Дофарский конфликт: неизвестная история английской аморальности

В Мире09 декабря
комментарии
Дофарский конфликт: неизвестная история английской аморальности
Фото: Борис Джонсон © SOLO | globallookpress.com

С каждым новым ударом, наносимым Россией террористам в Сирии, все громче слышна западная критика в адрес нашей страны.

Особенно на этом поприще отметился новый министр иностранный дел Британии Борис Джонсон, сказавший, что чувство стыда должно смирить Россию. К стыду мы еще вернемся, потому что интересно в этой истории другое — то что Джонсон, которого в его стране предпочитают величать просто Борисом, не так давно выражал яркую поддержу российской политике в Сирии.

Двуликий Борис

В качестве мэра Лондона, а по совместительству журналиста газеты «Дейли Телеграф» и просто евроскептика, осенью прошлого года г-н Джонсон выступал в поддержку российской интервенции в Сирии. Весной, уже в марте этого года, Джонсон не мог нарадоваться тому, что благодаря поддержке ВКС России, Пальмира освобождена от ИГИЛ. В те далекие времена, то есть совсем недавно, будущий министр считал, что лучше поддержать режим Асада, чем дать возможность бородатым фанатикам захватить власть над Сирией.

И если о чем-то г-н Джонсон и сожалел, так это о том, что его страна не принимает участие в уничтожении ИГИЛ (запрещена на территории РФ).

Справедливости ради отметим, что уже в то время странноватые идеи лондонского мера вызывали сомнения у местного истеблишмента: как так — с русскими и против исламистов?

Скорость, с которой Джонсон поменял свое мнение на прямо противоположное, вовсе не связана с волшебными свойствами красного министерского портфеля. Кое-что можно списать на конформизм — ведь куда проще поддакивать своим коллегам из западных стран, чем развивать и отстаивать собственную политическую линию, особенно для человека, известного как раз тем, что принципиальность является недостатком, с которым он, возможно, и знаком, но только понаслышке.

Фото: Борис Джонсон © Tolga Akmen | globallookpress.com

Фото: Борис Джонсон
© Tolga Akmen | globallookpress.com

Но в гораздо большей степени головокружительное вращение принципов Джонсона можно объяснить особыми отношениями Британии со странами Ближнего Востока, которые большей частью созданы при непосредственном участии Британии и которые остаются связанными с этой страной самым тесным образом. Англия продолжает обучать их армии, продавать им оружие и хранить их деньги в одной из самых разветвленных банковских сетей мира.

И самое важное — дружественные арабские страны всегда снабжали Британию нефтью. Если нефтяной фактор в американской внешней политике переоценен — США сами всегда являлись крупным производителем нефти и недостаток домашней добычи всегда могли восполнить из близких Канады и Мексики, то для англичан, по крайней мере до того времени, когда нефтяные месторождения из Северного моря позволили обезопасить поставки, ближневосточная нефть была буквально вопросом экономической жизни и смерти. Поэтому когда возникала необходимость, правительство Великобритании вытворяло такие морально-принципиальные кульбиты, что вогнали бы даже Джонсона в краску.

Любопытные факты

Хорошим примером может послужить война в Дофаре, начавшаяся в 1962 году и продолжившаяся чуть ли не до конца 1970-х. Об этой войне, по причинам, о которых ниже, почти никто не слышал ни в самой Великобритании, ни в России (а зря, ведь и действия англичан во время войны содержат полезные для нынешнего дня уроки).

Дофар — провинция Омана, страны по отношению к которой до самых недавних времен термин «государство» прозвучал бы издевкой. Оман был рабовладельческим пиратским султанатом, находящимся под властью ибадитов из династии Аль-Саидов и простирающимся от современного Мозамбика до Пакистана, пока не пошел путем всех своих собратьев из Договорного Омана (сейчас это Объединенные Арабские Эмираты, в XIX же веке их звали просто — Пиратский берег) и не попал под протекторат англичан.

Протекторат был крайне ненавязчив — в голой пустыне англичан ничего не интересовало, их туда привела преимущественно озабоченность безопасностью морских коммуникаций с Индией. Поэтому рабство в Омане упразднили только в 1970 году, когда г-н Джонсон ходил в коротких штанишках, а британские войска уже много лет как воевали от имени султана Маската и Омана. При этом непосредственная власть султана никак не простиралась дальше узкой полосы вдоль берега — внутренние районы Омана были под фактической властью автономных племенных шейхов.

В Дофарском конфликте не было выдающихся битв, но он интересен тем, что воплощает в себе многие черты типичного современного ближневосточного столкновения.

Во-первых — несмотря на то, что территория конфликта не широко известна, в нем напрямую или опосредованно приняли несколько великих и региональных держав. Египет под руководством Нассера вел активную региональную политику, направленную на смещение местных средневековых монархий и создание современной арабской нации. Маоистский тогда Китай поставлял вооружение повстанцам через народно-демократический Северный Йемен, пока политические ориентиры китайцев не сменились в пользу стабильности. Сама Великобритания вела этот конфликт от имени беспомощного оманского султаната. 

Во-вторых — несмотря на то, что в конце 1960-х в Лондоне пришло к власти новое правительство лейбористов, приверженцев демократии, прав человека, заявивших о том, что они выведут все британские войска восточнее Суэцкого канала, британские солдаты продолжили воевать за султана-рабовладельца, так же, как и при старом правительстве тори, то есть это было сознательной позицией всего политического истеблишмента.

Фото: Лондон, 1960 г. © Manchester Daily Express | globallookpress.com

Фото: Лондон, 1960 г.
© Manchester Daily Express | globallookpress.com

В-третьих — чтобы у британской общественности в связи с этим явным противоречием не возникало лишних вопросов, им ничего об этом не сказали — тогда, до века Интернета и соцсетей, держать войну в тайне было проще, чем фунт в кармане. Первые слухи о конфликте начали появляться в британской прессе только в 1972 году, когда война шла уже много лет (отметим, что о том, что Соединенное Королевство еще в 1945-м начало военные действия против сторонников независимости Вьетнама, положив начало этой войне, и вовсе известно только избранным единицам).

В-четвертых — война велась с поистине средневековой жестокостью. Повстанцы происходили из местного населения, которое ненавидело султана, удобного лишь англичанам. Поэтому королевские ВВС бомбили районы дислокации повстанцев без разбору, они объявлялись «зонами свободного огня», где можно было сначала стрелять, а потом, возможно, задавать вопросы. Колодцы и скот — основа существования для жителей пустынной части Дофара — уничтожались. Пытки пленных и уничтожение целых населенных пунктов были регулярной практикой.

Напомню, это не древняя история, это не юный Черчилль с копьем наперевес против суданских махдистов, это происходило совсем недавно, когда отец Бориса Джонсона работал во Всемирном банке и Европейской комиссии, а продвижение демократии стало на Западе притчей во языцех.

Когда старый султан, Саид бен Таймур, оказался недостаточно энергичным, то Лондон устроил дворцовый переворот в пользу его сына, Кабуса бен Саида, который и ныне благополучно распоряжается страной как собственной вотчиной. Впрочем, не следует думать, что устроить такой переворот было сложно — практически весь офицерский состав вооруженных сил Омана состоял из британцев, прикомандированных к ним от британского правительства или нанятых султаном на службу.

СЯС России нового времени: путь от руин к гиперзвуку
Читайте также: СЯС России нового времени: путь от руин к гиперзвуку

И наконец, в-пятых — несмотря на то, что англичане вроде и признали, что они уже не империя, что правда, скорее, на стороне противников всеми нелюбимого султана и что британская общественность вряд ли окажет поддержку такой войне, тем не менее несколько составов лондонских кабинетов, состоящих как из старых тори, так и из розовеньких лейбористов, вели эту войну до полной победы. 

Только сейчас часть информации о ходе этого конфликта начала просачиваться из государственных архивов Великобритании. Многое пока неизвестно, еще засекречено, да никто и не пытался вести учет погибших в этом жестоком столкновении горстки повстанцев и тогда еще великой Британии. Но если г-н Джонсон хочет ознакомиться с эффектом, который производит стыд, до далеко ему ходить не надо — достаточно заскочить в архив британского МИДа.

Нашей стране же полезно извлечь из этого урок: апеллировать к общечеловеческим ценностям в диалоге с Западом и удивляться тому, как западные страны, не краснея, сотрудничают с самыми одиозными режимами всей планеты, не стоит.

Оценить публикацию:
(3 оценок, средняя 3.7 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...