Приднестровье — второй Крым?

В Мире26 сентября
комментарии
Приднестровье — второй Крым?
Фото: © Photoagency Interpress | globallookpress.com

Буквально в канун выборов президент непризнанной страны Евгений Шевчук выпустил указ о начале реализации решений референдума, которые были вынесены, к слову, ровно 10 лет назад.

17 сентября 2006 года 97% жителей этой узкой полоски земли между Украиной и Молдавией проголосовали за присоединение к России. Показатель явки тогда составил 76%, то есть около 300 тысяч из общего полумиллионного населения Приднестровья еще тогда хотели бы пойти по пути Крыма. Проблема лишь в том, что реализовать все это на практике куда сложнее, чем в случае с уже российским полуостровом. 

Что интересно, первыми на этот порыв среагировали не российские или молдавские СМИ — что было бы естественно, а украинские. Журналисты некогда братской страны вынесли в адрес непризнанной страны и ее руководства столько нелестных эпитетов, так негативно отозвались о положении дел в этом государстве, что возникает вопрос — значит, действительно Приднестровье с его 4 тыс. кв. км площади имеет ключевое значение в этом регионе? По территории государства размером с две Москвы этого явно не скажешь. И здесь не обойтись без небольшого экскурса в прошлое.

История вопроса

Приднестровье — тот регион, который за свою долгую историю постоянно переходил из рук в руки. Владели им и Золотая Орда, и Речь Посполитая, и Российская империя, позже Румыния и Украина, и наконец, в составе СССР, Молдавия. И как раз поэтому эти земли нельзя признать исторически принадлежащими какому-либо государству. Тем более что этнический состав населения здесь в корне отличается от того, что проживает на территории остальной части Молдавии. Молдаван, украинцев и русских здесь примерно по 30% от общего числа всех жителей. А потому и языков, на которых здесь говорят, фактически тоже три, но все больше склоняются к русскому. Причем русские здесь поселились преимущественно после того, как фашистская Румыния прямо перед Второй мировой передала эти территории СССР. Именно выходцы из Центральной России приехали развивать здесь местную промышленность, что и успешно сделали за полвека.

Корень будущего конфликта в новейшей истории был заложен в 1956 году. Именно тогда на территории Приднестровья разместили знаменитую 14-ю армию, которая сыграла решающую роль 35 лет спустя, в ходе военного противостояния Молдавии и Приднестровья. А тогда ее поставили охранять склады и оружие, то есть запасы, державшие в страхе весь Юго-Восток Европы. В середине 1980-х была создана еще большая база для будущего столкновения — штаб 14-й армии был переведен из Кишинева в Тирасполь — историческую столицу Приднестровья. Ну а сам гром грянул 6 лет спустя.

В 1990-м Молдавия захотела выйти из Союза, а жители Приднестровья, из опасения присоединения маленькой страны к Румынии и провозглашения молдавского языка как единственного государственного, создали свою республику. И основания опасаться у них, в общем-то, имелись — жители Молдавии, а особенно интеллигенция, тогда яростно призывали к союзу и объединению с Румынией, переходу на латиницу и вообще к полной интеграции с Европой.

А заодно и к выводу всех российских войск и техники, но с оставлением промышленности.

Долго описывать конфликт не будем, скажем лишь, что его активная фаза длилась два года, погибло около 1000 человек с обеих сторон, а миротворцем выступила та самая 14-я армия под командованием легендарного для этих мест и уже покойного Александра Лебедя. Стороны разошлись по разным углам, как затаившиеся волки, конфликт был признан замороженным, но окончательного решения за почти уже 25 лет так и не принято.

К чему пришли Молдавия и Приднестровье?

Без России в своем взаимодействии стороны обойтись никак не смогли. Причем все 90-е годы наша страна, скажем так, инертно реагировала на проблему Приднестровья. Оно и понятно — интересы русского населения в странах СНГ в то время были на втором плане, и на обострение отношений с Западом из-за клочка земли никто идти не хотел. Официально Россия не признавала мятежную республику, но нелегально все же помогала ей как с военной стороны, так и с экономическо-политической.

Ситуация изменилась в 2000-х. Сначала Россия предложила так называемый меморандум Козака, при котором Молдавия становилась бы федерацией, а Приднестровье входило в нее на правах автономной республики, но в Кишиневе на это не пошли.

Объяснили это тем, что Евросоюз, в который как тогда, так и сейчас активно стремится Молдавия, не признает такого решения.

И после этого отношения вновь обострились.

Причем обе стороны согласны в одном — напряженности между рядовыми гражданами Молдавии и Приднестровья нет абсолютно никакого. Особенно это заметно на примере приднестровского города Бендеры, один из микрорайонов которого контролирует Молдавия, но люди по обе стороны общаются и живут как ни в чем не бывало. Однако у политиков в Кишиневе был совсем иной взгляд на проблему. В итоге власти Приднестровья пошли на то, чтобы вычленить всю производственно-экономическую структуру республики, отделив их от Молдавии. А год спустя и был проведен тот самый референдум.

Чего хотят власти Приднестровья?

Здесь возникает вопрос: почему власти Приднестровья спохватились лишь ровно 10 лет спустя после проведения плебисцита? Ответов здесь несколько. Главный фактор — Крым.

Фото
© Zamir Usmanov | globallookpress.com

2 года назад теперь уже российский полуостров создал прецедент в мировой практике, а тогда, в 2006 году, приднестровские власти, тем более находясь в стране, окруженной враждебными по отношению к ней Украиной и Молдавией, на это не решались. Сил и уверенности им придали и события трех последних лет. Это и визит патриарха Кирилла, к которому даже приурочили выпуск почтовой марки, и воинственные заявления в Тирасполе российского вице-премьера Рогозина, обещавшего повесить на Молдавию долги Приднестровья за использование российского газа, и требование МИД Молдавии вывести с территории непризнанной республики российские войска.

Еще один немаловажный фактор — деньги. Проведенные в республике соцопросы показали: настроения граждан ничуть не изменились, а чтобы провести референдум заново, нужны средства, и немалые, и потому была проведена такая, быть может, несколько корявая, но довольно рациональная процедура.

В результате указ президента ПМР Е. Шевчука стал для Украины и Молдавии весьма неприятным сюрпризом.

Причем в Молдавии на него отреагировали куда инертнее, чем на Украине: просто заявив, что «указ принят неконституционным органом власти на территории Молдовы в обоснование незаконно проведенного референдума». Оно и понятно — элементарная попытка сохранить лицо. На Украине, что тоже понятно, отреагировали куда резче, заявив, что и Шевчук — российский агент, и экономика Приднестровья терпит крах, и вообще все это — происки Московского Кремля.

Фото: Петр Порошенко
© Nazar Furyk | globallookpress.com

Однако логика подсказывает совсем другое. Власти Приднестровья вполне опасаются оказаться между Украиной, где крепнет и фашизм и маразм, и Молдавией, чья экономика уже не выдерживает постоянных ударов мирового кризиса, требований Европы и постоянного оттока в Россию экономически активного населения. Ну а разговоры о якобы несостоятельности экономики Приднестровья просто не имеют под собой оснований. Да, Россия ежегодно направляет маленькой республике экономическую помощь — около миллиарда долларов.

Но при этом не стоит забывать — 40% некогда довольно развитой промышленности Молдавской ССР было сосредоточено именно на этой территории.

И сейчас ПМР активно торгует с ЕС, поставляя туда металл, текстиль, электроэнергию (именно здесь находится крупнейшая на юго-востоке Европы Молдавская ГРЭС). Плюс как раз через Приднестровье проходит транзит российского газа на Балканы. А потому экономическая база у непризнанной республики есть, и теперь она хочет получить политические дивиденды.

Еще одним фактором для принятия указа стал рост численности российских граждан на территории ПМР. Сейчас их здесь около 200 тысяч (45% населения республики). Там живет много военных, получающих пенсию именно из России, фактически действуют российские законы, система науки и образования давно уже встроена в российскую. И здесь остается только один вопрос.

Что делать и как реагировать России?

Руководство страны на самом деле оказалось в непростой ситуации, и, скорее всего, именно с этим связано то, что никакой реакции из Кремля пока не последовало. И это как раз тот случай, когда все за и против тесно переплелись между собой. С одной стороны, присоединение Приднестровья станет предлогом для введения Западом новых санкций, хотя, с другой стороны, жизнь показала, что Россия спокойно живет и при их наличии, то есть ничего нового они не принесут. Можно ожидать истеричной реакции от Румынии, считает глава Лаборатории социально-политических исследований А. Неживой, но нельзя не согласиться, что Приднестровье занимает стратегическую позицию на юго-востоке Европы, аналогичную Калининграду, и потеря ПМР будет лишать Россию очень многого. Пусть это будет анклав, который тяжело поддерживать и снабжать. Но сейчас, в условиях давления Запада, кризиса в отношениях с Украиной, это воссоединение необходимо. Если Россия присоединит Приднестровье, то тем самым лишит инвестиций соседние страны, поскольку ПМР будет признана нестабильной для ведения бизнеса землей. А потому и Украина, и Молдавия в этом случае будут просто вынуждены в экономическом плане идти на союз с Россией, полагает политолог.

Фото: Владимир Путин
© Kremlin Pool | globallookpress.com

Что же касается отсутствия общих границ с Россией, это тоже нельзя назвать проблемой. Калининградская область вот уже 25 лет после распада СССР доказывает, что можно вполне успешно развиваться и в условиях недружелюбного окружения. По большому счету, формальных причин не признавать ПМР у России нет, считают эксперты. В республике проведен референдум, почти половина ее населения — граждане России, там расположена военная база РФ, законодательство ПМР также позволяет делегировать полномочия другому государству. Все упиралось до последних пор лишь в Хельсинский пакт о нерушимости границ, однако он со времени своего подписания уже столько раз нарушался, что внимания на него мало кто обращает.

Пока вопрос в экономике. Россия немало и успешно вкладывает в Крым, и пока вызывает сомнения, удастся ли это сделать в условиях глобального кризиса с еще одним новым субъектом Федерации.

Одно дело — экономическая помощь дружественной республике, и другое — обеспечение безопасности своих границ и защита своих интересов в полноправной части единого государства. Скорее всего, именно эта проблема сейчас и беспокоит власти России.

Ближайшая перспектива

Между тем власти Приднестровья уже заявили — в течение двух недель они обязуются создать специальную комиссию. Она должна будет привести законодательство ПМР в соответствие с российским. Все противоречащие акты утратят свою силу. И уже до 1 ноября комиссия должна будет предоставить президенту Е. Шевчуку конкретный план — как синхронизировать обе правовые системы.

Но дело в том, что в России в свое время этот референдум фактически не признали, не стали комментировать в Кремле и новую инициативу президента ПМР.

Тем более что ряд местных и российских СМИ считают этот шаг политическим популизмом Шевчука в канун грядущих президентских выборов.

Его рейтинг сейчас в ПМР — в районе 14%, и таким жестом президент республики хочет привлечь к себе внимание и лояльность избирателей. С другой стороны, в Молдавии вновь активизировались прорумынские силы, а глава государства даже считает, что молдавский язык стоит переименовать в румынский. Напомним, именно это 25 лет назад стало главной причиной эскалации Приднестровского конфликта. В любом случае решение будет принимать Россия, и только Россия, и можно не сомневаться — в Кремле учтут как широко известные, так и неприметные взгляду общественности факторы.

Тимур Шайдуллин

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...