Меченосцы и Выборг. Часть 2

История31 января
комментарии
Меченосцы и Выборг. Часть 2
Фото: Меченосцы и Выборг. Часть 2 © Photoagency Interpress | globallookpress.com

Выборгская крепость

В ходе рассмотрения истории Ордена меченосцев был сделан вывод, что в настоящее время не осталось ни одного его законного правопреемника, поэтому все притязания авторов послания с требованием вернуть Выборгский замок не имеют под собой никаких юридических оснований. Но даже если бы Орден просуществовал до наших дней, такое требование все равно было бы необоснованным просто в силу того, что Выборгский замок никогда не входил во владения ни «меченосцев», ни Ливонского ордена.  

Выборгский замок был основан шведами в 1293 году, во время крестового похода в Карелию. Уже в следующем, 1294 году, замок был осажден новгородцами, которые, однако, успеха не добились. В 1322 году русичи под командованием князя Юрия Даниловича вновь попытали счастья в походе против шведов, однако, простояв под стенами Выборга месяц, они вынуждены были отступить. Не помогли даже «пороки» — камнеметные машины.

Летопись оставила такое описание осады: «биша (город) из шестью пороков, тверд бо бе, и избиша много немец в городе, а иных извешаша, а иных на Низ поведоша 2; и стоявше месяц, приступиша и не взяша его; но за грехи наши неколико муж добрых паде»

В 1442–1448 годах Выборг был перестроен шведским наместником Карлом Бунде, который, согласно хронике, «потратил много средств на строительство крепости… создал красивейшие палаты, покрыл их крышей, заставил построить вокруг стену с зубцами, более красивого замка нельзя найти…». В последующие десятилетия модернизация замка как важнейшего форпоста у Карельского перешейка продолжалась. В 1556 году замок лично проинспектировал шведский король Густав Ваза, после чего Выборгский замок в очередной раз подвергся перепланировке. Стратегическая важность крепости подтверждалась тем маниакальным вниманием, которое шведы уделяли ее постоянным усовершенствованиям. И это приносило плоды — Выборг оставался неприступным вплоть до начала XVIII века.  

Взять Выборг русские войска смогли лишь в июне 1710 года, в ходе Великой Северной войны, завершив наконец то, что было начато более трехсот лет назад. Сама осада продолжалась месяц и выдалась очень напряженной — обе стороны сражались с храбростью и отчаянием, и никто не хотел уступать. Генерал Апраксин писал Петру I: «Неприятели, государь, против у нас сделали три батареи и стреляют по нашим батареям зело жестоко и цельно; одну пушку у нас разбили так, что стрелять не можно, а другая раздулась от многой стрельбы. Всего, государь, у нас осталось на батареях 10 пушек». Наконец 12 июня шведский комендант, видя бесперспективность своего положения, принял решение капитулировать, и на следующий день в Выборг вступили русские войска. Неприступная крепость, наконец, пала. Пётр отмечал в письмах, что «итако чрез взятие сего города Санкт-Петербургу конечное безопасение получено». Итак, как мы можем видеть, хозяевами Выборга с момента его основания до лета 1710 года бессменно оставались шведы, что же касается немецких рыцарей-крестоносцев, то данная территория к ним не относилась никаким образом.

Фото: Первомайская демонстрация в Санкт-Петербург с участием сторонников «свободной Ингрии» © ZAMIR USMANOV | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото: Первомайская демонстрация в Санкт-Петербург с участием сторонников «свободной Ингрии»
© Zamir Usmanov | globallookpress.com

Ингерманландский сепаратизм

Уже установлено, что послание «магистра Фольквина» никак не увязывается с историческими фактами и, очевидно, является попыткой остроумно пошутить со стороны людей, отстаивающих идею так называемой «свободной Ингрии». Это сообщество гражданских активистов из Ленинградской области, которые разделяют идеи сепаратизма и ратуют за выход области из состава Российской Федерации и образование на ее (области) территории независимого государства Ингерманландия в честь исторического наименования данной территории.  

Сторонники идеи «свободной Ингрии» полагают, что после обретения независимости новое государство получит импульс развития и быстро выйдет по уровню жизни на позиции государств Скандинавии. На наш взгляд, данная позиция весьма наивна, поскольку в таком случае пришлось бы с нуля перестраивать всю экономику региона, и это вылилось бы в мучительную ломку и кризис вместо столь желанного для данных активистов всплеска развития. 

Читайте также:
Две твердыни: Нарва и Ивангород в контексте русско-ливонских отношений
Две твердыни: Нарва и Ивангород в контексте русско-ливонских отношений

Но главное даже не это. Дело в том, что так называемой «свободной Ингрии» никогда не существовало. Территории нынешней Ленинградской области в разное время принадлежали языческим финно-угорским народам, шведам и, наконец, русским. Какого-либо независимого самостоятельного государства с четкой структурой на территории Ингерманландии не существовало никогда, более того  — Ингрия всегда являлась предметом конфликтов между Швецией и сначала Московским государством, а потом и Россией. Проще говоря, она всегда была чьей-то, но никогда не была сама по себе. И в данном контексте вся концепция «свободной Ингрии» не имеет под собой никакой исторической и культурной опоры, полностью являясь современным политическим конструктом, используемым для достижения неопределенных и сомнительных целей.  

Адепты идеи об отделении Ингерманландии, судя по всему, довольно посредственно ориентируются в истории не только России, но и, собственно, региона, за независимость и самоопределение которого они так ратуют. Или, что вероятнее, умышленно искажают правду, давая «ход» спекулятивным теориям и откровенному троллингу, проявлением которого и стало послание «магистра Фольквина». И эту шутку даже можно было бы назвать удачной, если бы она имела хоть какое-то отношение к реальным историческим событиям. А так вышло, что хотели похвастаться остроумием, но от недостатка знаний сами оказались в роли шутов. Впрочем, не в первый раз и, вероятно, не в последний.

Оценить публикацию:
(4 оценок, средняя 5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...