Экспорт в Россию украинского Майдана не удался

В России28 сентября
комментарии
Александр Качанов
Фото: Александр Качанов

2016 год рассматривался нашими западными «партнерами» как важный рубеж на пути расшатывания российской политической системы.

Фото: Площадь Независимости. Майдан. Киев.  © Sergey Kovalev | globallookpress.com

Фото: Площадь Независимости. Майдан. Киев.
© Sergey Kovalev | globallookpress.com

Экономическая ситуация продолжает ухудшаться, санкционный режим не меняется, социальное самочувствие граждан по-прежнему в негативном тренде. То есть объективная сторона для политического переворота готова.  

А что с субъективной? Есть успешный опыт организации череды «цветных революций» в странах бывшего Советского Союза. Есть опыт Болотной, которая стала хорошей обкаткой технологий и лидеров на российской почве. И есть тесные связи российских потенциальных революционеров с зарубежными коллегами по цеху.

В результате в 2016 году сложилась определенная развилка — устоит ли политическая система перед попыткой «майдана» или нет. Сможет ли парламентская система воспроизвестись или произойдет слом, который может стать мощным толчком к расшатыванию всей системы власти.

Известно, что история не терпит сослагательного наклонения. Выборы в Госдуму седьмого созыва уже стали частью истории.

Поэтому можно признать, что экспорт в Россию украинского Майдана, на который очень рассчитывали в Вашингтоне и Лондоне, в 2016 году не просто не удался, а фактически провалился.

Каковы же основные причины этого провала?

Первое. Власть предприняла контрмеры. В политической сфере этими мерами стали либерализация партийного законодательства и возврат к институту одномандатников. Обществу был дан сигнал об открытости избирательной системы. Кроме того, была реализована тактика засушенных выборов, которая оказала значимое влияние на низкую явку со стороны так называемых «рассерженных горожан» — тех, кто был двигателем Болотной пять лет назад.

Мерой из околополитической сферы стало противодействие западному влиянию через запрет финансирования некоммерческих организаций. Кроме того, условный срок для Навального, с одной стороны, не дал ему получить ореола политзаключенного и «невинной жертвы борьбы с режимом», а с другой — не позволил участвовать в выборах в каком-либо статусе.

Фото: лидеры оппозиции Алексей Навальный и Леонид Волков © Anton Belitsky | globallookpress.com

Фото: лидеры оппозиции Алексей Навальный и Леонид Волков
© Anton Belitsky | globallookpress.com

Второе. Слабая, раздробленная оппозиция.

Неумение и нежелание договариваться так называемых демократов еще в 1990-е стало притчей во языцех.

За последние 17 лет, когда правые были последний раз избраны в Госдуму, ничего не изменилось. На этих выборах Запад пытался сделать ставку на две партии — ПАРНАС и «Яблоко», которые так и не смогли договориться. Ни между собой, ни с Навальным и Ходорковским, которые также стремились поучаствовать в выборах, хотя бы за кулисами. Но безуспешно.

И третье. Ключевым фактором выборов стал крымский консенсус. Общественная эйфория давно сошла на нет, а тема Крыма ушла с первого плана в медийной и политической повестке дня. Однако именно этот «маркер» был воспринят в обществе как основополагающий фактор стабильности системы. Общество по-прежнему консолидировано, а попытки дестабилизации с треском провалились.

К сожалению, к президентским выборам 2018 года будут предприняты новые попытки. Но если эти три фактора стабилизации будут все еще действовать, новые попытки постигнет аналогичная судьба.  

Александр Качанов
Александр Качанов
политолог
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...