Премия гендиректора «Почты России»: коррупция или нет?

В России29 ноября
комментарии
Премия гендиректора «Почты России»: коррупция или нет?
Фото: © Zamir Usmanov | globallookpress.com

Генпрокуратура РФ заинтересовалась баснословной премией от Минкомсвязи, полученной руководителем «Почты России» Д. Страшновым в 2014 году.

Очень интересная новость прошла на лентах информационных агентств на прошлой неделе. Речь идет о премии генерального директора ФГУП «Почта России» в 2014 году, которой заинтересовалась Генеральная прокуратура России.

Напомним, что свои претензии к размеру премии генерального директора ФГУП «Почта России» Дмитрия Страшнова в 2014 году надзорное ведомство объяснило несколькими фактами, выявленными прокурорской проверкой. Главным из них явился тот момент, что согласно документам, послужившим основанием для начисления Д. Страшнову премии 95,4 млн рублей, чистая прибыль «Почты России» в 2014 году составила 1,2 млрд руб. Между тем, по данным Генеральной прокуратуры, эта прибыль образовалась только в связи с финансовой поддержкой, оказанной «Почте России» из федерального бюджета, которая за тот же период составила 5,4 млрд. руб. Кроме того, Генеральная прокуратура России выявила, что в том отчетном периоде ФГУП «Почта России» не достигла ряда запланированных для нее показателей. В частности, инвестиции в развитие предприятия составили всего 57% от запланированного объема.

Была ли прибыль

Учитывая все изложенные обстоятельства, Генпрокуратура посчитала, что размер премии Д. Страшнова в 2014 году должен был составлять не 95,4 млн рублей, а «всего» 3,2. В связи с чем материалы прокурорской проверки были направлены в Следственный комитет России для решения вопроса о возбуждении в отношении Д. Страшнова уголовного дела по факту злоупотребления должностными полномочиями (статья 201 УК РФ), а в отношении двух неназванных директоров департаментов Минкомсвязи России — по факту ненадлежащего исполнения своих служебных обязанностей, повлекшего причинение особо крупного ущерба государству, то есть по халатности (статья 293 УК РФ).

И пока Следственный комитет процессуального решения в установленном законом порядке по данному материал не принял, со стороны Минкомсвязи России, а также самого генерального директора ФГУП «Почта России» Д. Страшнова в прессу поступили комментарии с оценкой данных событий.

Почта России

Почта России
© Anton Belitsky | globallookpress.com 

Так, официальный представитель Минкомсвязи Е. Осадчая в оправдание действий руководства своего ведомства высказалась в том духе, что работники Генеральной прокуратуры неправильно посчитали размер субсидии, выделенной «Почте России» из федерального бюджета. Она сообщила, что поступившие из госказны 3,139 млрд рублей представляют собой компенсацию от потерь в доходах, связанных с социальной функцией «Почты России», а именно — с работой на Крайнем Севере и сдерживанием роста цен на доставку подписных печатных изданий. И вообще, средства в размере 3 млрд рублей сразу были направлены на организацию подписной кампании, поэтому доходом не являются.

После прочтения такого комментария почему-то сразу вспоминаются печальной памяти «лихие девяностые», а точнее, такой их атрибут, как игра «в наперстки»: «Кручу, верчу, запутать хочу!».

То есть средства из федерального бюджета в размере 3,139 млрд рублей «Почта России» все-таки получила, но это не прибыль. Конечно, в бухгалтерском понимании этого термина данные средства прибылью не являются. Но ведь это снижение убытков предприятия, не так ли?

И потом, Генеральная прокуратура ведет речь о сумме в 5,4 млрд рублей, полученных «Почтой России» в том отчетном периоде от федерального бюджета в виде субсидий. Если из этой суммы вычесть 3,2 млрд рублей (это приближенно, конечно), то получится 2,2 млрд рублей. Получается, что Минкомсвязи получение этой суммы в виде прибыли не оспаривает?

А если вспомнить, что согласно документам, послужившим основанием для начисления премии гендиректору «Почты России», чистая прибыль организации составила 1,2 млрд рублей, то сразу возникает вопрос: если бы не эти самые 2,2 млрд рублей из федерального бюджета, была ли бы вообще в тот период прибыль у «Почты России»?

Сам генеральный директор ФГУП «Почты России» Д. Страшнов полагает, что в его действиях никаких нарушений законодательства нет.

Почта РФ

Почта РФ
© Anton Belitsky | globallookpress.com

 

Ведь он не сам себе начислил пресловутую премию 95,4 млн рублей, а чиновники из Правительства России. Также он сослался на то, что в бухучете обычно «чистую прибыль» подсчитывают после того, как учтут все дотации. Кроме того, в его комментарии прозвучала интересная цифра: «Чистая прибыль “Почты России” в 2014 году могла быть выше, если бы предприятие не направило 11 млрд руб. на увеличение фонда оплаты труда».

Интересно, а в тех 11 млрд рублей, которые, по словам Д. Страшнова, были направлены на то, чтобы увеличить фонд оплаты труда работников «Почты России», учтена эта его премия в размере почти что 96 млн рублей?

Конечно, на фоне такой суммы, как 11 миллиардов, это мелочь, но все же.

Также в комментарии Д. Страшнова обращает на себя внимания и такой пассаж: при назначении в 2013 году гендиректором «Почты России», у него «было ощущение, что придя в эту историю», он будет «получать рыночную компенсацию».

Видимо, имелось в виду, что до прихода в «Почту России» Д. Страшнов возглавлял сотового оператора, где по понятным причинам все было «по-рыночному», в том числе и вознаграждения топ-менеджерам.

Был ли повод для премии

Нет никаких сомнений, что Следственный комитет разберется в этой ситуации и примет законное и обоснованное решение. Но есть несколько моментов, на которые хотелось бы обратить внимание в связи с этой историей.

Да, «Почта России», вне всякого сомнения, несет на себе огромную социальную функцию.

Социальная функция почты

Социальная функция почты
© Sergey Kovalev | globallookpress.com

Это в полной мере касается и районов Крайнего Севера, да и других отдаленных от центра районов России. Если учесть, что страна у нас большая, скорее даже огромная, то таких «отдаленных» районов в итоге набирается очень приличное количество. И в этих условиях почта, наверное, единственная организация, которая ведет свою деятельность абсолютно во всех районах, невзирая на их отдаленность.

То есть убери из дальней деревни где-то в Нечерноземье или сибирской глубинке почту — и все, связь с внешним миром фактически будет отрезана.

Трудностей в работе российской почты на самом деле очень много. Даже не глядя в официальную статистику, просто из жизненных наблюдений любой житель России может видеть, насколько возросло в последнее время количество почтовых отправлений. Это и бум интернет-торговли, и огромное число различных официальных уведомлений, которые компетентные органы направляют гражданам, причем в соответствии с требованиями законодательства в письменном виде, и т. д.

Старая почтовая открытка

Старая почтовая открытка
© Igor Golovnev | globallookpress.com

Причем ни для кого не является секретом, какие нарекания со стороны потребителей вызывает деятельность «Почты России». Этих нареканий никогда не было мало, а в последнее время (видимо, в связи с возросшей на почту нагрузкой) становится все больше и больше. Опять же, для этого вовсе не обязательно оперировать какими-то официальными цифрами, достаточно почитать обсуждения в социальных сетях и на различных российских интернет-площадках.

«Почта России» там — притча во языцех, причем в смысле недобросовестного отношения к своим обязанностям.

В связи с этим хочется задать риторический вопрос: насколько вообще правильно оценивать деятельность руководства «Почты России» исключительно по финансовым показателям? Да, в идеале почта должна быть полностью самоокупаемой, но вот насколько достижим этот идеал в российских реалиях? Ведь субсидии из федерального бюджета почте выделяются не от хорошей жизни, а именно из-за понимания ее огромной социальной функции.

Из первого риторического вопроса плавно вытекает второй, тоже риторический: неужели было так жизненно необходимо приглашать руководить «Почтой России» топ-менеджера частной компании, при условии, что он рассчитывал на вполне определенные «рыночные компенсации»? И самое главное: насколько в положительную сторону изменилась деятельность «Почты России» с приходом к руководству Д. Страшнова? Исчезли ли нарекания по срокам доставки почтовых отправлений, по случаям их утраты в отделениях почтовой связи, по фактам прямых краж из посылок, в конце концов? Как там дело обстоит с текучкой кадров? С условиями труда простых почтовиков?

Нет, никакой негатив из работы российской почты не исчез. И текучка кадров остается весьма высокой, потому что нагрузка только возрастает, а размер оплаты труда не меняется.

Так за что же по большому счету руководитель «Почты России» получил такой бонус? Кстати, интересно было бы узнать, сколько составил размер премиального вознаграждения в 2014 году его заместителей и другого топ-менеджмента «Почты России», и нет ли там оснований для проведения прокурорской проверки.

Почта

Почта
© Mikhail Pletsky | globallookpress.com

Неужели ответственные за принятие решения о премировании Д. Страшнова должностные лица Минкомсвязи всего этого не понимали? Почему-то в такое развитие событий совсем не верится. Вполне вероятно, что следователи Следственного комитета в случае возбуждения по данным фактам уголовного дела проверят и так называемую «коррупционную составляющую» в действиях руководителей департаментов Минкомсвязи, а именно — не получили ли они часть той самой баснословной премии Д. Страшнова за помощь в ее выплате?

В любом случае, внимание соответствующих ведомств к данной ситуации обеспечено. Будем следить за развитием событий и делать дальнейшие выводы.

Тимофей Умнов, «Постфактум»

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...