Как стать колонией — о чем забывают ирландцы и некоторые россияне

История12 ноября
комментарии
Как стать колонией — о чем забывают ирландцы и некоторые россияне
Фото: Ирландцы © Jaap Arriens | globallookpress.com

О такой борьбе сочиняют стихи, прозу, музыку, пишут картины и снимают кино. Героям-освободителям, даже если они просто «жертвою пали в неравной борьбе», ставят памятники и называют их именами школы, улицы, города... Гораздо меньше пусть даже не восторженных, а нейтральных и взвешенных строк, кадров и картинок создают на тему того, как народы и страны оказались в иноземном рабстве. Потому что в подавляющем большинстве случаев в «фактах продажи родины» нет ничего героического — только постыдное. Хотя и весьма поучительное.

Фото: Дублин, граффити в честь годовщины Пасхального восстания 1916 года © Artur Widak | globallookpress.com

Фото: Дублин, граффити в честь годовщины Пасхального восстания 1916 года
© Artur Widak | globallookpress.com

Страна сотни королей

Древняя Ирландия была довольно необычным уголком тогдашней Европы. Населенная различными племенами кельтов, эта страна с незапамятных времен не знала никаких вражеских вторжений — даже римляне не дотянули туда свои загребущие руки. В Х и XI веках остров грабили норманны (они же викинги) и пытались создать здесь постоянные поселения и королевства, но в итоге были разбиты в большой битве при Клонтарфе и изгнаны из Ирландии.

Культура ирландцев резко отличалась даже от их ближайших соседей по Британским островам — бриттов, валлийцев, пиктов, а уж тем более англосаксов, и потому контакты с ними были сведены к минимуму. Разве что пытливые и любопытные ирландские монахи доплывали в утлых челноках до Франции и Испании, просвещая и заново восстанавливая христианство в осколках бывшей Римской империи.

Это привело к тому, что на самом острове сложилось довольно независимое общество, культивировавшее индивидуальные свободы (для избранных представителей высших слоев) и абсолютно не склонное подчиняться центральной власти.

Говоря знакомым нам языком, Ирландия до XII века напоминала Россию 1990-х годов, когда регионы брали себе столько суверенитета, сколько могли, и даже больше.

Фото: Ирландия, графство Оффали, Клонмакнойз © DanitaDelimont.com | globallookpress.com

Фото: Ирландия, графство Оффали, Клонмакнойз
© DanitaDelimont.com | globallookpress.com

Традиционно Ирландия была разделена на пять больших территорий, условно называемых королевствами (местный термин «риаг», означавший, по сути, вождя клана, просто принято передавать как «король» для того, чтобы меньше раздражать неподготовленных читателей), так называемых «пятин»: Ленстер, Манстер, Ольстер, Коннахт и Мит (по указанным выше причинам будем использовать англизированные варианты имен собственных). Однако каждое из них, в свою очередь, делилось на несколько мелких «королевств», а те — на множество мелких и почти независимых кланов, так что общее их количество в некоторые периоды истории можно было передать словом «десятки».

Естественно, что между собой эти «королевства» чаще всего находились в состоянии перманентной войны. Попытки объединения страны предпринимались неоднократно — «короли» Мита и появились как «верховные».

Но они постоянно терпели крах из-за того, что любовь ирландцев к свободе, сепаратизм и постоянное стремление доказывать правоту именно собственного мнения, особенно в политике, перевешивала некие смутные ощущения единения народа и страны.

Мы бы сегодня назвали это состояние триумфом перманентной либеральной оппозиции.

Крестовые походы — почему Западу не победить Восток
Читайте также: Крестовые походы — почему Западу не победить Восток

Так что совсем не удивительно, что когда «король» одной из «пятин», Ленстера, Дермот Мак-Мурроу потерпел поражение в очередной войне с соседями в 1166 году, он бежал в Англию и попросил там политического убежища — удивительно то, что нечто подобное не случилось ранее. Что характерно — разбит Мак-Мурроу был в борьбе против верховного «короля» Родерика О’Коннора, то есть мы снова имеем дело с представителем оппозиции центральной власти (насколько вообще она в Ирландии могла быть центральной). Дермот легко нашел общий язык с «феодалами удачи» с англо-валлийской границы, обещал одному из них, Ричарду Стронгбоу (это прозвище — Крепкий Лук), руку дочери и сделал его своим наследником — взамен вооруженной помощи для возвращения своего «королевства».

Так в Ирландии впервые появились завоеватели, которые оттуда уже не уйдут...

Фото: Замок клана О’Брайенов © Jiri Castka | globallookpress.com

Фото: Замок клана О’Брайенов
© Jiri Castka | globallookpress.com

Продажа родины оптом и в розницу

Стронгбоу и последовавшие за ним другие английские бароны так успешно принялись воевать за интересы Дермота Мак-Мурроу (а после его смерти — уже за свои собственные), что в самом скором времени основали на западе Ирландии собственные династии, повыходив замуж за местных наследниц и составив в итоге особое сословие — англо-ирландскую знать, названную «бастардами». Обеспокоенный размахом их экспансии, в 1171 году на острове появился и король Англии Генрих II Плантагенет — заставил принести присягу себе, как верховному правителю, а заодно оформил в личную королевскую собственность город Дублин и его округу. Эта «земля короля» получила название Пэйл («ограда»), потому что, помимо владений «бастардов», ее окружали земли «диких ирландцев», которые власти английского монарха и его подданных не признавали и всячески захватчикам сопротивлялись.

Казалось бы, кое-чему ирландских «либеральных анархистов» такое развитие ситуации должно было научить: появился и повод, и возможности прекратить тащить лоскутные одеяла суверенитетов на себя, сплотиться перед лицом общей угрозы, забыть о несогласиях в вопросе «как нам обустроить Ирландию». Даже время было — ближайшие 400 лет.

Ибо политические вихри скоро унесли Генриха II из Ирландии, как и его наследников, и начатое было завоевание этого острова осталось в незавершенном виде — Пэйл, где сидел «лорд-наместник Ирландии», земли «бастардов» и «дикие ирландцы» в Манстере, Коннахте, Ольстере и Мите. Такой статус-кво сохранялся вплоть до XVI века.

Фото: Генрих VIII, король Англии, при котором началось «второе завоевание» Ирландии globallookpress.com

Фото: Генрих VIII, король Англии, при котором началось «второе завоевание» Ирландии
globallookpress.com

Тогда, во время правления короля Генриха VIII, в Англии случилась Реформация — англичане стали протестантами. Но не ирландцы — католиками оставались даже теоретически подчинявшиеся Лондону «бастарды». Возникла угроза того, что Англия Ирландию потеряет: поскольку разрешение на поход еще Генриху II давал папа Римский, то теперь оно было задним числом отозвано, и «лордство Ирландия» приказало долго жить.

И тут на помощь англичанам пришли... ирландцы. Точнее, часть «бастардов» и буржуазия Пэйла и крупных портов восточного побережья, из числа которых выбирался парламент в Дублине. Этот парламент провозгласил создание «королевства Ирландия», которое тут же было объединено в унию (союз, когда монархом нескольких стран является один человек) с Англией. Более того, поскольку «дикие ирландцы» оставались католиками, парламент разрешил Генриху VIII захватывать их земли и раздавать тому, кому тот посчитает нужным. Так началось второе завоевание Ирландии, продолжавшееся и при Елизавете I, и при Якове I, и при Карле I — вплоть до середины XVII века. Земли ирландцев отнимались силой и заселялись колонистами из Англии и Шотландии — убежденными протестантами.

Фото: Оливер Кромвель globallookpress.com

Фото: Оливер Кромвель
globallookpress.com

Кто кому туземец

Последней попыткой ирландцев отстоять свою независимость стало восстание 1641–1653 годов, когда они попробовали воспользоваться революцией и гражданской войной в Англии. Но, увы, общество было уже безнадежно расколото. Знать («бастарды» и протестанты), английские и шотландские переселенцы, тоже уже давно считавшие себя ирландцами, и те, кто оставался «дикими», погрязли в политических распрях и дрязгах. И когда со своей армией на остров высадился Оливер Кромвель, он утопил Ирландию в крови (во взятой штурмом его «железнобокими» крепости Дроэда в буквальном смысле было вырезано всё население): не желавшие полностью подчиниться английским законам ирландцы были загнаны на скалистый и пустынный запад под угрозой смерти («В ад, или в Коннахт», — заявил Кромвель), где очень скоро их дух был сломлен, а остатки независимости и национальной культуры утеряны.

Неспособность отбросить политические распри и культурную рознь обернулась гибелью ирландской цивилизации и полным подчинением всего народа иностранным завоевателям.

Собственно говоря, после этих событий страна Ирландия исчезла — в 1800 году был даже распущен парламент и ликвидировано «королевство», а остров попросту присоединен к Англии. Исчезла ирландская знать — ее место заняли потомки «бастардов» и лорды-протестанты. Исчез ирландский язык — все попытки его восстановить искусственно после обретения независимости в ХХ веке пока привели лишь к тому, что, зубря в школах, его в лучшем случае используют как второй после английского. Многие вообще эмигрировали — за границами своей исторической родины (в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и пр.) сегодня живет подавляющее большинство ирландцев — 76 миллионов из 80.

Фото: Участники войны за независимость Ирландии 1919–1921 годов (историческая реконструкция) © Artur Widak | globallookpress.com

Фото: Участники войны за независимость Ирландии 1919–1921 годов (историческая реконструкция)
© Artur Widak | globallookpress.com

Символом того, как изменилась Ирландия за 800 лет с того момента, как не смогла дать отпор захватчикам, стали события прошлого века — когда наконец-то после длительного сопротивления и открытой войны за независимость в 1919–1921 годах появился доминион Ирландское Свободное государство (с 1949 года — независимая Республика Ирландия), протестанты — потомки английских и шотландских переселенцев, уже составляли большинство населения Ольстера, и добились сохранения Северной Ирландии в составе Великобритании.

Так что в определенном смысле Ирландия так до конца и не перестала быть английской колонией — суровая цена за то, что когда-то часть ее политических лидеров позволило вмешаться в решение своих личных сиюминутных проблем иностранцам.

Дмитрий Копалиани, «Постфактум»

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...