Арест Улюкаева подкосил, но не уничтожил либералов в правительстве

В России25 ноября
комментарии
Арест Улюкаева подкосил, но не уничтожил либералов в правительстве
Фото: Алексей Улюкаев © Komsomolskaya Pravda | globallookpress.com

Задержание и последующая отставка министра экономического развития Алексея Улюкаева — случай в современных политических реалиях все-таки невиданный.

Конечно, громкие коррупционные дела и увольнения непопулярных министров случались и раньше. Но чтобы глава одного из ключевых ведомств правительства столь бесславно покинул свой пост, когда в Госдуме во всю обсуждается проект бюджета на ближайшие три года, а сроки грядущей приватизации «Роснефти» буквально поджимают — подобное развитие событий вряд ли кто-то мог бы предугадать. Совсем не удивительно, что произошедшее многими было воспринято как апофеоз борьбы с коррупцией и даже более — «удар по либеральной группировке во власти».

Охота на ведьм, или Неомаккартизм в Европе
Читайте также: Охота на ведьм, или Неомаккартизм в Европе

Арест Улюкаева действительно во многом показателен. Далеко не рядовой политик, не раз демонстрировавший свою приверженность либеральным идеям на посту первого зампреда ЦБ РФ, соратник и близкий друг Егора Гайдара, непосредственного исполнителя перевода России с плановых на капиталистические «рельсы», за спиной у себя он имел весьма значительную группу поддержки, которая, собственно, и позволяла министру-«середнячку» держаться на плаву даже под шквалом критики.

Фото: Алексей Улюкаев
© Komsomolskaya Pravda | globallookpress.com

По сути, экс-глава Минэкономразвития был вхож в действующий по принципу «один за всех и все за одного» либеральный кружок элит, которые сконцентрировались преимущественно в экономическом блоке правительства и задавали тон экономической политике России, целесообразность которой до сих пор считается весьма спорной.

Реакция нелиберального лагеря

Тем восторженнее были восприняты задержание и отставка Улюкаева экспертами-экономистами из противоположного, нелиберального лагеря.

Фото: Михаил Делягин © Alexander Legky | globallookpress.com

Фото: Михаил Делягин
© Alexander Legky | globallookpress.com

Так, Михаил Делягин, комментируя задержание экс-министра экономического развития, отметил, что оно стало свидетельством ослабевания либерального клана в России, которое произошло отчасти благодаря неожиданной победе республиканца Трампа на выборах в США.

Еще более агрессивен в своих высказываниях оказался Михаил Хазин. Он и вовсе заявил, что произошедшее с Улюкаевым — «удар по всей группе либералов во власти, проповедующих жесткие монетарные подходы и являющихся креатурами соответствующих западных элитных группировок».

При этом он, вторя Делягину, подчеркнул, что клинтоновская клиентела 1990-х в российской власти действительно потеряла защиту мировой элиты после того, как постепенно ее функционал «стал равен нулю». Именно отсутствие покровителей позволило начать наступление на либеральный блок, и в качестве удобной мишени был выбран Улюкаев, на которого за 25 лет «материалов накопилось выше крыши».

Подытожила же возникшую эйфорию член комитета Госдумы по международным делам Елена Панина, которая среди прочего усмотрела в аресте главы МЭР «сигнал о переходе к новой экономической политике».

Тем самым она спрогнозировала то, что даже Делягин и Хазин, на данный момент никак не связанные с руководством страны, явно подразумевали, но озвучить побоялись: отступать некуда, либеральный враг будет повержен, впереди — немонетарная социально ориентированная экономическая политика и, возможно, экономический рост.

Впрочем, полностью мнение Паниной и компании разделить вряд ли возможно.

Направо пойдешь…

Перед Россией сегодня стоит задача модернизации, совершения «нового экономического рывка», который станет ответом на стагнацию последних нескольких лет. До недавнего времени сценариев, которые решили бы стоящие перед страной вызовы, было три: версия Минэкономразвития и лично Улюкаева, версия Алексея Кудрина, который вот уже полгода занимает должность советника президента по экономике, и версия «Столыпинского клуба», которую определяют Сергей Глазьев, еще один видный экономист из команды президента, и уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов.

Фото: Борис Титов © Olga Sokolova | globallookpress.com

Фото: Борис Титов
© Olga Sokolova | globallookpress.com

Первую из них, по понятным причинам, всерьез рассматривать в свете последних событий уже не стоит. Они, естественно, подкосили позиции либералов из Минэкономразвития, хотя улюкаевская команда в ведомстве продолжает свою деятельность и, вероятно, еще скажет свое слово, однако оно вряд ли станет решающим.

Таким образом, у России остается две альтернативы: кудринская неолиберальная модель и модель Столыпинского клуба, которую можно охарактеризовать как классическо-суверенно-капиталистическую.

Обе они критикуют нынешнее состояние экономики России, в том числе недостаточно развитое предпринимательство и неэффективность управления экономикой со стороны государства. При этом противостояние двух альтернатив сохраняет уловную вывеску «государственники против либералов». Однако с одним большим «но»: программа «столыпинцев» не сводится к одному тезису — среди весьма пристойных с позиции государственника предложений в ней затесались и весьма спорные либеральные положения.

Фото: Сергей Глазьев © Alexander Legky | globallookpress.com

Фото: Сергей Глазьев
© Alexander Legky | globallookpress.com

Отношение к государству и его роли в экономике

В этой сфере взгляды Кудрина остаются неизменными: государство должно максимально удалиться от управления активами и прекратить вмешательство в экономику.

Его функции сводятся лишь к установлению «правил игры», всю остальную регуляцию возьмет на себя «невидимая рука рынка».

«Столыпинцы», напротив, возлагают большие надежды на государство, которое должно стать драйвером роста и запустить ряд крупных инвестиционных проектов, что позволит уже в первые годы достичь прорывного роста в 10% ВВП. При этом отмечается, что малому и среднему бизнесу необходимо предоставить большую свободу, создав для них конкурентную среду, а доля государственного в уставном капитале корпоративного сектора в течение трех лет должна быть сокращена с 50% до 30%. Параллельно должна быть понижена доля государственного и муниципального владения землями сельхозназначения.

Основные инструменты развития экономики

«Кудринцы» считают, что локомотивом экономики может быть только частный бизнес, обладающий всевозможными преференциями. При этом развитие инфраструктуры, коммуникаций и технологий будет зависеть от частной инициативы. Основными отраслями экономики станут сфера интеллектуальных услуг и альтернативная энергетика.

Фото: Алексей Кудрин © Photoagency Interpress | globallookpress.com

Фото: Алексей Кудрин
© Photoagency Interpress | globallookpress.com

Сторонники Глазьева, наоборот, наиболее перспективными считают оборонку, космическую промышленность, агропромышленный комплекс и станкостроение, дополненные развитием новых технологий.

При этом рывок в них возможен только при проведении государством «новой денежно-промышленной политики, обеспечивающей опережающее денежно-кредитное предложение для инвестиционного развития».

Ключевая роль при этом отводится Центробанку, который будет подконтролен государству.

Роль ЦБ и денежно-кредитная политика

Как ясно из предыдущего пункта, Столыпинский клуб выступает за подотчетность ЦБ РФ государству. Банку России при этом отводится ключевая роль в стимулировании роста экономики. Сторонники этой модели предлагают реформировать ЦБ так, чтобы осуществить «переход от «ограничительной» к «стимулирующей» денежно-кредитной политике, таргетирующей наряду с инфляцией рост ВВП, низкие ставки долгосрочного кредита, снижение волатильности рубля к основным валютам».

Фото: Борис Титов © Olga Sokolova | globallookpress.com

Фото: Борис Титов
© Olga Sokolova | globallookpress.com

Предлагается реализовать российский вариант политики «количественного смягчения», которая будет направлена на рефинансирование ЦБ кредитов коммерческих банков и институтов развития. Также «столыпинцы» выступают за контроль курса рубля, его таргетирование, направленное на поддержание стабильно заниженного курса (примерно на 10%) по отношению к валютам основных торговых партнеров.

Ключевую ставку предлагается заморозить на уровне 5,5%.

Параллельно с этим предлагается прекратить политику огосударствления и олигополизации финансового сектора через «снижение сверхконцентрации денежных ресурсов в крупнейших банках». Это, по мнению Глазьева и его сторонников, является причиной хронического дефицита в регионах.

Кудрин же настаивает на том, что ЦБ РФ должен быть независим от государства. Его главная цель — сдерживать инфляцию и мягко ее таргетировать, но не заниматься обеспечением роста экономики. Ключевая ставка при этом будет определяться объективным состоянием рынка, а курс рубля останется в свободном плавании.

Фото: Алексей Кудрин © Anton Belitsky | globallookpress.com

Фото: Алексей Кудрин
© Anton Belitsky | globallookpress.com

Международная кооперация

Но самое интересное, конечно, начинается тогда, когда речь в обеих программах заходит о геополитике.

Представители каждой из них, что любопытно, видят в улучшении отношений с Западом одно из ключевых условий реализации своих предложений.

Но если Кудрин вполне ожидаемо предлагает Кремлю полностью отказаться от конфликтной политики, пойдя на поклон к Западу ради того, чтобы получить от него необходимые инвестиции, то Глазьев и вовсе ставит технологическое развитие России в зависимость от «перезагрузки» отношений с нынешними геополитическими оппонентами.

Фото: С. Глазьев © Alexander Legky | globallookpress.com

Фото: С. Глазьев
© Alexander Legky | globallookpress.com

В докладе Столыпинского клуба «Экономика роста» без обиняков написано:

«Для создания открытой экономики России необходимо “перезагрузить отношения” с Западом. Необходимо признать, что в условиях реальной технологической зависимости от импорта, изоляция от Запада делает задачу технологической модернизации российской экономики практически невозможной».

Один этот факт говорит о невозможности полного принятия Кремлем и той и другой программы.

Учитывая современные международные реалии, можно констатировать, что подобная сдача национальных интересов, подразумевающаяся под словами «перезагрузка отношений с Западом», через свободный доступ на отечественный рынок иностранного капитала, приведет к полной деградации непосредственно российской экономики.

Так или иначе, обе альтернативы по своей сути либеральны и капиталистически ориентированы. Разница заключается лишь в том, что «столыпинцы» выступают за классический капитализм XIX–XX веков, когда государство вместе с крупным капиталом создавало прорывные проекты и служило мегарегулятором и локомотивом, а «кудринцы» еще со времен Гайдара и Чубайса придерживаются чикагской школы Фридмана, согласно которой государство должно практически полностью исчезнуть из экономики, а все должно решаться благодаря частной инициативе.

Фото: Алексей Кудрин © Anton Belitsky | globallookpress.com

Фото: Алексей Кудрин
© Anton Belitsky | globallookpress.com

Именно поэтому говорить о каком-либо ударе по либералам, по сути, преждевременно: интересы соответствующей идеологической направленности представлены сегодня максимально широко. В то же время нельзя не отметить, что, к счастью, как справедливо после задержания Улюкаева отметил Дмитрий Песков, «вопросы стратегического развития страны так или иначе находятся в компетенции главы государства».

Фото: Дмитрий Песков © Dmitry Golubovich | globallookpress.com

Фото: Дмитрий Песков
© Dmitry Golubovich | globallookpress.com

Сегодня речь идет, максимум, о том, чтобы при построении модели будущего экономического развития страны использовать отдельные предложения каждой из имеющихся программ, которые будут отбираться по принципу их рациональности и реалистичности. Такой политической линии президент России придерживался как до ареста главы МЭР, что было наглядно продемонстрировано на майском заседании президиума Экономического совета, так и после него.

Об этом свидетельствуют предельно конкретный слова пресс-секретаря Владимира Путина: «Вряд ли задержание господина Улюкаева может как-то ассоциироваться с изменениями в экономической политике».

Стоящая перед государством сегодня задача ясна: обеспечить стабильность сегодня, чтобы на основе новой модели роста начать экономический рывок завтра. И только тогда, когда модель на основе указанных выше принципов таки будет создана и начнется ее реализация, станет вполне реально говорить о полном или частичном поражении либералов экономического блока.

Иван Рощепий, «Постфактум»

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...