О чем умолчал К. Маркс. Первая теория глобализации

В Мире07 декабря
комментарии
О чем умолчал К. Маркс. Первая теория глобализации
Фото: К. Маркс © Caro / Dittrich | globallookpress.com

Весьма неожиданная победа Дональда Трампа на выборах президента США закономерно ставит один неудобный вопрос: как так могло случиться, что несистемный кандидат одержал победу, вопреки огромному давлению, ресурсам и единодушной поддержке элитой Хиллари Клинтон?

Возможно ли выиграть выборы только на личной харизме, ориентированной на реальную экономику экономической программе и умении называть вещи своими именами?

Вопрос, как водится, породил множество версий. Одна из них сводится к тому, что Трамп вовсе не является несистемным кандидатом, и его победа — всего лишь новый этап в противостоянии, которое длится уже многие десятилетия.

Так кто же ему помог?

Фото: Карл Маркс © Scherl | globallookpress.com

Фото: Карл Маркс
© Scherl | globallookpress.com

Кто финансировал Карла Маркса?

В 1995 году известный американский экономист британского происхождения Генри Саттон публикует книгу “The Federal Reserve Conspiracy”, в которой на базе богатого фактического материала показывает, кто реально финансировал работы Карла Маркса и Фридриха Энгельса, а также всецело помогал распространению идей марксизма по всему миру.

Саттон утверждал, что источников финансирования у Маркса было четыре, и все они восходят к властным элитам Германии и США.

Первый из них — доверенное лицо американских банковских кругов Жан Лаффит, писавший в одном из своих писем: «Никто не знал истинных причин моего пребывания в Европе. Я открыл счет в парижском банке — кредит на хранении для финансирования двух молодых людей: господ Маркса и Энгельса. Им нужно было помочь в осуществлении революции рабочих во всем мире… С самого начала мне казалось, что двое молодых людей талантливы и наделены незаурядным умом… Я надеюсь, что их планы воплотятся в целостную доктрину, которая сокрушит основы светских династий и предаст последние пожиранию низшими массами».

Фото: К. Маркс и Ф. Энгельс globallookpress.com

Фото: К. Маркс и Ф. Энгельс
globallookpress.com

Вторым источником финансирования был Клинтон Рузвельт — один из наименее известных представителей своего рода. Он происходил из семьи Рузвельтов, связанных с Банком Нью-Йорка, и содействовал финансированию Маркса через доверенных лиц.

Два других источника восходят к немецкой аристократии. В частности, один канал осуществлялся через Фридриха Энгельса, сына состоятельного фабриканта, второй — через барона Фердинанда фон Вестфалена, который был родным братом жены Маркса Женни и одновременно министром внутренних дел Пруссии.

Оставим за скобками доказательства, их историческая наука накопила уже достаточно, и примем вывод в качестве постулата — у истоков марксизма стояли американские банковские круги и немецкая аристократия.

То есть, по сути, прямые представители властной элиты. Зачем же им финансировать тех, кто мог стать их могильщиками? Ведь марксизм — это оружие пролетариата, который впоследствии мог использовать его против своих благодетелей? Где логика?

Промышленная революция и внутриэлитная борьба

Логика в том, что финансировала «Манифест» одна группа представителей элиты, а направлен он был против другой группы.

По сути, Маркс являлся орудием внутриэлитной борьбы, и именно в этом была его основная функция на тот момент.

К середине XIX века Европа переживала индустриальный бум, который впоследствии будет назван «промышленной революцией».

Фото: Юго-Восточная железная дорога достигла города Фолкстон в 1843 г. © Science Museum | globallookpress.com

Фото: Юго-Восточная железная дорога достигла города Фолкстон в 1843 г.
© Science Museum | globallookpress.com

Империи расширяли свое влияние, захватывали новые рынки сбыта, развитие науки способствовало техническому прогрессу, выросли возможности для торговли. Появились паровая машина, железные дороги, телеграф, и закономерно возник новый слой общества — промышленники, которые стремительно обогащались. Концентрируя в своих руках огромные ресурсы, промышленники естественным образом наращивали и свое влияние, претендуя в том числе и на функции управления государствами, которые ранее были целиком сконцентрированы в руках аристократии.

Среди пострадавших был и банковский капитал, который оказался перед угрозой потери былого влияния.

Европейская аристократия и банковский капитал вынуждены были стать временными союзниками с целью противостоять росту влияния набирающего силу промышленного капитала.

Обратимся к тексту «Капитала» и попробуем ответить на вопрос: что вынесено на первый план и что осталось в тени?

Фото: К. Маркс за работой globallookpress.com

Фото: К. Маркс за работой
globallookpress.com

Теория прибавочной стоимости

Созданная Марксом теория прибавочной стоимости (по сути, практически целиком заимствованная из трудов А. Смита и Д. Рикардо, которые назвали ее «теория трудовой стоимости») выглядела логично и стройно. На первом плане — взаимоотношения пролетариата и буржуазии, промышленников и рабочих, и Маркс подробно и со знанием дела раскрывает механизм присвоения классом капиталистов части создаваемой прибавочной стоимости (точнее, нужно сказать — новой ценности).

Маркс утверждает: существует три источника прибавочной стоимости (новой ценности) — это рабочий труд, земельная рента и капитал.

Капиталист, по Марксу, присваивает себе часть труда рабочего, что и является источником его обогащения.

Именно эта простая и ясная мысль, вынесенная Марксом во главу угла его теории, оказалась ключевой, поскольку позволила сразу указать на виновника всех бед. Пролетариат превратился в угнетаемый капиталистом класс, и для того, чтобы «восстановить справедливость», пролетариат должен бороться с капиталистом за свои права, в том числе и с помощью метода вооруженного восстания.

Фото: Революция 1917 г. globallookpress.com

Фото: Революция 1917 г.
globallookpress.com

Но где капиталист берет первоначальный капитал? У банкира. Банк дает капиталисту ссуду, которая постепенно и превращается в капитал, причем капиталист обязан будет вернуть ее, да еще и с процентами.

Банк, по сути, такой же участник производства, как капиталист и рабочий, но Маркс об этом сообщает нехотя, совсем кратко, никак не акцентируя внимания на роли банков.

По Марксу, цена товара определяется общественно необходимым временем труда на его изготовление, плюс прибавочная стоимость, которую кладет в свой карман капиталист, а вот банкир, выдавший капиталисту ссуду и потому забирающий себе часть прибыли, в этой схеме отсутствует.

О чем Маркс умолчал

Есть и еще один момент, на который следует обратить внимание. В утверждении, что капитал является одной из составных частей создания прибавочной стоимости, кроется или неосознанная ошибка, или, скорее, сознательное желание замаскировать его настоящую суть. На самом деле капитал не участвует в создании прибавочной стоимости.

Капитал, как катализатор в химической реакции, лишь ускоряет саму реакцию, но не вступает во взаимодействие с компонентами реакции. Капитал не способен создать ни цента прибыли!

Роль капитала — перераспределение полученной прибыли, то есть это предмет торга между капиталистом и банкиром, и не имеет никакого отношения к рабочему. Маркс искусственно свел экономические отношения в обществе к противостоянию рабочего и промышленника и вывел за скобки банкиров.

Фото: Памятник К. Марксу © Michael Kudryavtsev | globallookpress.com

Фото: Памятник К. Марксу
© Michael Kudryavtsev | globallookpress.com

Казалось бы, довольно строгое и ясное учение. И действительно, оно не могло бы так быстро овладеть массами, если бы не было достаточно логичным, а главное — простым и понятным для людей даже без образования. Маркс, безусловно, был талантливым человеком, однако не настолько, чтобы его учение само по себе, без поддержки, завоевало весь мир, и эту поддержку ему всецело оказывали банковские круги.

История борьбы: банки и долги

Маркс и созданная им экономическая теория стали серьезным инструментом перераспределения властных полномочий внутри элит. Используя извечное стремление человека к справедливости и лучшей жизни, банкиры создали инструмент, с помощью которого мобилизовали на свою сторону пролетариат для внутриэлитной борьбы, для того чтобы перехватить у промышленного капитала властные рычаги и не позволить ему укрепиться сверх меры.

Вся история ХХ века прошла под знаком этой борьбы.

Две мировые войны, создание Федеральной резервной системы и получение права эмитировать деньги без контроля со стороны государства, отмена реального наполнения денег какой-либо ценностью (отказ от золотого стандарта), переход на систему фиатных валют, и, наконец, установления механизма контроля над ценами на сырье после энергетического кризиса 1979–1982 годов.

Фото: Вторая мировая война, 1942 г. globallookpress.com

Фото: Вторая мировая война, 1942 г.
globallookpress.com

К настоящему времени банковский капитал сконцентрировал в своих руках огромные возможности. Центробанки независимы от верховной власти государств, монетарная политика определяется без согласования с экономической политикой правительств, или это согласование происходит только «по доброй воле» центробанка.

Получив право напрямую влиять на установление цен на основные виды сырья, банки получили право и на полный контроль в распределении общественного богатства.

Закономерным итогом стало создание системы, которая способна производить только долг и ничего более, именно такая ситуация складывается и в США, и в большинстве развитых стран. По данным Банка международных расчетов, все меры, предпринятые после первой волны кризиса в 2008–2009 годах, привели лишь к тому, что совокупный долг, создаваемый на всех уровнях от домохозяйств и муниципалитетов до корпораций и государств, растет с гораздо более высокой скоростью, чем экономика.

Назад, к глобализации?

Именно марксизм оказался первым учением, с помощью которого одна властная группировка устанавливает свою власть над другой. Известная книга Д. Шарпа «От диктатуры к демократии», впервые опубликованная в 1993 году Комитетом по восстановление демократии в Бирме, является всего лишь попыткой развить идеи вооруженного переворота в современных условиях, идеи, впервые целостно сформулированной в работах Карла Маркса в середине XIX столетия.

По сути, марксизм есть первая теория глобализации.

Возвращаясь к выборам в США, отметим, что неожиданная победа Д. Трампа вполне может являться всего лишь новым витком этой внутриэлитной борьбы. Промышленный капитал нанес ответный удар, воспользовавшись тем, что слепое следование монетаризму заводит развитие земной цивилизации в тупик. Впрочем, история — дама капризная, и кто знает, чем на самом деле обернется победа Трампа?

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...