Сделка с правосудием как метод в борьбе с коррупцией

В России29 января
комментарии
Сделка с правосудием как метод в борьбе с коррупцией
Фото: Сделка с правосудием как метод в борьбе с коррупцией © Russian Archives | globallookpress.com

В деле борьбы с коррупцией все средства и способы хороши, если, конечно, они не выходят за рамки закона.

Зарубежный опыт на российской почве

Вообще, такое выражение, как «сделка с правосудием» — термин не юридический, а скорее общеупотребительный. В российском уголовно-процессуальном законодательстве этот правовой институт именуется «Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве». Хотя сама по себе сделка с правосудием является изобретением не российским, а американским.

В США существуют два вида сделок с правосудием. Первый — когда обвиняемый полностью признает свою вину в совершенном преступлении и в обмен на это получает минимальный предусмотренный законом срок, оговоренный заранее с прокурором. Второй — когда обвиняемый сообщает прокурору, а затем и суду доказательства вины своих сообщников и переходит в категорию свидетелей обвинения, избегая наказания.

По некоторым источникам, в Соединенных Штатах до 90% обвинительных приговоров выносятся без рассмотрения дел по существу, а только на основании заключенных сделок с правосудием. Объясняется такая статистика достаточно просто. Заключение данных сделок позволяет американскому правосудию существенно экономить средства и время, поскольку полноценный процесс доказывания вины — дело весьма затратное и совсем не быстрое.

Не следует стыдиться того факта, что нам есть чему поучиться у американцев, в том числе и способам борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Ничего крамольного в этом нет, тем более что по объективным историческим причинам в США начали пытаться системно противодействовать этим явлениям гораздо раньше, чем у нас. Удалось ли в Штатах искоренить коррупцию под корень, то есть полностью и навсегда — это другой вопрос, ответ на который будет звучать так: в полной мере это явление не побеждено ни в одной стране мира. Но почему бы не принять на вооружение подтвердивший свою эффективность зарубежный опыт, позволяющий принять меры, существенно снижающие уровень коррупции?

В том числе и с этой целью в российское законодательство в 2009 году были введены нормы о возможности досудебного сотрудничества в тех случаях, когда обвиняемый обязуется оказать содействие в расследовании преступления и изобличении других соучастников. Данные положения Уголовно-процессуального кодекса РФ в последнее время активно применяются на практике для выявления и доказывания фактов коррупции.

Зачем для борьбы с коррупцией нужны сделки с правосудием?

Общеизвестно, что коррупция — явление зачастую латентное, то есть скрытое от официальной статистики. Объясняется это, прежде всего, тем, что в коррупционных схемах, как правило, обе стороны, то есть и взяткодатель, и взяточник, заинтересованы в конечном результате. То есть взяткодатель желает, чтобы в его интересах было совершено некое действие (или бездействие), а взяточник хочет получить за это материальную выгоду. Естественно, ни тот ни другой не горят желанием каким-либо образом сообщить правосудию о своих правонарушениях. Хотя факты добровольного заявления в компетентные органы о фактах вымогательства взяток со стороны потерпевших и бывают, но они случаются не так часто, как хотелось бы.

Поэтому в подавляющем большинстве случаев коррупционные преступления выявляются правоохранительными органами различными путями, но в основном при осуществлении ими оперативно-розыскной деятельности. Однако далеко не всегда в ходе оперативно-розыскных мероприятий удается получить полную совокупность доказательств, свидетельствующих о виновности лиц в совершении коррупционных преступлений, вскрыть все детали коррупционных схем, и выявить всех соучастников. В таких случаях сотрудникам следствия и оперативных служб оптимально убедить кого-либо из обвиняемых заключить досудебное соглашение о сотрудничестве, что позволило бы сэкономить силы и средства правоохранительных и судебных органов.

А как же происходит в реальной правоприменительной практике?

Наглядный пример из наиболее нашумевших дел. Ранее мы уже писали об уголовном деле в отношении ряда сотрудников Следственного управления СК России по Кемеровской области и нескольких чиновников правительства этой области. Коротко напомним суть: в июле 2016 года в СУ СК России по Кемеровской области с ведома руководителя управления, генерал-майора юстиции С. Калинкина, была организована встреча задержанного за совершение экономического преступления, совладельца угольного разреза «Инской» Антона Цыганкова, с рядом высокопоставленных чиновников кемеровской областной администрации, на которой от Цыганкова потребовали передать его 51% пакет акций угольного разреза на сумму около 1 млрд рублей в пользу местного крупного бизнесмена Александра Щукина.

Однако в ноябре 2016 года уголовное дело было возбуждено уже в отношении сотрудников СУ СК по Кемеровской области и чиновников кузбасской областной администрации, причем генерал Калинкин был помещен под стражу.

И вот на днях «КоммерсантЪ» сообщил о том, что в ходе слушаний в Новосибирском областном суде жалобы защиты Калинкина на продление срока его ареста получили огласку новые подробности данного уголовного дела. Оказалось, что бизнесмен Александр Щукин добровольно сообщил следствию, что в 2014 году он не смог отказать руководителю кузбасского следствия Калинкину в «скромном» подарке — автомобиле BMW Х5. 

Калинкин принял некоторые меры для того, чтобы факт владения данным автомобилем скрыть, оформив его на мать своей гражданской жены Екатерину Гобрусеву и указывая в предоставляемых сведениях о своем имуществе, что он владеет только автомобилем ВАЗ-2106, причем в весьма почтенном возрасте — 1999 года выпуска. Но, как оказалось, он пренебрег мерами конспирации, явившись забирать свеженькую BMW в форменном мундире, что не преминули запомнить работники автосалона. Да и после этого сам приезжал на этой автомашине в сервисный центр, работники которого также подтвердили это обстоятельство.

Также не стыковались со стоимостью данного автомобиля официальные доходы Калинкина и его родственников. А Екатерина Гобрусева, которая являлась официальной владелицей новенькой элитной иномарки, до пенсии работала в детском садике, и средств для покупки такой автомашины иметь явно не могла.

Фото: Коррупция стала причиной массовых протестов во многих странах. На снимке — массовые митинги в Южной Корее © LEE JAE-WON | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото: Коррупция стала причиной массовых протестов во многих странах. На снимке — массовые митинги в Южной Корее
© Lee Jae-Won | globallookpress.com

Кроме того, выясняется, что генерал-майора юстиции Калинкина и коммерсанта Щукина уже давно связывали тесные внеслужебные отношения, так как, по словам Щукина, еще в 2011 году он дарил генералу такой же автомобиль — BMW Х5.

Таким образом, у следствия появились доказательства явно корыстного мотива, который преследовал Калинкин, организовывая встречу А. Цыганкова с вымогателями.

Читайте также:
Китай: судьба пятого поколения власти Поднебесной
Китай: судьба пятого поколения власти Поднебесной

«КоммерсантЪ» не сообщает прямо о том, что А. Щукин заключил сделку с правосудием. Но такое предположение логично, учитывая все вышеизложенные обстоятельства. Тем более что, судя по оглашенным в суде результатам, показания Щукина о коррупционных связях с генералом Калинкиным уже находят свое подтверждение.

Если А. Щукин заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, то его ждет сравнительно мягкое наказание. Да, трудно спорить с тем, что он тоже причастен к совершению преступления, тем более что главным выгодоприобретателем в этой криминальной схеме становился именно Щукин.

Но тут следует вспомнить, с чего мы начинали данный материал. Взяточничество, коррупция — вот на сегодняшний день одни из самых опасных видов преступлений, буквально разъедающих государственный механизм. И если выбирать между требованием сурового наказания бизнесмена Щукина и выявлением фактов получения взяток со стороны главного следователя Кузбасса Калинкина, то приходится признать, что последнее явно представляет значительно большую общественную опасность. Наверное, нет нужды объяснять, почему именно. Так что для достижения этой цели — выявления и документирования фактов коррупции, все средства хороши, особенно если это заключение досудебного соглашения, предусмотренное российским законом.

Оценить публикацию:
(6 оценок, средняя 4.3 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...