Про социальную справедливость и длину удава в попугаях

В России30 ноября
комментарии
Про социальную справедливость и длину удава в попугаях
Фото: Про социальную справедливость © Anton Gyngazov | globallookpress.com

Бурная научно-техническая революция в последние два десятка лет сформировала впечатление того, что мы все живем в совершенно новом мире, где все уже давно не так, как раньше.

Четвертая технологическая революция. Глобализм. Проекты развернуть в космосе четыре тысячи спутников и через них одарить человечество бесплатным быстрым Интернетом. Расти в одной стране, работать — в другой, жить — в третьей, отдыхать — в четвертой. Но время от времени происходят вещи, показывающие, что за всем этим внешним лоском мир во многом остается прежним. В нем как в торфянике, где продолжает сохраняться опасность больших пожаров — вроде бы давно потушили, но глубоко в толще огонь продолжает тлеть, готовый вновь вырваться на поверхность.

Примерно так выглядит очередная попытка начать общественную дискуссию о социальной справедливости.

Точнее, обсуждение идеи насчет ее, справедливости, восстановления. Почему это бедные со своих доходов платят столько же, сколько и богатые? Почему бы бедных от подати не освободить за счет увеличения подоходного налога на богатых? Всем же будет хорошо, и главное — справедливо? На первый взгляд идея выглядит действительно душевно, а любой, кто ее не поддерживает, легко клеймится как защитник богатеев, но не стоит торопиться с выводами. Реальный мир сложнее примитивных лозунгов.

Фото: Одежда из денег © Stanislav Zhdanov | globallookpress.com

Фото: Одежда из денег
© Stanislav Zhdanov | globallookpress.com

Ищем богатых

На сайте Федеральной службы государственной статистики есть отличная таблица, показывающая распределение населения по среднедушевому месячному доходу. Из нее как бы следует, что тех, кого можно смело отнести к богатым, в стране целых 10,2% человек, в то время как бедных... Впрочем, тут уместно вспомнить, что проценты — это размер доли, но непонятно, доли от чего именно.

Если вспомнить недавнее заявление Минтруда, в котором говорилось, что они там знают, чем заняты примерно 55–60% трудоспособного населения, становится очевидно, что оставшаяся часть, составляющая не менее 40%, остается вне их учета. Как правило, это самозанятые — самые мелкие частники, а также в основном те, кто у них работает по найму, обычно получая черную или в лучшем случае серую зарплату.

Фото: Бедность © Aleksandr Schemlyaev | globallookpress.com

Фото: Бедность
© Aleksandr Schemlyaev | globallookpress.com

Всего трудоспособного населения в России на 2015 год имелось около 75 млн человек. Стало быть «неизвестные» в этом числе составляют по меньшей мере 30 млн. Таким образом, таблица показывает распределение не всех граждан России в целом, а лишь тех 45 млн., чья трудовая деятельность в официальную статистику попадает. Это важно понимать, поскольку 10% от 145 млн всего населения страны, от 75 млн трудоспособного населения и от 45 млн человек — это совершенно разные по размеру цифры.

В реальной действительности тех богатых, которых предлагается «раскулачить», оказывается всего около 4,5 млн на всю Россию. Остальные — бедные. Да, именно так. Парадокс популизма как раз в том и заключается, что в вопросах раскулачивания в той или иной степени недоплаченными себя считают почти все наемные работники.

Аргументация обычно везде звучит одинаково, вне зависимости от реального дохода: «У Абрамовича яхта есть, а у меня нету. Значит он богатый, а я бедный. Точка».

На практике же итог выглядит следующим образом. Средняя зарплата в России, хоть и разнится от региона к региону, тем не менее в большинстве случаев колеблется в диапазоне от 20 (8 регионов) до 28 (42 региона) тыс. рублей. Всего в РФ 83 региона (http://bs-life.ru/rabota/zarplata/srednyaya-zarplata2016.html), из которых в семи средняя зарплата ниже 20 тыс., и в тридцати — выше 28 тыс. Так что вполне уместным для наглядного расчета будет взять 20 тыс. в качестве среднего месячного дохода «бедных».

Фото: Элитный водный транспорт © Vinaj Jean-Charles | globallookpress.com

Фото: Элитный водный транспорт
© Vinaj Jean-Charles | globallookpress.com

Сегодня налог на доходы физических лиц все, и богатые и бедные, платят одинаково — 13%, что для «бедных» составляет 2,6 тыс. руб. в месяц или 31,2 тыс. рублей в год. Таким образом, в целом на круг с 40,5 млн «бедных» годового подоходного налога набегает на сумму в 1263,6 млрд рублей. Чтобы ее собрать только с богатых, с каждого из них необходимо получить 23,4 тыс. руб. в месяц. При действующей ставке НДФЛ, их месячный доход должен составлять 180 тыс. рублей. А так как с этой суммы человек налог платит еще и за себя, то мы приходим к простому и наглядному выводу.

Чтобы реализовать эту красивую идею о справедливости, ставку для богатых нужно увеличить минимум вдвое, с 13 до 26%.

Впрочем, даже больше, потому что простой мониторинг вакансий на том же «Хэдхантере» показывает, что позиций, где предлагается оклад «от 200 тыс. руб» — раз-два и обчелся. Директора магазинов. Зампреды банков. Руководители крупных предприятий. В целом по стране таких людей, включая вовсе уж богатых «участников рейтинга ФОРБС», не набирается и одного миллиона человек.

Поэтому чтобы собрать ту же сумму денег, потребуется увеличение ставки НДФЛ не в два, а в три раза, если не больше.

Поставив на место раскулачиваемого лично себя, сильно сомневаюсь, что найдется так уж много согласных отдавать в налоги половину дохода вместо нынешних 13%.

А что такое справедливость

Тут возникает главный вопрос — о сути социальной справедливости как фундаментального понятия, без конкретизации которого никакого дальнейшего разговора не получится. Справедливость — это вообще что? Сейчас и «бедный», и «богатый» платят одинаковую ставку. Однако при 7 тыс. в месяц, налог составляет 910 рублей, при 20 тыс. — 2600, а имеющие 200 тыс. отдают в подати 26 000 рублей. Несложно увидеть, что сегодня более богатые и так платят во столько раз больше, во сколько они богаче. На каком основании эту схему кто-то пытается назвать социально несправедливой?

Фото: Митинг пенсионеров «За достойную жизнь!» © Victor Lisitsin | globallookpress.com

Фото: Митинг пенсионеров «За достойную жизнь!»
© Victor Lisitsin | globallookpress.com

Впрочем, не стоит думать, что автор с чего-то вдруг так возлюбил богатых, что этой заумной арифметикой пытается простых людей запутать, чтобы вызвать жалость к богатым и под тем соусом их оправдать. Просто расчет инициаторов популистского «вброса» о прогрессивной шкале налогообложения основан на том, что слишком многие в стране успели забыть наш собственный опыт применения этой схемы на практике. Плоская шкала НДФЛ была введена в России лишь с 1 января 2001 года.

В пике, с 1 января 1996 по 1 января 1998 года, разбежка ставок НДФЛ составляла 12% на бедных и 28,64% — на богатых. Как выглядела тогда реальная экономика и какова в ней была доля зарплат в конвертах, думаю, еще не все забыли?

Это к тому, что, несмотря на все частные взгляды и личные инициативы, любая экономика представляет собой жесткий и однозначный механизм. Одни и те же действия в одних и тех же условиях всегда приводят к одинаковому результату. Социальная справедливость не может определяться взглядами только одной стороны. Она существует, если таковой ее воспринимает весь социум. Как только, ради максимизации выгоды, одна сторона к другой начинает проявлять безразличие, другая тут же переходит к такому же наплевательству.

Фото: Встреча с роскошью © Alena Kaplina | globallookpress.com

Фото: Встреча с роскошью
© Alena Kaplina | globallookpress.com

Вам без разницы — и нам тоже по барабану. Доходы уйдут в тень, и никакие репрессивные меры их оттуда не выковыряют. Когда вопрос стоит: от 200 тыс. отдать 50% в налоги или только 15% за обналичку, то, в чью пользу окажется выбор, специально объяснять не требуется. А так как эти 15% означают возникновение черного рынка финансовых махинаций на больше чем триллион рублей в год, то наивно думать, что остановить его репрессивными мерами получится.

Хочу напомнить, выход бизнеса из тени, обеспечивший наполнение бюджета, рост размера пенсий, улучшение медицины, школ и садиков, начался только после прекращения игры в одностороннюю социальную справедливость и перехода на плоскую шакалу НДФЛ. Попробовать поставить эксперимент еще раз?

Можно, но ценой станет возврат в экономические реалии 1990-х. Это точно тот результат, в котором бедные станут жить богаче?

К чему тогда вообще предпринята попытка снова раздуть старые угли?

Так ведь на дворе вообще-то идет война, если кто не заметил. Тот факт, что местные капиталисты в США победили транснациональных глобалистов, в противостоянии России с Америкой мало что изменил. Наше геополитическое ослабление Вашингтону (и не только ему) требуется по-прежнему. Политика была, есть и будет производной от экономики, а экономика в первую очередь основана на социальной стабильности.

Пока революционеры с контрреволюционерами пытаются доказать друг другу, чья версия социальной справедливости справедливее, рвутся экономические и торговые связи. Тут уже не до программ освоения космоса или внедрения медицинских открытий, лишь бы выжить. А пока идет гражданская война, государство в целом слабеет и ни на какую лидирующую роль в мире претендовать не может. Руки противников развязываются. Профит.

Болотная в 2012 году показала, что раскачать лодку российского государства через бунт креаклов невозможно.

То ли креаклы не той системы, то ли еще что, но увы. Даже вбухав больше миллиарда долларов за пять лет (с 2007–2008 годов), Госдеп так и не получил у нас тут действительно массовых протестов.

Фото: Акция протеста на Манежной площади © Dmitry Golubovich | globallookpress.com

Фото: Акция протеста на Манежной площади
© Dmitry Golubovich | globallookpress.com

Жалкая сотня тысяч протестующих на страну в 145 млн населения — это вообще ни о чем. Другое дело — вопрос социальной справедливости.

Он гениален не столько своей популистской привлекательностью, сколько принципиальной невозможностью свести его к сколь-нибудь обоснованному единому для всех механизму понятий.

Если отбросить детали, все споры сводятся буквально к требованию как-то определить максимальную величину разбежки между доходами «самых бедных и самых богатых». Попросту говоря: сколько должен составлять, скажем, оклад академика, например, в зарплатах дворника? Три-пять-десять или не больше тридцати? И кто бы что ни предложил, любая версия «расчета» в конечном итоге оказывается спорной.

Это таблица умножения одинакова для всех, а версий справедливости ровно столько, сколько человек, ощущающих себя ущемленными. У олигархов яхты, самолеты, виллы на личных островах, а у меня ничего такого нет.

Не-спра-вед-ли-во! И плевать на все остальное. На социальные, экономические и любые другие последствия. Я хочу, дайте мне — и точка!

Популизм получил свое название из-за примитивной простоты предлагаемых решений сложных политических и экономических задач. Какие, к дьяволу, учетные ставки, денежные массы, доли энергетических издержек в производимой продукции или взаимосвязь между фондом заработной платы и наполняемостью Пенсионного фонда России? Оно все слишком сложно, заумно, запутанно и непонятно.

Другое дело — справедливость! Чистые эмоции. Чего тут думать-то — отобрать и поделить!

Что удобно — идея социальной справедливости, в отличие от подготовки Болотной, совершенно не стоит денег, зато касается практически каждого россиянина, за исключением разве что совсем малолетних детей. А у нас до выборов Президента России в марте 2018-го времени осталось по большому счету всего ничего. Попытка раздуть массовую гражданскую войну за социальную справедливость есть фактически последний шанс либеральных глобалистов успеть общество глубоко и жестоко расколоть.

 «Дело Хорошавина»: «правило тумбочки» впервые нарушено
Читайте также: «Дело Хорошавина»: «правило тумбочки» впервые нарушено

Сначала мы подымаем тему социальной справедливости вообще. Потом, если прокатывает, начинаем бить друг другу морды в споре, с какой суммы считать богатым, а до какой — бедным. Тут прошу еще раз заглянуть в упомянутую выше таблицу. Она более чем наглядно показывает богатство вариантов потенциальных линий социального разлома. Столь тяжелым трудом достигнутая солидарность общества испаряется.

Дальше можно переходить к третьему этапу — дурацкому вопросу в стиле «Мальчик, ты кого больше любишь — маму или папу?» только в форме требований к президенту четко определиться — он, собственно, за кого из пестрой толпы «бедных» или он-таки «за богатых»?

Фото: Акция сторонников Алексея Навального на Манежной площади © Dmitry Golubovich | globallookpress.com

Фото: Акция сторонников Алексея Навального на Манежной площади
© Dmitry Golubovich | globallookpress.com

При любом ответе недовольных окажется больше. Тут же появится множество желающих предложить им свою кандидатуру «в более правильные президенты». По слухам, не прочь вернуться и занять это кресло один недавно широко известный нефтяной олигарх.

Вот и скажите мне, люди добрые, вот это все точно приведет к социальной справедливости? Или все же не стоит начинать мерить удава в попугаях?

Александр Запольскис, «Постфактум»

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...