«Дело Хорошавина»: «правило тумбочки» впервые нарушено

В России28 ноября
комментарии
 «Дело Хорошавина»: «правило тумбочки» впервые нарушено
Фото: А. Хорошавин © Pravda Komsomolskaya | globallookpress.com

— У мужика спрашивают: «Ты где берешь деньги?», он отвечает: «Жена дает». — «А жена где деньги берет?». — «В тумбочке». — «А там они откуда появляются?» — «А туда я их кладу». — «А ты сам где берешь?» — «Я же говорю — жена дает».

Тумбочка проворовавшихся чиновников

Вот именно следующее из этого анекдота «правило тумбочки» почему-то каждый раз вспоминается, когда всплывают истории с многомиллионной собственностью родственников различных чиновников. И каждый раз правоохранительные и контролирующие органы удовлетворялись этим объяснением.

Представляется, что это происходило главным образом потому, что в нашей стране не существовало реального правового механизма проверки способов получения чиновниками и их родственниками различных материальных благ в виде элитного жилья, выгодно расположенных земельных участков, дорогостоящих автомобилей и т. п.

Тем более что даже в случае, если чиновник или его родственники не могли привести достаточно внятных объяснений источников происхождения средств, позволивших им все эти материальные блага приобрести, не было никаких законных оснований лишить их права собственности на эту недвижимость, автотранспорт, банковские счета и т. д.

Фото: Правило тумбочки © Vadim Nekrasov | globallookpress.com

Фото: Правило тумбочки
© Vadim Nekrasov | globallookpress.com

Поэтому «правило тумбочки» работало, и не просто работало, а жило и процветало. Оно было просто незыблемым, и многим казалось, что оно не будет нарушено никогда.

Doing Business-2017. Не ходите дети, в Африку гулять…
Читайте также: Doing Business-2017. Не ходите дети, в Африку гулять…

Даже принятие в 2012 году Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» ничего не изменило в этом вопросе. Хотя в данном федеральном законе, помимо всего прочего, статьей 17 было прямо предусмотрено право Генерального прокурора России и подчиненных ему прокуроров в порядке гражданского судопроизводства обращаться в суд с заявлением об изъятии в доход Российской Федерации имущества (земельных участков, других объектов недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг, акций), законность приобретения которого чиновник объяснить не смог.

То есть законодательная норма существовала, но была она нерабочей — «мертвой», как говорят юристы. И так продолжалось до 20 мая 2016 года, когда Южно-Сахалинским судом было вынесено одно интересное решение.

«Дело Хорошавина»

Решение это касалось нашумевшего «дела Хорошавина» — бывшего губернатора Сахалинской области. В ходе расследования этого уголовного дела следователями Следственного комитета России было установлено, что у самого Хорошавина, а также членов его семьи (супруги и сына) имеется весьма недешевая собственность: три квартиры в Москве, особняк в подмосковном поселке Успенское, то есть «на Рублевке», несколько земельных участков (также в Подмосковье), несколько дорогостоящих автомобилей и другое имущество, всего на сумму около 1,1 миллиарда рублей.

Фото: А. Хорошавин © Pravda Komsomolskaya | globallookpress.com

Фото: А. Хорошавин
© Pravda Komsomolskaya | globallookpress.com

Причем в своей декларации за 2012 год губернатор Хорошавин «забыл» это имущество указать. Более того, стоимость этого имущества была несоизмеримо выше официального дохода губернатора, его жены и сына.

В связи с этим заместитель Генерального прокурора России обратился в Южно-Сахалинский суд с заявлением об обращении всего этого имущества в доход государства. Решением Южно-Сахалинского городского суда от 20 мая 2016 года данное заявление было удовлетворено. В дальнейшем в сентябре 2016 года в апелляционной инстанции Сахалинский областной суд оставил данное решение в силе.

Это решение Южно-Сахалинского городского суда находится в открытом доступе, и его стоит изучить повнимательнее, потому что оно дает понимание того, какими именно правовыми методами удалось поломать «правило тумбочки».

Так, судом изучены сведения, представленные УФНС России по Сахалинской области, о доходах Хорошавина и его сына (то есть те доходы, с которых уплачен подоходный налог), а также сведения о размере пенсии его супруги.

Поскольку иных сведений о доходах Хорошавина и членов его семьи суду не представлено, суд сделал вывод о том, данные лица, приобретая и владея имуществом на сумму свыше 1 миллиарда рублей, не представили допустимых и достоверных доказательств, подтверждающих приобретение имущества, на законные источники дохода.

Ссылку Хорошавина на то, что одну московскую квартиру он подарил жене, а другую — сыну, суд признал не имеющей правового значения, поскольку материалами дела подтверждается, что названные квартиры были приобретены по возмездным сделкам, а по безвозмездным сделкам производился лишь их обмен между членами семьи.

То есть попытка Хорошавина «вывести» две приобретенные им квартиры путем якобы «дарения» жене и сыну успехом не увенчалась.

Пресловутый «особняк на Рублевке» был оформлен на сына Хорошавина, который являлся совершеннолетним, и Хорошавин действительно не был обязан предоставлять сведения о его доходах и находящемся в его собственности имуществе.

Фото: А. Хорошавин © Pravda Komsomolskaya | globallookpress.com

Фото: А. Хорошавин
© Pravda Komsomolskaya | globallookpress.com

Между тем, суд отметил, что по смыслу Федерального закона прокурору не нужно устанавливать законность приобретения имущества. Обязанность по доказыванию законности владения или обладания ими возлагается на подконтрольных лиц, в данном случае, на Хорошавина.

Суд принял во внимание, что супруга Хорошавина при ее допросе в ходе расследования уголовного дела подтвердила, что все объекты недвижимости и транспортные средства были приобретены на средства бывшего губернатора, источник происхождения которых ей неизвестен.

А учитывая, что сын Хорошавина при наличии официального дохода доказательств наличия иного дохода, позволяющего приобрести имеющееся в его распоряжении имущество, не представил, суд нашел обстоятельства, подтверждающие, что указанное имущество было приобретено за счет доходов губернатора Хорошавина, законность которых он не подтвердил, доказанными.

И самое главное — суд прямо указал, что обращение в доход государства имущества подконтрольного лица не является наказанием, и следовательно, не требует доказывания вины Хорошавина.

Необходимо лишь доказать сам факт непредставления сведений, подтверждающих приобретение имущества на законные доходы.

Таким образом, на сегодняшний день имеется прецедент, и не просто прецедент, а вступившее в законную силу судебное решение, которое дает в руки прокуратуры реально действующий правовой механизм изъятия у чиновников имущества, законность происхождения которого у них и их родственников они объяснить не смогли.

Хочется верить, что «дело Хорошавина» — это только «первая ласточка» и органы прокуратуры воспользуются имеющимися у них теперь правовыми рычагами для изъятия незаконно приобретенного коррупционерами имущества. А «правило тумбочки» в нашей стране больше действовать не будет.

Тимофей Умнов, «Постфактум»

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...