Неоднозначные итоги переговоров по Сирии в Астане

В Мире25 января
комментарии
Неоднозначные итоги переговоров по Сирии в Астане
Фото: Неоднозначные итоги переговоров по Сирии в Астане © Ospanov | globallookpress.com

Переговоры между сторонами сирийского конфликта в столице Казахстана Астане официально завершились.

По итогу двухдневной встречи ожидалось подписание некоего соглашения о перемирии, под эгидой России, Ирана и Турции. Однако пока представители сторон в кулуарах говорят лишь о неком коммюнике, что в переводе с дипломатического на русский означает своего рода выжимку из того, о чем стороны вообще говорили и к общности по каким моментам пришли. Как стало известно, ряд участников от его подписания отказался. Среди них и представители официального правительства Сирии.

В остальном неопределенность остается полной. МИД Иордании результат оценил позитивно, но эта страна участия в конфликте не принимает, в то время как активно воюющие курды, в частности объединение «Демократические силы Сирии» и курдская партия «Демократический союз», заявил о своем несогласии даже с таким малообязательным документом. В то же время, участвовавший в переговорах постпред Сирии в ООН Башар аль-Джаафари на итоговой пресс-конференции сказал о достигнутом прогрессе. В Астане будет создана постоянно действующая трехсторонняя группа по мирному урегулированию, в работе которой примут участие как военные, так и гражданские эксперты, а также представители сирийской оппозиции. На данный момент таких набралось полтора десятка. В дальнейшем ожидается присоединение и других.

Так как же следует оценивать итоги произошедшего? Каковы перспективы перемирия, и достигнут ли в Астане хоть какой-нибудь позитив, или все закончилось ничем, так же как американское шоу в Лозанне в 2016-м?

Гордиев узел Ближнего Востока

На взгляд обычного европейца, к коим можно смело относить и нас с вами, так как оперируем мы понятиями, характерными именно для европейской культурной общности, ситуация в Сирии выглядит вроде бы просто. В обычном государстве, где-то между Израилем, Иорданией, Ираком, Ираном и Турцией, случилась гражданская война. Сирийцы восстали против тирании и вскоре бои с деспотом Башаром Асадом распространились на всю территорию государства. В конфликт, на стороне оппозиции, естественно демократической, вмешались страны Запада. Они развернули широкомасштабные операции против сирийских войск силами спецподразделений на земле и коалиционной авиации в воздухе.

Но диктатор Асад как-то сумел удержаться, хотя контроль над большей частью страны утратил. Впрочем, оппозиционные повстанческие формирования закрепиться на оставленной им территории не сумели. Возникший вакуум заполнился исламскими радикалами, провозгласившими своей целью строительство на Ближнем Востоке, а потом и во всем остальном мире, своего халифата. Они воевали против всех и в течение двух лет захватили практически 2/3 страны. Потом в конфликт, на стороне Асада, вмешалась Россия. После ряда громких побед общий баланс несколько сместился в пользу правительства, где и замер, так как ни одна из сторон решительного превосходства не имеет.

Формально все правильно, но это очень поверхностный и достаточно далекий от объективности взгляд. На самом деле положение в Сирии больше похоже на пресловутый гордиев узел, намертво затянутый шестью годами непрерывной войны.

По сути, этнически, территориально, религиозно и исторически, нынешняя Сирия чрезвычайно похож на Ливию, о судьбе которой недавно говорилось. Несмотря на привычное название, в действительности такого народа — сирийцы — не существует. Есть лишь граждане, то есть люди, имеющие сирийский паспорт, но при этом 90% из них являются арабами, оставшуюся долю составляют курды, алавиты, друзы, христиане.

Причем, даже это деление далеко от законченности. Кроме этнического, в стране существует серьезное религиозное расслоение. Арабы состоят из суннитов и шиитов, и эти две ветви Ислама жестко враждуют между собой. Впрочем, в каждом из его течений также существуют свои внутренние отдельные группы. Например, шииты — исмаилиты или алавиты. Между прочим, Башар Асад — алавит.

Вообще земли Ближнего Востока — это одно большое разделение. Даже среди 1,8 млн христиан, в целом составляющих около 12% населения страны, примерно половина относится к общине Антиохийской православной церкви. Пятая часть христиан — католики. Кроме них там проживают прихожане Армянской апостольской и Русской православной церквей. Кстати, третий год находящийся в полном окружении отрядов ИГИЛ (организация запрещена на территории Российской Федерации) город Дейр-эз-Зор, где сегодня сложилось особо сложное положение, в основном заселен как раз христианами.

Но и это еще не все. Помимо религиозной и этнической, конфликт в Сирии имеет целый ряд внешних геополитических составляющих. На севере это курды, чья территория проживания разделена между Сирией, Турцией, Ираком и Ираном. Они хотят себе собственный Курдистан.

Правда, не все и не единый. Изрядное напряжение в конфликт вносит их борьба с Турцией, которая считает все курдские формирования террористическими. В свою очередь шиитский Иран ведет традиционную борьбу за полное доминирование во всем Ближнем Востоке с суннитскими монархиями Катара и Саудовской Аравии, лелеющими аналогичные планы. Для тех и других Сирия — поле боя, в котором Ирак поддерживает Асада, а монархии, соответственно, его противников.

Вишенкой на торте тут еще стоит Израиль, который с первого дня своего существования находится в положении «против всех». Согласно плану «Стратегия Израиля в 1980-х годах», опубликованному в феврале 1982-го, стратегическое выживание страны ставится в прямую и непосредственную зависимость от успешности «балканизации», то есть дробления, всех соседних арабских государств, с максимальным обострением противоречий между ними. Сегодня он известен под названием «проект Новый Ближний Восток».

А еще там есть кланы, идеалисты, просто «махновцы», и сложное переплетение сочетания и противостояния интересов США, европейских стран и России. Так что уложить все это в какие-то простые и привычные западному человеку схемы невозможно.

Эфемерная абстракция, на которой покоится мир

Следует сказать, что война в Сирии возникла не сама собой. Конечно, подавляющая часть предпосылок к ней сложилась вследствие объективных и субъективных ошибок официального правительства, однако спичку в кучу хвороста все же кинул Запад. И бензина, для гарантии, туда подлил он же. При желании можно как-нибудь отдельно поговорить о деталях, в том числе роли США, Израиля и саудитов в создании ИГИЛ (организация запрещена на территории Российской Федерации), сейчас важно другое. В стремлении решить свои собственные внутренние проблемы, Запад вызывал пожар, в котором сгорела не просто сирийская государственность — оказались разрушены все механизмы, балансировавшие огромное многообразие местных экономических, культурных, исторических, клановых и религиозных проблем в рамках единого государства вообще.

Кто бы что ни говорил о мирной природе человека, в течение всей своей истории, в любой точке планеты, общество всегда находилось между выбором: как решать спорные вопросы — переговорами или копьем. Чаще всего результат определялся соотношением цен вариантов, и если отобрать силой казалось проще, то... по официальным данным, в период после окончания Второй мировой и по настоящее время на планете совсем без войны прожито всего 26 дней.

Каким бы неоднозначным и спорным ни казалось правление клана Асадов (до Башара Асада страной правил его отец Хафез Асад), они, тем не менее, сумели обуздать противоречия всех значимых социальных групп и добиться определенного социального договора, в рамках которого возникновение в бывшей Османской колонии государства европейского «демократического» типа вообще стало возможным. Как только авторы «цветных революций» его сломали, слишком многие там вернулись к мысли, что автомат гораздо лучше и эффективнее любых переговорных компромиссов. Не стоит забывать, что всего сто лет назад эти люди жили в настоящем средневековье.

«Это путь» — так часто переводится надпись под саблей, изображенной на черных знаменах исламских радикалов. Проблема заключается в том, что вполне приемлемым, а то и даже наилучшим, путем автомат сейчас считают большинство из местных группировок Сирии. Не только «черные», но и «умеренная оппозиция» «зеленых», и многие другие. Даже бомбящие всех без особого разбора самолеты Коалиции и ВВС Израиля тоже подходят к поиску решения сирийской проблемы прежде всего с позиции силы.

Проблема, однако, в том, что сила решает далеко не все. Война — это вообще сила лишь во вторую очередь. Главной целью любой войны является достижения условий мира, лучших, чем довоенные. Сирийский конфликт закончить только бомбежками и стрельбой из танков нельзя. Мир в стране наступит лишь в том случае, если большинство участвующих в войне сторон получат социальный договор, добровольно соблюдать который посчитают для себя заведомо лучшим выбором, чем продолжать войну или чем было до нее.

Запад, особенно после распада СССР, такими проблемами обычно не озабочивался. Пришли, сломали действующую власть, водрузили флаг над самым большим и главным местным зданием — все, победа. Что потом — уже не важно. Политики что-нибудь придумают. Будет ли их придумка работоспособной — никого особо не волнует. В крайнем случае, когда-нибудь потом, можно будет картинно посожалеть о допущенной ошибке. Жаль, что так неудачно вышло в Ливии. Печально, что Саддама, видимо, свергли зря. И в Сомали тоже как-то мир не налаживается, очень плохо. Но что уж теперь поделать! И только Россия считает своей главной задачей не просто продемонстрировать на отдаленном ТВД впечатляющий масштаб возрожденной военной мощи, а действительно вернуть в Сирию мир.

С кем, зачем и для чего говорили в Астане

Когда российская армия пришла в Сирию, Владимир Путин неоднократно подчеркивал — ее целью является восстановление мира в стране и сохранение ее государственности. Конечно, сначала, чтобы нас начали слушать, требовалось остудить наиболее горячие головы, предпочитавшие переговорам автомат. Изрядное их количество — остудить радикально. Нельзя сказать, что эта цель уже везде и полностью достигнута. Удалось лишь стабилизировать положение Асада в стране и вернуть под контроль государства некоторые ключевые точки страны. Не все. И даже из возвращенного кое-что «черные» отбили снова. Впрочем, процесс исправления ошибок под Пальмирой набирает обороты. Господствующие высоты вокруг города опять наши. Словом, процесс идет. И он уже достиг того этапа, когда надо начинать готовить следующий — переговоры о национальном примирении. Потому что говорить и договариваться за столом мирной конференции можно, а стреляя друг в друга из автоматов из-за баррикад — нет. Но с этим делом сейчас обозначилась серьезная проблема. Точнее, главных проблем выявлено три.

Фото: Переговоры в Астане © KALIZHAN OSPANOV | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото: Переговоры в Астане
© Kalizhan Ospanov | globallookpress.com

Во-первых, сейчас в регионе непонятно, с кем говорить. Если самые крупные участники еще как-то очевидны — Башар Асад, Турция, Иран и «Хезболла», то у «умеренных» какой-либо единый представитель отсутствует в принципе. Среди «зеленых» буйно цветет откровенная махновщина. По самым приблизительным подсчетам, в состав оппозиции ходят до полусотни группировок, большинство из которых к тому же еще постоянно объединяются, распадаются, меняют названия, территории оперирования и даже принадлежность. Нередко вообще сложно понять, где там вменяемые, а где «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» (организации запрещены на территории Российской Федерации), сейчас сменившая название на «Джебхат Фатх аш-Шам» (организация запрещена на территории Российской Федерации), переговоры с которыми невозможны в принципе.

Читайте также:
Американцы больше не верят правительству США
Американцы больше не верят правительству США

Проблема осложняется еще и тем, что одни и те же силы разными участниками позиционируются диаметрально противоположным образом. Израиль в нынешнем конфликте как бы не участвует, но юридически он по сей день находится в состоянии войны с Сирией и продолжает оккупировать Голанские высоты, являющиеся частью ее суверенной территории, возвращать которые он решительно не намерен. Почему — тема отдельная. С его точки зрения, помогающие Асаду бойцы «Хезболла» — террористы, с которыми Израиль ведет непримиримую войну на протяжении почти полувека. Активно воюющие против ИГИЛ (организация запрещена на территории Российской Федерации), правда только на своих землях, курды, одновременно считаются террористами в Турции и негативно воспринимаются Дамаском. Кто из них в действительности способен выступать от лица оппозиции, и в какой именно степени, а кто просто важно надувает щеки — разобраться еще предстоит. Тем более что за десятилетия после распада СССР, Россия очень значительно утратила свои связи и контакты в регионе. Их требуется восстанавливать, а это дело непростое и не быстрое.

Во-вторых, пока непонятно, о чем говорить. Декларируемый участниками процесса перечень требований непостоянен, сильно абсолютизирован и крайне противоречив, что на данном этапе делает компромисс решительно невозможным. После шести лет войны и ослабления центральной власти, слишком многими автомат воспринимается предпочтительнее компромисса, а любые договоренности они готовы соблюдать только пока результат остается однозначно в их пользу. И не соблюдать во всех остальных случаях. Да что там говорить, если даже союзники, например Турция и Сирия, Турция и Иран друг к другу относятся очень настороженно, а Иран даже демонстрирует признаки ревности к успехам российского оружия. Мол, русские только год назад пришли, а Иран помогал Асаду «почти что с самого первого дня», так почему вся слава сейчас только одной Москве?

В-третьих, восточный менталитет и геополитика. Ни Израиль, ни саудиты с катарцами, ни Великобритания с Францией, ни даже США, от своего вмешательства в конфликт не отказались. При этом большинство из внешних акторов еще и активно делают вид, что просто смотрят со стороны и ни в каких переговорах участвовать не намерены. С США сейчас, конечно, станет проще, но с остальными еще потребуется плотно и обстоятельно поработать.

Так что во всей этой каше ожидать радикального прорыва одним кавалерийским наскоком совершенно беспредметно. Россия находится еще в самом начале пути, который будет небыстрым и точно непростым.

Но сам факт, что ключевых представителей удалось собрать вместе и они между собой не передрались — уже серьезное достижение. Как утверждают в кулуарах очевидцы, в начале первого дня на переговорах было очень «жарко», но потом самые острые противоречия получилось сгладить.

Сейчас главная задача — начать приучать стороны к мысли, что договариваться лучше, чем воевать, что «черных», конечно, надо добить, но между собой бои самое время заканчивать, что прочный мир возможен только при добровольном соблюдении соглашения, а не после убийства всех «кто не согласен».

Для чего это нам? Как ни странно — для уважения. На Ближнем Востоке, одними танками и самолетами, без уважения добиться невозможно почти ничего. Пример пятнадцати лет войны американцев показателен. Только вернув прочный мир, для начала хотя бы в Сирию, мы сможем обрести достаточный международный вес, чтобы наводить порядок дальше. Сначала на Ближнем Востоке, а потом и занять достойное место на международной арене в целом. Без этого ни о каком свержении американской мировой гегемонии не может быть и речи.

Ну и еще, так, по мелочи. Мир в Большом Ближнем Востоке — это еще и возрождение немаленьких размеров рынка. В том числе — для российских товаров. В том числе, что важно, промышленных, а не сырьевых. Там одних только электростанций требуется не менее полусотни, а это сотни миллиардов дохода. Опять же «черных» лучше пусть они сами у себя умножат на ноль, чем нам придется воевать с ИГИЛ (организация запрещена на территории Российской Федерации) в Средней Азии и на Кавказе.

Словом, выгод непосредственно для России там целый длинный список, но их достижение требует прочного мира в регионе, первой важной вехой на пути достижения которого служит Сирия. Но работы предстоит много и ожидать мгновенных результатов не стоит.

Оценить публикацию:
(3 оценок, средняя 4 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...