Латвия — разбитая витрина СССР. Побег из «совка»

История17 октября
комментарии
Латвия — разбитая витрина СССР. Побег из «совка»
Фото: Латвия — разбитая витрина СССР © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Им завидовали, ими восхищались, с них брали пример, ездили туда отдыхать. Республики Балтии первыми заявили о своей независимости, вышли из СССР и стали единственными из бывших союзных республик, кто вступил в Европейский союз. В этом году Прибалтийские страны праздновали 25-ю годовщину обретения независимости. Как это было, как жили эти страны в последние четверть века и к чему пришли, мы расскажем глазами очевидца этих событий.

Да здравствует дружба народов СССР!

К началу 1980-х годов Латвия была одной из наиболее развитых индустриальных республик СССР, в которой на предприятиях народного хозяйства трудились люди разных национальностей: как приехавшие в республику, так и родившиеся на ее территории в послевоенные годы. Миграционная политика СССР заключалась не только в привлечении специалистов со всех уголков Страны Советов, но и в подготовке кадров непосредственно на месте, чему уделялось немалое внимание. Однако в промышленности основу составляли русскоязычные жители республики, а в гуманитарных областях и сельском хозяйстве преобладали латыши.

При этом руководители Латвийской ССР, желая показать свою лояльность Москве, особо не возражали против возведения новых высокотехнологических предприятий и, более того, всячески лоббировали такое строительство. Кроме известных заводов ВЭФ и «Радиотехника», в республике функционировали предприятия по производству микросхем и роботов, имелась развитая легкая промышленность, производились микроавтобусы и электрички, троллейбусы и трамваи, а Латвийское морское пароходство было вторым в СССР.

Фото: Да здравствует дружба народов СССР! © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Фото: Да здравствует дружба народов СССР!
© Victor Lisitsin | globallookpress.com

Развитие промышленности было разумно с точки зрения народного хозяйства, привлечения инвестиций и строительства инфраструктуры, но качественно меняло состав жителей республики.

В результате в 70-х годах прошлого столетия в Латвии сложилась ситуация, когда число латышей практически сравнялось с числом других национальностей.

Этнических конфликтов на территории Латвии не было, если не считать мелких стычек на бытовом уровне, и республика занимала первое место в СССР по количеству смешанных браков. Латышки охотно выходили замуж за представителей других народов; что касается латышей, то они в гораздо меньшей степени женились на представительницах других национальностей, предпочитая образовывать этнические семьи.

Образование в республике было двуязычным и проводилось на русском и латышском языках. При этом изучению латышского языка в средних школах с русским потоком обучения уделялось недостаточное внимание, так как латышский язык считался невостребованным. Детям, окончившим такие школы, в аттестаты не ставили отметку по латышскому языку, если она была меньше 4 баллов. Однако в латышских школах преподавание русского было на достаточно высоком уровне, и в городах практически все латыши свободно разговаривали и писали на русском языке.

Фото: Латвия, 1980 г. © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Фото: Латвия, 1980 г.
© Victor Lisitsin | globallookpress.com

Другими словами, для того чтобы жить и успешно работать в Латвии, знание латышского языка было необязательно, чего нельзя сказать, например, о Литве и Эстонии, где без знания языка делать было нечего. Таким образом, Латвия считалась наиболее благоприятным регионом для трудовой миграции, тем более что по уровню промышленного развития она значительно опережала соседей.

Пробуждение. Сон разума рождает чудовищ

В СССР уделяли большое внимание развитию и поддержке этнической культуры латышей. Работали национальные театры, Рижская киностудия создавала прекрасные фильмы, публиковались поэты и писатели, финансировались танцевальные коллективы и хоры. Однако база применения латышского языка в силу естественных причин сжималась с каждым годом. Возможно поэтому, советская власть закрывала глаза на создание закрытых учебных заведений типа Академии художеств, архитектурного факультета РТУ, где образование проводилось только на латышском языке и куда невозможно было попасть человеку другой национальности и даже человеку с нелатышской фамилией, будь обладатель оной хоть трижды латышом.

В конечном итоге именно эти учебные заведения, студенческие и творческие союзы, к середине 1980-х стали благодатной почвой для распространения идей отделения от СССР, которые с началом политики гласности трансформировались в идею восстановления Первой Республики, названной Атмода (Atmoda), что на латышском языке означало «пробуждение».

Фото: Пробуждение. Сон разума рождает чудовищ © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Фото: Пробуждение. Сон разума рождает чудовищ
© Victor Lisitsin | globallookpress.com

Нет никаких сомнений в том, что КГБ Латвийской ССР был осведомлен о происходящих процессах, и, более того, есть основания считать, что он же пытался ими руководить через своих агентов, коих было несметное количество. Агентов было так много, что в Латвии до сих пор засекречены списки из так называемых мешков КГБ.

Судя по всему, большая часть латышской элиты с таким упоением «стучали» друг на друга, что обнародование списков агентуры, даже сейчас, спустя 25 лет, может привести к нешуточному правительственному кризису и краху современной идеологии страны, согласно которой в период после 9 мая 1945 года латышский народ страдал под пятой «оккупационного режима».

Утром страдали, давясь пайками из партийного буфета, запивая их в обед коньячком в ресторане Дома писателей, а вечером строчили друг на друга доносы в «угловой дом» под звуки передач «Радио Свобода» и «Голоса Америки».

В конце 80-х ситуация стала меняться стремительно, и то ли у последователей Железного Феликса ослабла хватка, то ли в ресторане закончились коньяк и продуктовые пакеты, но джинна, вырвавшегося из бутылки, не смогли загнать обратно. Ящик Пандоры был открыт, и одна из наиболее богатых республик СССР вместе со своими соседями начала все громче говорить о своей независимости от центра.

Фото: Латвия, 1980 г. © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Фото: Латвия, 1980 г.
© Victor Lisitsin | globallookpress.com

Пытаясь изменить свою жизнь к лучшему и забыв о том, что лучшее — это враг хорошего, жители республики латышской национальности объединились в так называемый «Народный фронт», к которому примкнуло незначительное количество русскоязычной интеллигенции. Сейчас бы эту часть русскоязычных назвали либералами, а попросту говоря — иудами.

Потому как, с точки зрения либерала, Иуда Искариот вовсе не был предателем, он просто имел альтернативную точку зрения на учение Христа и получил от фарисеев небольшой грант в 30 сребреников.

Так и эти деятели имели альтернативный взгляд на существующую действительность, предлагая всем русскоязычным покаяться за грехи советской оккупации.

«Балтийский путь» — путь в никуда

Апофеозом Атмоды стала акция ненасильственного сопротивления, впоследствии названная «Балтийский путь», когда 23 августа 1989 года жители трех Прибалтийских республик, держась за руки, образовали живую цепь длинной в 600 км. Людей на акцию свозили на общественных и колхозных автобусах. Впрочем, ехали они туда совершенно искренне, полагая, что жизнь без диктовки из Москвы будет лучше, сахар — слаще, а водка — крепче. Нечто подобное через четверть века звучало на киевском майдане: «Банду геть, хотим в Европу и кружевные трусы».

Аргументы, описывающие угнетение коренного населения приезжими мигрантами, звучали примерно так: «Бабушка всю свою жизнь прожила в подвале, а вот приезжий приехал на завод и через два года получил квартиру!» То, что бабушке для получения квартиры надо было работать на заводе хотя бы на вахте, а не всю жизнь сидеть в библиотеке, в голову не приходили. К национальной идее о «библиотеке» вернулись в XXI веке, но об этом чуть позже.

Акция «Балтийский путь» была проведена в ответ на признание СССР наличия пакта Молотова–Риббентропа и секретного протокола к нему. С этого момента основной линией национальной элиты стало требование признания незаконным присоединения Прибалтийских стран к СССР, а значит, все законы, изданные и применявшиеся на территории Латвийской ССР, начиная с 1940 года, автоматически признавались недействительными.

В дальнейшем это обстоятельство дорого обошлось русскоязычной общине Латвии.

Фото: «Балтийский путь» — путь в никуда © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Фото: «Балтийский путь» — путь в никуда
© Victor Lisitsin | globallookpress.com

Но как отделиться от СССР, имея жителей страны, численно разделенных на две практически равных группы? Пытаясь заручиться поддержкой русскоязычной части населения, руководство «Народного фронта» пошло на сознательный обман нелатышей, когда под прикрытием лозунгов о свободе и демократии обещало всем равные права в будущей демократической Латвии.

Впоследствии только один из руководителей этого объединения, журналист Дайнис Иванс, признался, что они обманули русских.

Остальные же до сих пор делают вид, что они никому ничего не обещали, и, хотя в документах «Народного фронта» упоминание об этом есть, об обещаниях сразу забыли, как только Латвия обрела независимость, а войска Прибалтийского военного округа были выведены с ее территории.

Александр Бабенко

Оценить публикацию:
(1 оценок, средняя 1 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...