Поход десяти тысяч

История13 января
комментарии
Поход десяти тысяч
Фото: Поход десяти тысяч | globallookpress.com

О торжестве человеческого духа над обстоятельствами.

Одной из хрестоматийных историй является сочинение афинского историка V–IV вв. до н.э. Ксенофонта «Анабасис», или «Отступление десяти тысяч», посвященное походу отряда греческих наемников, в числе которых был сам Ксенофонт, в пределы Персидской империи и его героическому возвращению домой, в Грецию.

В V в. до н.э. греки уже славились как искусные воины, поэтому их услугами пользовались многие правители Средиземноморья и Малой Азии. Не были исключением и персы, которые хоть и являлись традиционными противниками эллинов, все же не упускали возможности решать свои проблемы их руками. К услугам греческих наемников решил прибегнуть царевич Кир, который в 401 г. до н.э. поднял восстание против старшего брата, царя Артаксеркса II, и нанял в помощь крупный контингент греческих гоплитов (тяжеловооруженных воинов).

Читайте также:
За триста лет до МММ: первые финансовые пирамиды
За триста лет до МММ: первые финансовые пирамиды

Когда греки во главе со спартанским стратегом Клеархом высадились на побережье Эгейского моря и соединились с остальными силами Кира, он повел армию на Вавилон, где его уже поджидал узнавший о мятеже старший брат.

Армия Артаксеркса превосходила войско Кира в соотношении два к одному, однако царевич, рассчитывавший на опыт и силу греческих наемников, решил дать бой — греческую фалангу он расположил на правом крыле своих порядков. Фаланга представляла собой вытянутый строй тяжелых пехотинцев глубиной в 12–16 шеренг, где каждая шеренга поддерживала впереди стоящих воинов, а передние линии ощетинивались длинными пиками, одинаково страшными как для пехоты, так и для конницы.

Битва состоялась 3 сентября 401 г. до н.э. при Кунаксе, на берегу Евфрата, севернее Вавилона. Греки, как и рассчитывали Кир и Клеарх, обрушились на левое крыло войска Артаксеркса, смяли его и начали теснить армию царя. Кир, обрадованный близостью победы, устремился к ставке своего брата, чтобы убить или пленить царя, однако, как это нередко бывает, вмешался его величество случай — один из телохранителей Артаксеркса метнул копье, пронзившее царевича и выбившее его из седла.

Свалившись на землю, Кир тотчас испустил дух, а его войско, еще мгновение назад уверенно теснившее воинов царя, заколебалось, нарушило свои порядки и стало в спешке отступать.

Все, чего своей доблестью и мастерством достигли греки в том бою, пошло прахом в одночасье — их наниматель был мертв, гонорар — потерян, победа — упущена. Но одно было хуже всего — они оказались совершенно одни в самом сердце огромной и враждебной державы.

Едва сумятица сражения улеглась, как к грекам прибыл парламентер от Артаксеркса — царь желал поговорить с греческими командующими, дабы обсудить условия, на которых наемники могли бы покинуть пределы его государства. Клеарх и старшие офицеры согласились и прибыли в персидский лагерь, не подозревая подвоха. Это была ловушка — едва греки оказались в лагере персов, как были схвачены и казнены. Артаксеркс таким образом надеялся обезглавить греческое войско, которое он, естественно, не собирался никуда отпускать и полагал, что лишив его командования, сможет впоследствии без труда разгромить.

«Ударил и убежал»

Греки же после гибели своих командиров устроили собрание оставшихся офицеров, на котором решали, кто с боем поведет их домой. Одним из тех, кто выступал на том собрании, был молодой афинянин Ксенофонт, который произнес пламенную речь, поднявшую ослабевший дух наемников. В итоге командиром выбрали спартанца по имени Хирисоф, а в помощь ему назначили пять офицеров, одним из которых выбрали Ксенофонта. Новоизбранные командиры решили прорываться к черноморскому побережью, а оттуда — плыть домой.

Военачальник Артаксеркса по имени Митридат трезво рассудил, что атаковать греков в лоб слишком рискованно, и выбрал тактику, которая в настоящее время известна под названием “hit and run”, то есть «ударил и убежал». Греческое войско длинной, бронированной змеей тянулось под палящим солнцем по направлению к берегу Черного моря, а вокруг него кружили легкие отряды персидских лучников и пращников, которые издали осыпали тяжеловооруженных греков стрелами и камнями уклоняясь, однако, от ближнего боя. Неся тяжелые потери, греки задумались над ответной тактикой и собрали собственный отряд пращников из числа тех, кто ранее имел опыт обращения с этим оружием, и когда персы атаковали в следующий раз, они, к великому своему удивлению, сами попали под обстрел и вынуждены были отступить.

Предприняв еще несколько атак, закончившихся ничем, персы решили сменить тактику. Полководец Тиссаферн приказал сжигать все деревни и поля по пути марша греческих воинов, желая уморить последних голодом.

Однако Хирисоф принял вызов и, развернув войска в другом направлении, сам стал уничтожать поселения в округе. Тиссаферн быстро понял, что единственное, чего он добьется такой войной — это разорения подвластных Артаксерксу земель, что никак не обрадует грозного царя.

«Десять тысяч» продолжали с боями идти к вожделенному морю, пока, наконец, не дошли. Их осталось всего чуть более восьми тысяч, когда их усталые командиры постучали в ворота греческой колонии Трапезунд на черноморском побережье Малой Азии. Во время своего марша греки смогли разжиться приличным запасом разных ценностей, поэтому фрахт кораблей, который доставил бы желающих в их родные города, проблемой не стал. Всего же этот героический поход продолжался год и три месяца с учетом дороги до места битвы и отступления до черноморского побережья. Через несколько десятилетий историю похода «десяти тысяч» прочитал юный македонский царевич Александр и загорелся идеей сокрушить огромную персидскую империю. Но это было уже другая история.

Оценить публикацию:
(3 оценок, средняя 5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...