Есть ли у НАТО будущее?

В Мире20 сентября
комментарии
Есть ли у НАТО будущее?
Фото: Военные корабли НАТО в Риге © Victor Lisitsyn | globallookpress.com

США и их союзники, Китай, Россия, Иран с собственными разработками ядерного оружия, все еще недооцененные Индия и Бразилия, взбрыкнувшая вдруг Турция… Очевидно — мир становится многополярным.

Количество игроков, желающих вести самостоятельную игру на внешнеполитической арене, увеличивается, даже если не брать в расчет порой смешные потуги казаться страшными лидеров стран вроде КНДР. Кажется, настает время новых политических альянсов и военных союзов. Какое место займет в этом раскладе Россия?

Если кто вдруг не помнит, став президентом, Владимир Путин свою внешнюю политику именно с этого и начал — выстраивал отношения с Североатлантическим альянсом. Хотел если не подружиться, то хотя бы нейтрализовать доставшуюся в наследство от советской эпохи военную угрозу со стороны НАТО. Первому президенту России Борису Ельцину сделать этого не удалось вопреки впечатлению об исключительной общей дружественности того времени. Но виноват в этом скорее не он, а первый и последний президент СССР Михаил Горбачёв.

Предыстория

Разумеется, Горбачёв исходил из самых лучших побуждений и гуманистических ценностей, когда изо всех сил старался помириться с Западом. Он руководствовался искренним желанием закончить разорительную для страны холодную войну. СССР не выдерживал гонку вооружений с Соединенными Штатами, и советский лидер решил произвести так называемую разрядку напряженности в отношениях двух мировых супердержав. Он давно питал интерес к западным методам управления экономикой, моральным ценностям (в частности, демократическим), многие из них искренне разделял, некоторым даже пытался следовать.

Фото: Михаил Горбачев
© globallookpress.com

Стремясь поскорее «замириться», Горбачёв не замечал (или не хотел замечать), что другая сторона не отвечает адекватными шагами, а многие мирные инициативы Советского Союза просто бойкотирует (некоторые даже саботирует). Так было, например, с провозглашенным в 1985 году односторонним мораторием на испытания ядерного оружия. Западные партнеры восприняли это как признак слабости.

По договору о ликвидации ракет средней и малой дальности, подписанному Михаилом Горбачёвым и президентом США Рональдом Рейганом в декабре 1987 года, стороны обязывались «уничтожить все пусковые установки и ракеты наземного базирования с радиусом действия от 500 до 5500 км». К июню 1991 года СССР уничтожил 1846 ракет и 825 пусковых установок, США — 846 комплексов и 318 установок. Причем советские боезаряды взрывались на специальных полигонах, а американцы свои баллистические ракеты разбирали и складировали. Нужны ли еще примеры?

Вывод советских войск из Афганистана и стран Восточной Европы, в том числе из Германской Демократической Республики (что стало главным фактором присоединения ее территории к ФРГ), развал военной организации Варшавского договора не сопровождались ровным счетом никакими обязательствами со стороны «западных партнеров». Документов, запрещающих продвижение НАТО на восток, подписано не было. Обещаний, кроме устных заверений о том, что мы больше не враги, западные лидеры не давали. Впоследствии это сделало возможным создание новых баз Североатлантического альянса не только на территории стран развалившегося социалистического лагеря, но даже в бывших республиках СССР — прямо у границ России.

Таким образом, «разрядку напряженности» и окончание холодной войны в Штатах восприняли как собственную победу. А раз есть победители, должны быть и побежденные. Эту роль отвели Российской Федерации как правопреемнице Советского Союза. Проигравшие в войне, как известно, должны платить репарации и уж во всяком случае не мешать больше победителям диктовать свою волю.

Мир в один миг из биполярного превратился в однополярный. Соединенные штаты почувствовали себя всепланетным жандармом, которому провидением божьим уготована судьба — определять мировое устройство и исправлять его по собственному образу и подобию. Они без труда добивались одобрения со стороны Организации Объединенных Наций своих, порой весьма агрессивных, действий, в том числе с использованием военной силы или, когда этого не удавалось, с успехом обходились без него, а в целом ряде случаев решались на вторжение даже вопреки запрещающим резолюциям ООН. Примеров масса: бомбардировки Югославии в 1999 году, вторжение в Афганистан в 2001 году, оккупация по ложному обвинению в изготовлении ядерного оружия Ирака в 2003 г. и т. д. То есть войска НАТО, в конце концов, самовольно заменили собой «голубые каски» ведущей мировой организации, призванной по мысли единственного в истории США президента-интеллигента Вудро Вильсона (основателя Лиги Наций — предшественницы ООН) поддерживать порядок и мир на планете.

НАТО

Так что же представляет собой эта организация со страшно звучащим для русского уха названием — НАТО (англ. North Atlantic Treaty Organization)? Сегодня она включает 28 государств, из которых одна — Исландия — не имеет собственной армии, а другая — Люксембург — насчитывает в ней всего 900 человек. Тем не менее это самый мощный военный блок на Земле, на долю которого приходится 70% мирового военного бюджета, поскольку помимо США и Канады (рассматривавшей свое вступление туда как избавление от контроля со стороны вечной метрополии — Великобритании), в НАТО сегодня входит большинство европейских стран.

Что показательно, ни одной из стран — участниц блока так и не удалось его покинуть окончательно. Из примеров на слуху — попытки Шарля де Голля вывести Францию из НАТО в 1966–67 годах в ответ на полученный в 1958 году отказ в помощи по созданию собственного ядерного оружия. Однако в 2009 году президент Николя Саркози вернул страну в военный союз, а ее генералов — в командные структуры альянса.

Сегодня вопрос сотрудничества с НАТО рассматривает даже так близкая нам православная Сербия, пострадавшая от бомбардировок ВВС США и потерявшая благодаря поддержке альянсом албанских сепаратистов свою историческую область Косово (это все равно, как если бы Россия отдала кому-то Куликово поле).

Вопреки всеобщему заблуждению, у истоков создания Североатлантического альянса стояли вовсе не Соединенные Штаты, а ряд европейских государств, решивших после Второй мировой войны подстраховаться и создать блок против необычайно развившейся военной силы СССР, оккупировавшего половину континента. Именно тогда, в марте 1948 года, был заключен Брюссельский пакт между Бельгией, Великобританией, Люксембургом, Нидерландами и Францией, который позднее лег в основу «Западноевропейского союза» (WEU). США присоединились к нему только через год, постепенно подмяв, а кое в чем и подменив его собственными силами.

Фото: США
© Michal Fludra | globallookpress.com

Иногда практически полностью. Так, во вторжении в Ирак, вопреки резолюциям ООН (из 5 стран — членов генсовета три выступили против операции: Китай, Россия и Франция), принимали участие преимущественно вооруженные силы США (145 тыс. военнослужащих) и Великобритании (62 тыс. человек). Участие других стран — членов НАТО настолько ничтожно, что не попадает даже в статистику погрешностей.

Россия–НАТО

Невольно возникает вопрос: ну так если НАТО есть сильнейший военный союз в мире, может проще присоединиться к нему и решить все свои проблемы, тем более что идеологические расхождения вроде как преодолены? Логично, рассудил Владимир Путин и попробовал создать новый военный блок Россия–НАТО, послав в штаб-квартиру альянса в Брюсселе известного своей патриотичностью российского политика Дмитрия Рогозина.

Понятно, что полноценного вхождения России в этот альянс ждать не стоило. Думается, здесь нет смысла рассуждать о самодостаточности нашей военной экономики, типологии собственных видов вооружений, развитости отечественного ВПК, лоббистских возможностей наших «ястребов» и т. д. Достаточно сказать, что и достигнутый формат выявил массу возможностей, не остановивших, впрочем, продвижение НАТО на восток.

К слову, сотрудничество было расторгнуто альянсом в одностороннем порядке после решения России защитить Южную Осетию от грузинской агрессии во время атаки, санкционированной Михаилом Саакашвили в 2008 году. Окончательный разрыв случился после присоединения Крыма.

Другие перспективы

Вслед за либеральной западно-ориентированной интеллигенцией можно было бы расстроиться, что союз России с НАТО распался так скоро и просто. Но тогда надо признать, что альтернативы такому решению нет.

Но в том-то и дело, что альтернатива появляется буквально на наших глазах: собственной внятной внешней политикой обзаводятся владельцы самых многочисленных сегодня сухопутных армий мира — Китай и Индия, к слову — члены ядерного клуба.

И эта политика, мягко говоря, проамериканской считаться уже не может. Не говоря об Иране.

Именно маневрирование между НАТО и КНР в одной плоскости и между альянсом и странами БРИКС (экономический союз наиболее быстро развивающихся Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР) — в другой может принести нашей стране максимальную пользу. Ибо ничего так не боятся европейские союзники США, как больших межконтинентальных блоков. Их карликовые армии (у Франции — четверть миллиона человек, но большинство составляют такие страны, как Эстония с армией 5,5 тыс. чел.) очень не хотят даже локальных конфликтов с куда более подготовленными и хорошо вооруженными соседями в Азии.

В этом смысле показателен пример Турции, обладающей самой крупной в Европе и оснащенной, благодаря сотрудничеству с НАТО, сухопутной армией почти в 800 тыс. человек и военно-морским флотом (предполагалось, что для охраны черноморских проливов от ВМС СССР). Маневр президента этой страны Реджепа Эрдогана, оскорбленного возможным участием политических союзников в событиях недавнего военного переворота, показателен. Если под угрозой исключения из крупнейшего мирового военного блока правительство страны делает выбор в пользу другого выгодного сотрудничества — значит, планета перестала быть полем для игры по единым правилам.

Фото: Владимир Путин с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом
© Photoagency Interpress | globallookpress.com

Отдельно взятые политиками США Северная Корея, Иран или, скажем, Йемен или Сомали, наверное, особых хлопот не предвещают, но вот на фоне формирования нового политического и экономического устройства — воспринимаются уже по-другому, и этим нельзя не воспользоваться. Да, военный бюджет съедает львиную долю экономически не воспроизводимых рублей. Это правда. Тем более хочется напомнить сомневающимся известную поговорку: кто не хочет кормить собственную армию, обречен содержать чужую…

Алексей Окишев

 

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...