Литовские военные научат…

В России07 ноября
комментарии
Рустем Ахмадинуров
Фото: Рустем Ахмадинуров
профессор, доктор социологических наук, руководитель Школы российской политики, советник ректора РГСУ, вице-президент Союза социологов России

― Рустем, как вы оцениваете идею создания закона о российской нации?

― Идею формирования российской нации, как концепт российской идентичности, в целом поддерживаю. Тем более что автор законопроекта Вячеслава Михайлова известен мне как высококлассный профессионал в области межнациональных отношений. Вместе с тем, смущает сам факт создание национальной идентичности посредством закона.

Не совсем представляю, как можно будет записать в строгие юридические нормы долговременный процесс создания единой гражданской нации.

Считаю, что мы должны идти к реализации данной идеи предельно осторожно, поступательно, чтобы не были ущемлены коренные интересы национальностей и народностей людей, проживающих в нашей стране. Нужно, чтобы формирование российской нации происходило естественным, интеграционным, а не искусственно-административным путем. У нас уже была одна общность ― советский народ, которая автоматически исчезла с распадом Советского Союза. Важно, чтобы при принятии закона о российской нации мы не повторили прошлых ошибок политизации этносов, но при этом сохранили этническую самобытность и многообразие культур и языков народов, живущих в Российской Федерации.

Фото: Советский народ © Aleksandr Schemlyaev | globallookpress.com

Фото: Советский народ
© Aleksandr Schemlyaev | globallookpress.com

― Вашингтонский центр анализа европейской политики (CEPA) и британский аналитический центр Legatum Institute опубликовали исследование, посвященное информационной войне с Россией, в котором уверяют, что Россия атакует европейские ценности и демократию, а не воюет за «умы европейцев». Что это значит? Зачем публикуются такие сообщения?

― Думаю, что «война за умы европейцев» не является главной задачей внешней политики руководства Российской Федерации. С другой стороны, в последние годы наш Президент и руководство МИДа России активно демонстрируют в своих выступлениях и интервью несоответствие между европейскими ценностями и реальными действиями их правительств, выражающиеся, в частности, в насаждении так называемой демократии на Ближнем Востоке и Украине, неспособности властей решить проблемы беженцев, хлынувших в Европу, разгуле нетрадиционных отношений, падении нравственности и т. д.

Фото: Владимир Путин © Kremlin Pool | globallookpress.com

Фото: Владимир Путин
© Kremlin Pool | globallookpress.com

Такая трезвая и объективная оценка, конечно, вызывает недовольство правящих кругов на Западе и провоцирует заказ и появление подобных исследований, объясняющих собственному населению данную позицию происками информационной войны с Россией.

― Каковы цели Средиземноморской эскадры России, прямые и опосредствованные?

Краудсорсинг может работать и в предвыборной гонке
Читайте также: Краудсорсинг может работать и в предвыборной гонке

― В свое время в XIX веке император Александр III говорил, что «у России есть только два верных союзника ― это армия и флот». За прошедшее время в этом плане мало что изменилось. С момента распада СССР Запад, приняв произошедшее за полную капитуляцию, перестал учитывать геополитические интересы нашей страны. А они, безусловно, у нас есть, в том числе в регионе Средиземноморья. Возвращение Крыма в родную гавань позволило существенно нарастить наше морское присутствие в этом регионе. По данным военно-политических источников ВМФ России, состав Средиземноморской эскадры Военно-Морского Флота России может достигать 20 кораблей в зависимости от поставленных задач.

А это уже значительная сила, с которой приходится считаться всем, а, следовательно, и учитывать интересы России в дальнейших геополитических раскладах, будь то ближневосточное урегулирование или строительство новых газопроводов.

Создав в 2013 году Средиземноморскую эскадру ВМФ и значительно укрепив ее в последующие годы, Россия не только добилась непосредственных текущих целей, связанных с защитой Крымского полуострова от чьих-либо посягательств, но и создала плацдарм для участия в решении своих интересов в Ближневосточном регионе. Как они решаются, мы видим на примере Сирии.

― Литовские военные из особого подразделения учат своих британских коллег «определять и противостоять попыткам России манипулировать общественным мнением». Чему могут научить литовские коллеги?

― Удручает сама постановка вопроса: «литовские военные...учат британских... противостоять попыткам России манипулировать общественным мнением». Конечно, это настоящая информационная война. Не удивляет, что обучают, как манипулировать общественным мнением именно литовские военные, а не наоборот.

Ведь опыт, накопленный в Литве за последние 20‒30 лет по насаждению культа русофобии и нагнетанию антирусской истерии, весьма значителен.

Беспокоит, что делают это именно военные, а не, например, журналисты. Неслучайно, что в некогда «самой демократической стране Европы», боготворящей свободу слова, буквально на днях нашему телеканалу «Russia Today», пытающемуся донести до жителей Великобритании альтернативную точку зрения, неожиданно закрыли все счета. Видимо, учеба не проходит даром и специфический опыт литовских коллег по удушению неугодной прессы уже применяется. Но думается, это ненадолго, и правда все равно победит.

Рустем Ахмадинуров
Рустем Ахмадинуров
профессор, доктор социологических наук, руководитель Школы российской политики, советник ректора РГСУ, вице-президент Союза социологов России
Оценить публикацию:
(2 оценок, средняя 5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...