Интриги выборов президента — 2018: Старики-разбойники

В России12 декабря
комментарии
Александр Качанов
Фото: Александр Качанов

В первой части мы рассмотрели одну из интриг предстоящей президентской кампании. Как подтвердили последовавшие затем слухи и комментарии, вопросы изменения Конституции и возможного переноса даты выборов находятся в актуальной повестке.

И эта интрига продолжает закручиваться по сложной спирали. Теперь самое время перейти от объективных обстоятельств к субъективным, а именно — к участникам президентской кампании.

Сегодня у нас многопартийная система с участием 77 партий, официально. Фактически она является полуторапартийной, а формально — четырехпартийной. Оставим за скобками, почему так сложилось и какие у этого плюсы-минусы. Берем как данность, что в финансовом и юридическом плане четыре политические партии находятся в привилегированном положении.

Самое главное — эти партии получают бюджетное финансирование. Существенное финансирование, даже с учетом снизившейся явки на последних думских выборах и уменьшения в два раза количества депутатов, избираемых по единому партийному списку.

История России и СССР: не нужно искать поводы для разобщения народа
Читайте также: История России и СССР: не нужно искать поводы для разобщения народа

Кроме финансирования важно, что они без сбора подписей избирателей участвуют в выборах на всех властных уровнях, в том числе и президентских. Поэтому именно эти четыре партии — главные претенденты на выдвижение кандидатов на предстоящих выборах главы государства.

Что касается «Единой России», она является правящей партией не в том смысле, что президент на нее опирается, скорее наоборот — ее политическое настоящее и будущее предопределены намерениями президента. Партия от него зависит, а он от нее фактически свободен. Поэтому наиболее вероятно, что Владимир Путин (если решит баллотироваться) будет выдвинут не от ЕР, а пойдет самовыдвиженцем от широкой коалиции, включающей общественные и партийные организации — ОНФ, ЕР и др.

Подобная схема была реализована на последних выборах мэра Москвы в 2013 году, когда Сергей Собянин объявил о самовыдвижении и сборе подписей и был поддержан не только ЕР, но и рядом других партий. При этом сама партия власти кандидата не выдвигала, то есть формально своим законным правом не воспользовалась. Такая аналогия напрашивается и в случае с президентскими выборами, хотя полностью исключать вариант с выдвижением от «Единой России» иного кандидата (помимо основного, идущего самовыдвиженцем) было бы неправильным.

Знакомые все лица

Остаются три партии, которые регулярно выдвигают своих кандидатов на президентских выборах, — КПРФ, ЛДПР, СР. Основным и традиционным соперником для провластного кандидата является бессменный лидер КПРФ. Геннадий Зюганов баллотировался в 2012, 2008, 2000 и 1996 годах. Эта кампания может стать для него уже пятой (больше «номинаций» только у Владимира Жириновского).

Фото: Геннадий Зюганов © Komsomolskaya Pravda | globallookpress.com

Фото: Геннадий Зюганов
© Komsomolskaya Pravda | globallookpress.com

На двух последних президентских выборах Г. Зюганов смог заручиться поддержкой более 17% избирателей, что соответствует уровню сентябрьских выборов в Госдуму для КПРФ (19%). С одной стороны, такой уровень поддержки явно ниже по сравнению с его плато в 1996 и 2000 годах, когда лидер КПРФ получал около 30%. А с другой — пятая часть голосов избирателей — весьма высокая планка с учетом заоблачного рейтинга действующего президента. Поэтому можно ожидать снижения итогового результата Г. Зюганова на предстоящих выборах (если он решит выдвигаться) до 10–15%.

Вторым «штатным пенальтистом» президентских выборов является лидер (также бессменный) ЛДПР. В его активе уже 5 выборных кампаний (начиная с далекого 1991 года, еще до распада СССР), и на сегодняшний день по этому показателю ему нет равных.

В отличие от Г. Зюганова, результаты Владимира Жириновского не отличались особой стабильностью. Лучшим был 2008 год (9), худшим — 2000-й (меньше 3%). Четыре года назад он смог заручиться поддержкой 6% избирателей, что почти в 2 раза меньше, чем результат ЛДПР на сентябрьских выборах в Госдуму. Но если учитывать, что голоса за ЛДПР с учетом специфики данной партии фактически являются голосами за В. Жириновского, то при сохранении существующих тенденций на предстоящих выборах он может рассчитывать на более высокий результат в пределах 7–10%.

Кандидатом от четвертой парламентской партии, скорее всего, станет Сергей Миронов. Несмотря на проблемы со здоровьем и крайне низкие результаты, он продолжает оставаться наиболее вероятным номинантом «Справедливой России». Среди других старожилов у него самый короткий список номинаций — 2012 (3%) и 2004 (менее 1%) годы. На думских выборах «справедливороссы» получили 6%, однако, как показал опыт предыдущего избирательного цикла 2011–2012 годов, персональные результаты С. Миронова существенно уступают партийным (в 4 раза). Этот фактор, а также рыхлые позиции (политические и финансовые) партии после выборов в Госдуму означают, что в случае выдвижения он может получить весьма низкие результаты на уровне 1–3% голосов. Фактически его роль вновь сведется к созданию видимости конкуренции. Хотя очевидно, что с этой ролью может справиться практически любой выдвинутый партией кандидат.

«Свежая кровь»

Многие избиратели испытают дежавю, если в президентской гонке уже в который раз встретятся В. Путин, Г. Зюганов, В. Жириновский и С. Миронов. Есть ли альтернатива такому классическому выдвижению? Могут ли парламентские партии представить иных — новых, молодых — кандидатов? В момент выборов Геннадию Зюганову будет 73 года, во главе КПРФ — более 25 лет. Владимиру Жириновскому — 71 год, из которых последние 28 лет — лидерство в ЛДПР. Самому младшему в этом «триумвирате» Сергею Миронову исполнится 65 лет, из них 16 лет — во главе последовательно «Партии жизни» и «Справедливой России».

Фото: Владимир Жириновского © Komsomolskaya Pravda | globallookpress.com

Фото: Владимир Жириновского
© Komsomolskaya Pravda | globallookpress.com

Но ведь даже эти политические «динозавры» не всегда участвовали в президентских выборах. Показательным был 2004 год, выдвижение В. Путина на второй срок. КПРФ и ЛДПР тогда выставили не своих лидеров, а известного «агрария» Николая Харитонова (получил целых 13% голосов) и малоизвестного боксера Олега Малышкина (2%). В свою очередь С. Миронов пропускал выборы в 2008 году, когда «Справедливая Россия» поддержала кандидатуру Д. Медведева и отказалась выдвинуть собственного претендента.

Учитывая возраст нынешних лидеров трех парламентских партий, а также высокий рейтинг действующего президента, что мешает этим партиям выставить на выборы других претендентов? Системной, объективной проблемой является неразвитая система рекрутинга, особенно в ЛДПР и СР. Не испытает проблем со скамейкой запасных, пожалуй, только КПРФ, но там выбор кандидата осложняется необходимостью искать компромиссы между различными группами влияния.

Основной кастинг претендентов проходит среди действующих депутатов Госдумы. С учетом того, что их немного и большинство из них не имеют опыта работы в исполнительной власти, большим потенциалом обладают и представители партий в губернаторском корпусе. «Справедливая Россия» похвастаться своим главой региона сейчас не может. Зато КПРФ может выдвинуть главу Иркутской области Сергея Левченко, сумевшего год назад в конкурентной борьбе победить во втором туре кандидата от ЕР, а ЛДПР — смоленского губернатора Алексея Островского, который пользуется доверием Владимира Жириновского. Хотя у либерал-демократов вполне может состояться попытка передачи эстафетной палочки по наследству к Игорю Лебедеву.

Однако в целом для внешнего наблюдателя непринципиально, кого конкретно из своих рядов могут выдвинуть эти три парламентских партии. Значим сам факт того, что партия выставила новое лицо.

Но есть не только системные проблемы. Немаловажен субъективный фактор. Очевидно, что если кто-то из нынешних лидеров не пойдет на выборы, это будет означать окончательный закат его политической карьеры. Можно стать обычным депутатом, изредка выходя из тени. Можно получить фактически пожизненный статус сенатора в рамках президентской квоты. Но эти или любые другие варианты будут означать для трех старожилов политическую пенсию. Готовы ли они к такому развитию событий? Готово ли их окружение к переформатированию?

Ядерная несдержанность
Читайте также: Ядерная несдержанность

С одной стороны, вариант с новыми лицами от тройки «оппозиционных» партий выглядит как выгодный в том числе для Кремля. В первую очередь, с точки зрения развития политической системы, чтобы избежать затягивания в трясину. С другой стороны, для медийной раскрутки новых лидеров требуется время, а низкая узнаваемость вряд ли позитивно скажется на интриге кампании и, как результат, на явке. Скорее можно получить положительные эффекты вдолгую — в рамках следующих выборов в Госдуму в 2021 году.

Президентские же выборы станут для потенциальных новых лиц плацдармом для запуска процессов обновления партий, переформатирования их структур и идеологии. Но надо ли жертвовать ради этого президентскими выборами? Особенно с учетом рисков для новых кандидатов «не выстрелить», провалиться. Иными словами, стоит ли овчинка выделки, большой вопрос. К тому же сейчас не 2004 год, ситуация в экономике диаметрально противоположная, и дополнительный риск может негативно отразиться на ходе кампании и стабильности политической системы.

Российские партии не готовы к предстоящим президентским выборам

Хотя выдвижение кандидатов, тем более на главных выборах в стране, их почетное право и почетная обязанность. Единая Россия, в силу своего вторичного статуса на политическом поле, скорее всего, не будет выставлять кандидата на президентский пост и не воспользуется предоставленным ей по закону правом. Хотя организационные структуры правящей партии естественно будут задействованы в предвыборной гонке по полной программе.

Другие же парламентские партии из-за слабой системы рекрутинга, бледных результатов на думских выборах и пороков партийной системы имеют очень узкое поле для маневра: два варианта, из которых оба хуже. Стоящая и перед партийными верхушками, и перед самими лидерами дилемма не является легкой и выигрышной. Пока перевес на стороне старожилов российской политики. Однако их возраст, состояние здоровья, усталость избирателей играют против них.

Готовы ли «старики-разбойники» вновь пойти на дело, вести изматывающую избирательную кампанию с заранее прогнозируемым результатом? Какие выгоды (хотя бы чисто по-человечески, потому что политический потолок уже достигнут) они получат от этой президентской номинации? Эти вопросы Г. Зюганов, В. Жириновский и С. Миронов, наверняка, задают себе постоянно. И их окружение задает эти же вопросы.

Теоретически на вопросы у них есть в запасе еще один год (хотя на самом деле значительно меньше), а потом… А потом уже нужны ответы. И вновь придется выбирать из двух зол меньшее. Такова российская традиция, не только политическая.  

Александр Качанов
Александр Качанов
политолог
Оценить публикацию:
(1 оценок, средняя 3 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...