы Советский Союз создавался при непосредственном участии латышей, и они же, фактически, его похоронили.

Фото: Латвия. 80-ые годы 20 века © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Фото: Латвия. 80-ые годы 20 века
© Victor Lisitsin | globallookpress.com

С провалом ГКЧП в Латвии наступили новые времена, которые в полной мере можно охарактеризовать словами «грабь награбленное!».

Первыми, кто на себе почувствовал все прелести новой «европейской демократии» стали русскоязычные граждане Латвийской ССР, которые оказались в чуждой им стране в положении изгоев.

Принятие конституции отложило неизгладимый отпечаток на все последующую историю Латвийской Республики. Согласно действующей конституции, Латвия — это государство латышей. Да-да, не граждан Латвии, а именно латышей. Таким образом, все граждане страны изначально были поделены на два сорта: граждан-латышей и граждан-нелатышей, фактически не обладающих равными правами. Но и это еще не все: в стране появилась еще одна категория населения — лица без гражданства, те, кто переселился в ЛССР в период после Второй мировой войны, а также их потомки, большая часть которых родилась уже на территории Латвии.

Новые «негры»

Первое, к чему стали приучать русскоязычных жителей Латвийской Республики, это к полному вытеснению русского языка из всех сфер государственного управления и общественной жизни. Таблички с замазанными синей краской названиями улиц появились уже в конце 1980-х годов, но с обретением независимости запрет на применение русского языка стал поистине тотальным.

Фактически «Закон о языке» стал одним из инструментов, при помощи которого, русскоязычное население было отодвинуто от распределения собственности, доставшейся Латвии в наследство от Советского Союза.

Без соответствующей категории на знание латышского языка стало невозможно найти даже самую неквалифицированную работу, везде требовалась справка о владении государственным языком. Чем выше была должность, тем лучшее владение латышским требовалось от претендента. Именно тогда среди аборигенов укоренилась поговорка: «Нам не надо, чтобы вы знали латышский, нам надо, чтобы вы знали свое место».

Еще большим унижением для русскоязычных стало переформатирование собственных имен в транскрипцию латышского языка.

В результате фамилия Пышкин стала писаться как «Пискинс», а фамилия Шишкин — «Сискинс».

Нередки были случаи принудительного изменения русского имени на латышское.

Фото: Протесты русских за равные права, 2014 г. © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Фото: Протесты русских за равные права, 2014 г.
© Victor Lisitsin | globallookpress.com

Вторым инструментом притеснения русскоязычной части населения, стал закон о гражданстве. Восстановление независимости Латвии предусматривало преемственность с Первой республикой. В соответствии с законом о гражданстве Латвии, право на гражданство имели лишь лица, которые были гражданами Латвии до 17 июня 1940 года, а также их потомки. Все остальные жители, проживающие на тот момент на территории Латвии, становились лицами без гражданства, для которых получение гражданства становилось возможным только в порядке специальной процедуры «натурализации».

При этом квоты были настолько малы, что для натурализации всех бывших граждан СССР потребовалось бы около 4000 лет.

В результате примерно 35% населения Латвии, около 735 тысяч человек, осталось вообще без какого-либо гражданства, став апатридами. Все эти люди были лишены основных гражданских прав: права участвовать в выборах и референдумах, состоять на государственной службе, служить в армии и других силовых структурах, участвовать в приватизации, оформлять в собственность землю и недвижимость.

Взамен Латвийское государство выдало негражданам «аусвайс» коричневого цвета, где на латышском было написано «негражданин», на английском «aliens» — чужой, а по-русски это означало просто «негр».

Ломать — не строить

Отстранив третью часть населения от управления государством, поразив «неграждан» в правах, отняв у них возможность распределять материальные ресурсы, правящая верхушка Латвии с упоением приступила к распилу и разворовыванию наследства, доставшегося ей от СССР.

Пилили и воровали столь усердно, что уже через неполные десять лет красавица Рига по количеству полуразрушенных промышленных объектов стала напоминать Берлин 1945 года.

От былой экономической мощи не осталось и следа, предприятия, бывшие когда-то гордостью СССР, перестали существовать вместе с рабочими местами.

Фото: Рига, 1980-е гг. © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Фото: Рига, 1980-е гг.
© Victor Lisitsin | globallookpress.com

Пустили на металлолом Балтийской морское пароходство. Обанкротились заводы объединения «Радиотехника», прекратили существование ВЭФ, Рижский вагоностроительный завод, Завод полупроводников «Альфа». Завод РАФ, выпускавший знаменитые на весь Советский Союз микроавтобусы, исчез, будто его никогда и не было. Не осталось следа и от новейшего завода роботов, построенного в 1988 году, как раз перед началом событий 1990-х годов.

Фото: Завод микроавтобусов РАФ, 1980 г. © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Фото: Завод микроавтобусов РАФ, 1980 г.
© Victor Lisitsin | globallookpress.com

Перечислять все заводы, разрушенные в это время, не хватит места и в нескольких статьях. Развал происходил столь стремительно, что к 2000-м годам не осталось ничего, что могло бы свидетельствовать о былой промышленности в Латвии.

Республика лишилась 95% своего промышленного потенциала, а сотни тысяч людей — работы.

Через несколько лет в стране функционировали лишь некоторые предприятия легкой и пищевой промышленности, которые вскоре были приватизированы и проданы иностранным инвесторам. Тогда же Латвия начала стремительно терять свое население, которое стало уменьшаться темпами Великой мировой войны. К 1993 году ВВП Латвии составлял всего половину от ВВП 1990 года.

В 1993 году Банк Латвии принял решение ввести на территории Латвийской Республики денежную единицу «латвийский лат». При этом курс одного лата был установлен равным двум долларам США.

Страна, стремительно лишавшаяся производственного потенциала, не имеющая практически никаких природных ресурсов, кроме песка, леса и торфа, получила в обращение валюту, стоящую как в нефтедобывающих Эмиратах, что окончательно добило промышленность страны.

Зато в стране начался банковский бум. Банки росли, как грибы после дождя, а Латвия всерьез мнила себя второй Швейцарией. Апофеозом банковского безумия стал крах полукриминального «Банка Балтия» — пирамиды, лопнувшей в 1995 году. Только частные вкладчики потеряли в банке около 200 млн долларов, что для такой маленькой страны, как Латвия, стало национальной катастрофой.

Реституция

В силу дискриминационных законов, принятых в стране, восстановление независимости для граждан Латвии происходило менее болезненно, чем для неграждан, но и граждане, что называется, попали под раздачу. Бомба называлась «О денационализации домовладений в Латвийской Республике» и «О возврате собственности религиозным организациям». Согласно этим законам владельцам возвращалась недвижимость, утерянная ими в ходе присоединении Латвии к СССР, и вот здесь уже было неважно, есть у тебя гражданство или нет.

В результате выполнения законов о реституции собственности приблизительно 110 тысяч семей оказались проживающими в «хозяйских» домах, которые вернулись к их «законным» владельцам.

К «законным» в кавычках, потому что большая часть недвижимости перед 1940 годом была в залоге у коммерческих банков, а ее владельцы сгинули в горниле Второй мировой. В частности, в Риге большинство коммерческой недвижимости в центре принадлежало членам еврейской общины, прах которых покоится в местах массовых захоронений, но это нисколько не смущало «наследников», предъявляющих права на самые лакомые кусочки.

С тех пор Латвия прочно удерживает весьма сомнительное первое место в Европейском Союзе по количеству криминальных афер, связанных с объектами недвижимости, отчуждение и захват которой происходит при посредничестве судей и судебных исполнителей. Если в Латвии и есть мафия, то она сосредоточена именно в этой сфере.

В поисках нового спонсора

Растащив всё, что досталось от СССР, перераспределив довоенную собственность и не создав ничего нового, Латвия, словно женщина легкого поведения, начала искать себе новых спонсоров, и конечно ее взор сразу же устремился в направлении богатых женихов — ЕС и США.

Латыши вдруг возомнили себя равными в семье европейских народов, хотя исторически служили солдатами и прислугой, были моряками, рыбаками и крестьянами.

Фото: Корабли НАТО в Риге, 2016 г. © Victor Lisitsyn | globallookpress.com

Фото: Корабли НАТО в Риге, 2016 г.
© Victor Lisitsyn | globallookpress.com

Поскольку предложить восстановленной республике оказалось больше нечего, было решено специализироваться на поприще антироссийской истерики, выполняя функцию дворового барбоса, которому за отчаянный лай может перепасть от хозяина сахарная косточка.

При этом страна была не прочь посидеть на российской трубе и российском транзите, а также получить в свое распоряжение российские деньги, которые богатые россияне почему-то начали хранить в Латвии.

Такой Латвия и подошла к своему вступлению в ЕС и НАТО, предъявивших невесте собственные требования, которые Латвийской Республике пришлось выполнять. Как и что из этого получилось, читайте далее.

Александр Бабенко, «Постфактум»

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...