Процедура общественного заверения — способ борьбы с коррупцией

В России28 октября
комментарии
Анатолий Голубев
Фото: Анатолий Голубев
председатель правления «Комитета по борьбе с коррупцией»

Мы беседуем с Анатолием Голубевым, советником руководителя Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка (по вопросам противодействия коррупции).

— Анатолий Юрьевич, какие конкретно задачи перед вами стоят?

— Одна из приоритетных задач, поставленная президентом Российской Федерации Владимиром Путиным, это совершенствование системы противодействия коррупции в каждой конкретной отрасли экономики.

Учитывая необходимость обеспечения активной и осознанной поддержки усилий государства в сфере реализации антикоррупционной политики, со стороны бизнеса и институтов гражданского общества, руководством Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка была поставлена задача организовать работу по комплексному подходу в противодействии коррупции путем вовлечения в нее не только своих сотрудников, но и сотрудников всех подведомственных и подконтрольных организаций, пользующихся услугами Федеральной службы. Для организации системной работы в данном направлении руководителем Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка Игорем Петровичем Чуяном было принято решение о введении должности советника руководителя службы по вопросам противодействия коррупции (на общественных началах).

Хочу отметить, что это первый опыт, когда в федеральном органе исполнительной власти введена должность независимого советника руководителя службы по противодействию коррупции.

Фото: Заседние в общественной палате

Фото: Заседние в общественной палате

— Но ведь в Росалкогольрегулировании уже создано целое подразделение по противодействию коррупции, которое и должно заниматься борьбой с коррупцией в ведомстве. Не приведет ли это к простому дублированию функций?

— Ни в коем случае, так как задачи у нас одни, а вот функции — совершенно разные. Руководством службы уделяется первостепенное внимание вопросам противодействия коррупции, работа в службе ведется настоящими профессионалами и организована на очень высоком уровне.

Но несмотря на то что в каждом подразделении создаются специальные отделы по противодействию этому пагубному явлению, ни одному из ведомств не удалось в одиночку достичь решающего успеха в борьбе с коррупцией.

Изменить сложившуюся ситуацию возможно только при наличии реальных и действенных механизмов в сфере общественного контроля.

— Что, по вашему мнению, для этого необходимо сделать?

— Необходима консолидация и координация общих действий на основе постоянного обмена информацией. При этом опыт показывает, что консолидация и согласование в работе даже небольшого поначалу количества организаций создает мощную синергию — эффект их согласованных действий намного превосходит результат разрозненных усилий.

Есть хорошая русская поговорка — один в поле не воин, а вот гармоничное сочетание мер по противодействию коррупции внутри ведомства с мерами, принимаемыми предприятиями — потребителями услуг ведомства, позволит существенно снизить коррупционные риски не только для Федеральной службы и подконтрольных ей структурных подразделений, но и для всех участников алкогольного рынка.

— В статусе советника вы проработали почти год, какая была проведена работа, и какие антикоррупционные инициативы удалось внедрить?

— Во-первых, с начала года совместно с Общественной палатой РФ нами было организованно пять мероприятий по вопросам противодействия коррупции.

Во-вторых, проведено масштабное социологическое исследование по противодействию коррупции среди участников производственного звена алкогольного рынка на всей территории Российской Федерации.

В-третьих, совместно с Институтом коммуникационного менеджмента Национального исследовательского института «Высшая школа экономики» запущен совместный проект по проведению цикла семинаров на тему «Правовые и организационно-коммуникационные основы противодействия коррупции». Семинары проводятся как для сотрудников Межрегиональных управлений Росалкогольрегулирования, так и для всех участников алкогольного рынка.

В-четвертых, открыта общественная приемная Комитета по борьбе с коррупцией при Росалкогольрегулировании. Приемная расположена в здании Федеральной службы, при этом вход в нее свободный и не требует оформления пропуска.

Фото: Анатолий Голубев с руководителем Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка Игорем Петровичем Чуяном.

Фото: Анатолий Голубев с руководителем Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка Игорем Петровичем Чуяном.

— Скажите, а зачем нужна общественная приемная, если люди имеют возможность обратиться на горячую линию, созданную в Росалкогольрегулировании?

— Разумеется, любой человек может обратиться куда угодно, но, согласитесь, что ситуации бывают разные.

К сожалению, в ряде случаях человек, публично заявивший о коррупционном преступлении отдельных должностных лиц зачастую сам становится объектом преследования.

В более тяжелой ситуации оказывается заявитель, если он является сотрудником, и заявления о ставших ему известных фактах коррупции относятся к вышестоящему руководству ведомства, в котором он работает. В такой ситуации заявитель вряд ли имеет возможность сделать заявление и избежать негативных для себя последствий. Точно в такой же ситуации оказывается и предприниматель, если его бизнес функционирует в подконтрольной данному ведомству отрасли.

Данная инициатива поможет сделать работу по обращениям граждан и организаций более прозрачной, независимой и позволит представителям гражданского общества не только участвовать в приеме обращений по фактам коррупции, но и отслеживать должную реакцию на данные обращения со стороны ведомства, при этом не ставя под удар заявителя.

— В марте этого года, в Общественной палате РФ руководитель Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка Игорь Чуян заявил о намерении ввести процедуру общественного заверения. Что это такое, и удалось ли эту инициативу реализовать?

— Как известно, все государственные учреждения публикуют на своих официальных сайтах отчеты о реализации Национального плана противодействия коррупции, но достоверность предоставленной информации в данных отчетах все чаще вызывает у граждан обоснованные сомнения. Я уже не говорю о случаях, когда эти отчеты просто переписываются одним ведомством у другого, а конкретной работы как не было, так и нет.

Именно поэтому руководителем Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка предложенная нами инициатива была поддержана и процедура общественного заверения вошла в План противодействия коррупции Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка на 2016–2017 годы.

Развитие института общественного заверения как инструмента независимой оценки и подтверждения качества, раскрываемой в отчетах информации, является важным этапом в укреплении репутации, доверия и повышения информационной открытости деятельности любого ведомства.

— Насколько сложна данная процедура, и как конкретно будет осуществляться общественное заверение?

— Никаких сложных механизмов тут нет. Процедура общественного заверения, отчета ФС РАР о реализации Национального плана противодействия коррупции будет осуществляться на площадке Общественного совета.

Каждый член общественного совета будет должен либо утвердить данный отчет, поставив свою подпись, либо предоставить руководству службы обоснованный отказ.

Это первый опыт, когда антикоррупционные меры, введенные в Федеральном органе исполнительной власти, будут анализировать и заверять представители гражданского общества, и я считаю это очень эффективным и действенным механизмом общественного контроля.

— Может ли процедура общественного заверения быть перенесена и на другие сферы?

— Разумеется, особенно процедура общественного заверения будет полезна там, где общество сталкивается с работой чиновников в своей повседневной жизни.

Например, если глава управы заявляет в своем отчете, что покрасили 200 подъездов или благоустроили 50 дворов, то пусть сначала получит общественное заверение у жителей этих домов.

Если указанные в его отчете работы действительно были выполнены, то жители с радостью поставят под ним свои подписи. Власть должна работать на общество, а значит, именно общество должно иметь реальные возможности для оценки работы органов власти.

— По разным статистическим данным, в России от употребления некачественного алкоголя ежегодно гибнет от 30 до 40 тысяч человек. Какие меры предприняты Федеральной службой по регулированию алкогольного рынка для пресечения изготовления контрафактной алкогольной продукции?

— Я сразу бы хотел отметить, что выявление и пресечение производства или сбыта контрафактной алкогольной продукции является задачей правоохранительных органов. Наша работа — это контроль за лицензиатами, но, тем не менее, мы проводим огромную работу в данном направлении. Основным и мощным ударом по производителям контрафактного алкоголя стало введение разработанной Росалкогольрегулированием системы ЕГАИС.

— Как работает эта система, и каким образом она может защитить потребителя от приобретения контрафактной алкогольной продукции?

— ЕГАИС, или единая государственная автоматизированная информационная система, разработана с целью контроля государством объема производимого этилового спирта и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции. Любые действия с алкогольной продукцией должны быть отражены в этой системе (прием, поступление на склад, списание или продажа). Продажи алкоголя конечному потребителю с помощью ЕГАИС стали обязательными с 1 июля 2016 года.

Фактически ЕГАИС — это электронная система контроля над алкогольным рынком России. Именно борьба с контрафактной продукцией — основная миссия этой системы.

Также для удобства конечного потребителя создано мобильное приложение. Благодаря ЕГАИС участники рынка, начиная от ФНС и службы Росалкогольрегулирования до конечного потребителя, могут проверить «историю» происхождения любой бутылки.

— А есть ли уже конкретные результаты в борьбе с контрафактной продукцией?

— Разумеется, с начала текущего года представителями Росалкогольрегулирования в рамках межведомственного взаимодействия с сотрудниками правоохранительных органов было выявлено и ликвидировано более 100 нелегальных заводов и цехов.

В ходе контрольных мероприятий на подпольных производствах обнаружено, арестовано и изъято более 33 миллионов литров нелегальной продукции, а также свыше 7 миллионов поддельных ФСМ и АМ.

В настоящее время более 900 единиц основного технологического оборудования предприятий-нарушителей демонтировано и направлено на ответственное хранение до решения суда. Несмотря на достигнутые результаты, мы будем и дальше активно работать в данном направлении. Не стану говорить, какую экономическую пользу принесла эта работа, но то, что она спасла десятки тысяч человеческих жизней, могу заявить с полной уверенностью.

— Как вы прокомментируете череду прошлогодних скандалов в СМИ (50 человек охраны, эскорт из 7 машин и т.д.) в отношении главы Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка?

— Эти нападки я считаю совершенно беспочвенными и не соответствующими действительности. Как вы понимаете, в процессе своей работы я постоянно встречаюсь с руководителем Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка и ни разу не видел ни 50 человек охраны, ни какого-либо автомобильного эскорта. Согласитесь, было бы достаточно сложно не заметить такого большого скопления людей в одном месте.

— Но тогда возникает резонный вопрос — кто и для чего это делает?

— Конечно, мы анализировали данную ситуацию, и первое, что бросилось в глаза: появление в отдельных СМИ негативной информации в отношении нашей службы носит исключительно очаговый характер. На удивление, даты появления компромата полностью совпадают с датами, когда нашей службой были выявлены и ликвидированы крупные предприятия по производству контрафактной алкогольной продукции.

Обратите внимание, что очередной всплеск негатива в отношении руководителя Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка произошел именно в прошлом году, накануне комплексного введения на всей территории Российской Федерации системы ЕГАИС. Я бы даже сказал, что к концу года была объявлена настоящая информационная война, так как введение с 1 января 2016 года единой государственной автоматизированной информационной системы практически полностью ликвидировало возможность промышленного производства и сбыта контрафактной алкогольной продукции на территории Российской Федерации.

Понятно, что рынок производства контрафактной алкогольной продукции не мог безнаказанно существовать столь длительное время, без высокого покровительства со стороны отдельных представителей разных властных структур. Разумеется, эти люди с пеной у рта защищают свои теневые доходы, используя все свои коррупционные связи как в различных эшелонах власти, так и в средствах массовой информации. Я думаю, не надо быть аналитиком, чтобы сделать соответствующие выводы.

— Какие планы у вас на будущее, и будут ли внедряться новые антикоррупционные инициативы в других ведомствах?

— Как я уже говорил, вся совместная работа Межрегиональной общественной организации «Комитет по борьбе с коррупцией» и Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка целиком направлена на выявление и устранение причин и условий, порождающих коррупцию, а также организацию новой модели взаимодействия государства, бизнеса и общества в сфере противодействия коррупции. Думаю, что в случае успешной апробации данная модель может быть интегрирована и в другие сферы экономики.

Поэтому будем дальше работать, разрабатывать и внедрять новые инициативы, так как не вызывает сомнений, что разработка и реализация новых механизмов, снижающих уровень коррупционной деятельности, способствует укреплению законности и повышает устойчивость государственной системы. Внедрение антикоррупционных технологий в любую отрасль экономики повышает ее эффективность, антикризисную устойчивость и придает новый импульс развития.

Анатолий Голубев
Анатолий Голубев
председатель правления «Комитета по борьбе с коррупцией»
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...