Крушение самолета Минобороны: о профессиональной деформации «газетчиков»

В России26 декабря
комментарии (2)
Крушение самолета Минобороны: о профессиональной деформации «газетчиков»
Фото: Крушение самолета Минобороны © Anton Belitsky | globallookpress.com

В нашей стране случилась трагедия.

В небе над Черным морем потерпел крушение самолет Ту-154 Минобороны РФ. Он направлялся на авиабазу Хмеймим в Сирии. В самолете летели 92 человека. Среди них: ансамбль песни и пляски имени Александрова, выступление которого должно было стать новогодним подарком для несущих службу там российских военных и гражданских специалистов; журналисты; директор департамента культуры МО РФ; Елизавета Глинка, больше известная как Доктор Лиза, и многие другие. Самолет упал в полутора километрах от берега. Это место найдено, там сейчас работают спасатели и другие специалисты. По имеющейся информации, связь с самолетом пропала в 5:40 утра, на седьмой минуте с момента взлета, когда машина осуществляла набор высоты.

«Князь Пожарский» — последний из «Бореев»
Читайте также: «Князь Пожарский» — последний из «Бореев»

О причинах произошедшего сейчас говорить рано. Хотя определенные параллели с терактом в Шарм-эш-Шейхе явно прослеживаются, тот факт, что борт принадлежал Министерству обороны России, особо ни на что не влияет. Но все равно, выдвигать версии сейчас еще менее продуктивно, чем гадать на кубиках. Впрочем, помимо этих вопросов, произошедшее отчетливо высветило другую грань, и она ко всем нам имеет самое непосредственное отношение.

Я понимаю, мы находимся на войне. Мы все, от армейцев, сейчас ведущих боевые действия против террористов в Сирии, до самого простого гражданского, противостоящего глобальному экономическому кризису. Жертвы на ней неизбежны, и это влияет на чувствительность душевных струн. Однако произошедшее уж как-то слишком отчетливо показало, насколько пришло время «заменить газетчиков».

Соболезнования родным и близким погибших, сочувствие их трагедии выразили президент России, Министерство обороны и Российское государство в целом, в то время как «газетчики» повсеместно подчеркнули свою отстраненность. Ну да, случилось чрезвычайное — упал самолет. Вероятно, все погибли. Бесстрастно. Безучастно. Как запись в журнале краш-тестов. Эксперимент семь тысяч девятьсот тридцать второй. Занести в ведомость: девяносто два манекена — под списание. Ни одно отечественное СМИ, даже официально государственное, свое собственное (!) сочувствие этой трагедии не выразило. Зато каждое второе рассказало, как на костях погибших оттопталась «светская львица Рынска».

Судя по содержимому ведущих изданий или хотя бы претендующих на такой статус, по их мнению, сейчас самым интересным и важным является донести до аудитории бред на всю голову больных и всяких там альтернативно одаренных людей, вроде радостно исходящих ядом украинских свидомых и практически таких же «наших» либералов.

Вопросов это вызывает ровно два. Первый — об уровне профессионализма «газетчиков», второй — о нем же. Тут нет никакой ошибки или парадокса. Я еще застал то время, когда журналистика являлась интересной, но трудной профессией, априори требовавшей значительного мастерства и знаний, а не только умения складывать слова в предложения. К сожалению, сейчас все иначе. Сегодня журналистику уместнее называть скандалистикой. Она разучилась даже просто описывать факты и не может обходиться без раздувания склок, разобщения, противопоставления, разжигания грызни и ненависти. Что в сумме приводит к дезориентации общества в морально-этических понятиях.

Путин миротворец: о смыслах большой пресс-конференции президента России
Читайте также: Путин миротворец: о смыслах большой пресс-конференции президента России

Ту же альтернативно одаренную тетку взять, она вообще по жизни кто? Она открыла, как приручить холодный термоядр, и обеспечила планету бездонным источником дешевой энергии? Или, может быть, у нее за плечами длиннющий список открытий в области лечения сложных заболеваний и продления человеческой жизни? Может, она великий человек, просто я — темнота необразованная из глухой деревни? Нет? Тогда почему СМИ считают своим профессиональным долгом донести до каждого читателя, слушателя или зрителя именно ее мнение или слова какого-то там Бабченко? Знаете, у британцев есть хорошая поговорка: зло не может зайти в ваш дом, пока вы сами его к себе не пустите. Абсолютное большинство либеральных злопыхателей в реальной жизни из себя решительно ничего не представляют. Объективно говоря, они совершенно никто и звать их никак. Ощущение собственной значимости им создают СМИ, по малейшему поводу транслирующие их мнение, словно речь идет об откровениях уровня предсказаний Нострадамуса. Именно журналистская тяга к скандалам в конечном итоге приводит к возвеличиванию всяких альтернативно одаренных людей, вместо того чтобы нормализировать в первую очередь хороших людей.

Существует такое правило. Мнение общества формируется совокупной позицией десяти процентов активной части этого общества. Если перевести с умного на простой русский, это значит, что представление о том, что нормально, а что нет, создают, прежде всего, средства массовой информации и люди, которые в них работают. Потому что про моральное испражнение очередного, слишком много о себе мнящего декадента именно «газетчики» повествуют с неуемным энтузиазмом, а про сочувствие нормальных людей, как, например, замруководителя ансамбля с 1982 по 1993 Валерия Яковлевича Компаниеца, или про слезы соболезнования Ильи Резника рассказал единственный частный блог в Живом Журнале.

Фото: Цветы в память о погибших в крушении самолета Ту-154 Минобороны РФ © ANTON BELITSKY | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото: Цветы в память о погибших в крушении самолета Ту-154 Минобороны РФ
© Anton Belitsky | globallookpress.com

Мы удивляемся, откуда столько моральных уродов вокруг, но почему-то отказываемся замечать, что «газетчики» именно уродов и возвеличивают.

Второй вопрос о профессионализме вытекает из последствий попытки трансформации общества по лекалам абстракций западных стандартов доминирования индивидуальной свободы. Быть как все — нельзя. Быть одинаковыми — плохо. На этом основано буквально все. Строго индивидуальными должны стать лекарства, окружающий мир, мнения и моральные ценности. В частности, западная модель журналистики категорически настаивает на абсолютной отстраненности журналиста от того, о чем он рассказывает. Чтобы только стерильные факты и никаких личных позиций. Мнение аудитория обязана складывать сама. Так вот — с этой отстраненностью наши СМИ уже как-то явно слишком заигрались. Наблюдается очевидная и однозначная профессиональная деформация.

В своем безоглядном стремлении к абсолютной непричастности и беспристрастии они сами превращаются в негативную цензуру. Именно в негативную. Потому что максимальным проявлением собственного отношения к тому, о чем рассказывают, становится составленная юридическим отделом формулировка «мнение автора может не совпадать с мнением редакции». А в большинстве случаев нет и этого. «Мы просто доносим факты». А что не все, а что из их общей картины выдергивается только наибольшее дерьмо, так это как бы не считается. Тут на стол кладется другой козырь: «Мы пишем о том, что желает видеть и слышать аудитория, вот итоги замера рейтингов».

Очень удобно. Только хочется поинтересоваться — а это точно наши (!) СМИ? Наши не по юридической принадлежности, а прежде всего по морально-этической общности. В конце концов, мы можем любить разные фильмы, разные книги, разные блюда и разные фасоны, но при этом понятия добра и зла, правильного и неверного остаются такими же всеобще одинаковыми, как таблица умножения.

И вот тут возникает вопрос. Если пишущие о трагедии «газетчики» всячески избегают показывать собственное мнение и выражать свои чувства, то насколько они все, такие красивые, вообще нужны нам? Зачем транслировать и преумножать бездушие, безразличие и, в конечном счете, беспринципность?

Хотя тут следует признать, что насчет вкусов аудитории они не так уж и неправы. Как ни крути, но у них рейтинги действительно рулят. Однако любая палка, как известно, о двух концах. Рейтинг-то зависит от нас. Если аудитория не станет читать и начнет наглухо игнорировать дерьмовбросы, то и «газетчики» их со временем перестанут тиражировать тоже. Потому, полагаю, нам самим тоже не стоит в этом вопросе прятаться за «они». В конце концов, ведь то, что мы смотрим или читаем, в первую очередь зависит от нас. Так, может, имеет смысл каждому сделать что-то полезное? Например, бездушие и беспринципность «газетчиков» не репостить, а чаще говорить про хороших людей и хорошие поступки? Может, хватит стесняться быть хорошим человеком и гражданином? Выразить сочувствие трагедии наших людей — это нормально и единственно правильно. По крайней мере, лично на мой взгляд.

Оценить публикацию:
(19 оценок, средняя 4.1 из 5)
комментарии (2)
Сообщений: 2
  • Лера Лера26.12.2016 в 17:20
    Уважаемый Запольскис, вы несете бред сумасшедшего! Либо не умеете читать! Многие СМИ в своих первых новостях писали что-то вроде: «редакция выражает соболезнования» (вы хоть погуглите, что ли!) Лайф и Тасс, например, подкрасили сайты черным цветом (это не сочувствие, по-вашему?), соболезнования выразили главы телеканалов. Многие журналисты (и именитые, и обычные корреспонденты) сочувствовали и выражали гражданскую позицию в своих блогах. Если вы все это проморгали, то это ваши проблемы, а не проблемы СМИ! Или каждому изданию, по-вашему, надо было отдельную статью про соболезнования написать?
    • Минкомсвязи26.12.2016 в 21:19
      Многие, это, простите, сколько? Только считающих себя ведущими в России более 300 изданий. Просто крупных - более 2,5 тыс. Так что повторяю свой вопрос: многие, это конкретно сколько?
Загрузка...