Россия–Япония: конец 60-летней войне?

В Мире15 декабря
комментарии
Россия–Япония: конец 60-летней войне?
Фото: Россия – Япония: конец 60- летней войне? © Kremlin Pool | globallookpress.com

На встрече в резиденции японского премьер-министра в Нагато главы государств обсудили возможности совместной экономической деятельности на спорных островах южных Курил: Кунашире, Итурупе, Шикотане и Хабомаи.

Своей земли не отдадим ни пяди

Отсутствие мирного договора и затянувшийся территориальный спор о принадлежности островов Хабомаи и Шикотан Малой Курильской гряды уже 60 лет отравляют российско-японские отношения. Подписанная в 1956 году Москвой и Токио совместная Декларация предусматривает передачу затерявшихся в Тихом океане кусочков суши Стране восходящего солнца «после заключения мирного договора между СССР и Японией». Однако, как заметил Владимир Путин на сентябрьском саммите G20 в китайском Ханчжоу, японская сторона отказалась выполнять это обязательство: «Они говорят, что предварительных условий быть не должно, а мы считаем, что должны быть».

Итальянский скептицизм: «Лига Севера» — за отмену санкций против России
Читайте также: Итальянский скептицизм: «Лига Севера» — за отмену санкций против России

За прошедшие десятилетия дипломатического топтания на месте процесс урегулирования двусторонних отношений не продвинулся ни на сантиметр. 27 декабря 1991 года, через два дня после отставки Михаила Горбачёва, Япония признала Россию государством — правопреемником СССР. Но правительство Бориса Ельцина подчеркнуло, что «принадлежность островов базируется на итогах Второй мировой войны и суверенитет РФ над ними сомнению не подлежит». Обширное общение Владимира Путина с руководством соседней страны вылилось в подписание более двух десятков важных документов, включая «Программу действий в борьбе с терроризмом». Однако российский МИД каждый раз монотонно уведомлял: изменение статуса спорных островов невозможно. А когда в ноябре 2010-го года президент Дмитрий Медведев ступил на Шикотан, японский МИД назвал его визит «достойным сожаления».

События последних лет наглядно иллюстрируют сложную траекторию развития взаимоотношений тихоокеанских соседей. В апреле 2013 года Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявили в Москве о развитии российско-японского партнерства и возможном подписании договоров о сотрудничестве в торгово-инвестиционной сфере, освоении космоса и предотвращении опасной военной деятельности. Стороны договорились о запуске консультаций министров обороны и иностранных дел в формате «2+2».

А уже через год Япония присоединилась к антироссийским санкциям Запада на фоне нагнетания политической истерии в Украине. Замораживание диалога на высшем уровне сопровождалось свертыванием экономического сотрудничества.

Объем товарооборота в 2015 году сократился почти на четверть. Критичность такого падения объясняется тем, что доля Японии в российском внешнем товарообороте составляет лишь 4%. А мизерная доля России во внешней торговле Японии — чуть более 1,8%. Восточная соседка традиционно и преимущественно закупает топливно-энергетические ресурсы, цветные металлы, деловой лес и морепродукты, на которые приходится более 90% всего российского экспорта. Поэтому Россия является для Японии далеко не первостепенным торговым партнером, особенно на фоне Америки и Китая. Однако сбрасывать со счетов экономический потенциал Страны восходящего солнца было бы неразумным.

Нынешние российские упования на партнерство с Китаем, якобы готовым масштабно инвестировать проекты развития Восточной Сибири и Дальнего Востока, могут не сбыться. Ибо Поднебесная приоритетно и последовательно отстаивает собственные интересы, не без оснований полагая, что спешить не стоит. В отсутствии конкурентов получить доступ к российским природным ресурсам можно на гораздо более выгодных условиях. Японские инвестиции могли бы стать эффективной альтернативой. Однако сегодня японский инвестиционный портфель более чем скромен — строительство НПЗ и автосборочных «дочек» концернов «Тойота» и «Мазда» под Владивостоком. Меж тем японский бизнес заинтересован поучаствовать в проекте «Сахалин-3», разработке Эльгинского и Элегестского угольных месторождений и развитии сопровождающих инфраструктурных проектов.

В этом смысле показательны «новый подход» к решению проблемы мирного договора и план активизации экономического сотрудничества с Россией, анонсированные Синдзо Абэ на встрече с Владимиром Путиным в Сочи в мае этого года. Хотя накануне нынешнего визита президента РФ в Японию министр иностранных дел Сергей Лавров призвал отказаться от завышенных ожиданий относительно заключения мирного договора: «Самое главное совпадение заключается в четко выраженном стремлении наших руководителей к нахождению взаимоприемлемой развязки, которая обеспечивала бы интересы и России, и Японии и была бы принята общественностью обеих стран». Свою палку в колеса переговорного процесса не преминул вставить Госдеп США, несколько раз в течение ноября официально выразивший Японии недовольство предстоящим визитом Владимира Путина. Вашингтон опасается, что реанимация российско-японских отношений может ослабить санкционное давление стран «Большой семерки» на Россию.

Фото: Встреча Синдзо Абэ и Владимира Путина в Сочи в мае 2016 г. © Kremlin Pool | globallookpress.com

Фото: Встреча Синдзо Абэ и Владимира Путина в Сочи в мае 2016 г.
© Kremlin Pool | globallookpress.com

Национальные интересы не учитываются

Эксперты-политологи полагают, что национальные интересы соседних государств не имеют принципиальных расхождений. Их экономики удачно взаимодополняемы: российское сырье в обмен на японские инвестиции и товары формируют практически неограниченный общий рынок. В политической сфере лидерам стран формально удалось договориться по таким важнейшим проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, как нераспространение оружия массового уничтожения, противодействие международному терроризму, ядерное разоружение Корейского полуострова.

Но по факту отношения с Японией для РФ уступают по своей значимости сотрудничеству с Китаем, Южной Кореей и даже Вьетнамом. Гипотетическое повышение уровня взаимодействия с Токио до официального стратегического партнерства позволило бы принципиально перекроить политическую архитектуру региона. Прежде всего, сбалансировать отношения России с Китаем и Японией, осадив навязчивое стремление США установить свой контроль над тихоокеанскими просторами. Не случайно Вашингтон в штыки встречает любые улучшения российско-японских отношений, в особенности попытки урегулировать застаревшую проблему Малой Курильской гряды.

В Токио с опасениями наблюдают за ростом экономического и военного потенциала Китая, претендующего на ряд морских участков в акватории японских островов. Поднебесная уверенно отжимает Страну восходящего солнца на задворки АТР. Незавидная перспектива превратиться в «младшего партнера Пекина» подталкивает японскую элиту искать более тесных отношений с Россией. В частности, повысив уровень всестороннего сотрудничества, попытаться ослабить ось «Москва–Пекин». Еще в 2007 году японская дипломатия, отодвинув в сторону территориальные разногласия, предложила создать партнерство с ярко выраженной антикитайской направленностью. Но не нашла адекватного отклика в МИД РФ, разумно предпочитающем проводить сбалансированную политику в Азиатско-Тихоокеанском регионе. И разочаровавшееся руководство Японии пошло проторенной дорогой наращивания стратегического партнерства с Соединенными Штатами, даже не имея четкого представления о планах Вашингтона относительно КНР. Параллельно ее войска переводятся в южные районы для «противостояния китайской угрозе».

В начале 2012 года ныне экс-президент Барак Обама объявил Азиатско-Тихоокеанский регион зоной национальных интересов Америки. Тезис был немедленно закреплен в Стратегии национальной безопасности США. И геополитическое внимание сверхдержавы начало поступательно перемещаться из Европы в Азию. Соединенные Штаты пообещали прикрыть новой системой противоракетной обороны уже находящиеся под их «ядерным зонтиком» Японию, Южную Корею, Австралию и другие дружественные страны. Завершив первый этап принятого в 2009 году противоракетного плана Европейского поэтапного адаптивного подхода, США приступили к разработке аналогичного плана «Азиатско-Тихоокеанский адаптивный подход». Развертывание огромной и дорогостоящей ПРО должно убедить союзников, что любая атака вражеских баллистических ракет бесполезна и заранее обречена на провал.

Начиная очередную эскалацию гонки вооружений в целях установления гегемонии в АТР, новая «тихоокеанская держава» не сочла нужным учесть интересы России и Китая, лишь подхлестнув борьбу за влияние между тремя крупнейшими странами мира.

Размещение элементов глобальной противоракетной системы на базах стран-сателлитов открывает Соединенным Штатам возможность вплотную окружить территорию России. Тем более что там уже размещены первые элементы ПРО «Пэтриот» и «Иджис», а также датчики и радары наземного базирования. 

Самые крупные инвестиции в создание совместной региональной ПРО направила Япония, обладающая современной хорошо вооруженной армией численностью 250 тыс. человек. Не имевшие до последнего времени наступательных вооружений силы самообороны с помощью США развернули собственную многоуровневую систему ПРО, включающую системы «Иджис», Patriot PAC-3, РЛС раннего предупреждения и систему оперативного управления. Сегодня флот ВМС Японии имеет четыре крейсера, оснащенных системой ПРО «Иджис» с противоракетами SM-3 и 17 ЗРК «Пэтриот». К 2018–2019 годам будут модернизированы два эсминца типа «Атаго» и приобретены еще два эсминца с системой «Иджис».

Евразия под прицелом: глобальная система ПРО США
Читайте также: Евразия под прицелом: глобальная система ПРО США

Американцы разместят в Японии второй радар TPY-2. Пополнится арсенал из 18 противоракет типа SM-3. Ведутся совместные работы по созданию противоракеты типа SM-3 IIA. Показательно, что с 2014 года японские ВМС заметно активизировались в северной части Японского моря. Эксперты поясняют: после изменения трактовки 9-й статьи Конституции Японии правительство получило право использовать вооруженные силы за пределами страны. Серьезные недоумения у Китая и Северной Кореи вызывают планы США разместить элементы ПРО наземного и морского базирования, системы Patriot, комплекс ТХААД, РЛС раннего предупреждения и систему оперативного управления в Южной Корее.

Страна Утренней свежести вынуждена балансировать между союзником — США и крупнейшим торговым партнером — КНР. Впрочем, у южнокорейцев есть время подумать до 2019 года: стоит ли размещать ПРО на своей территории ценой резкого ухудшения отношений с Китаем и РФ? В рамках регулярных трехсторонних консультаций по безопасности США, Япония и Австралия создали рабочую группу по ПРО. Дважды в год со странами-партнерами проводятся многосторонние симуляционные учения с кодовым названием «Nimble Titan» и ежегодные командные учения «Keen Edge» с имитацией применения систем ПРО.

Обладая неоспоримым превосходством в наступательной мощи, США предпринимают титанические усилия для установления контроля над АТР, развивая двусторонние альянсы с его странами. Идеологический мотиватор — для мощного суверенного государства не существует ограничений в проведении внешней политики. По словам главы Пентагона Эштона Картера, в течение пяти предстоящих лет США потратят сотни миллиардов долларов «во имя мира, стабильности и прогресса» в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Перевооружению подвергнутся размещенная здесь авиация, подводный флот, кибероружие и средства космического базирования. Только чтобы модернизировать подводный флот в этой части мира, американское военное ведомство потратит более 40 млрд долларов. Будет утроен арсенал крылатых ракет «Томагавк» на подлодках класса «Вирджиния».

Фото: Эштон Картер говорит о «мире, стабильности и прогрессе» в Азиатско-Тихоокеанском регионе. © Panoramic | globallookpress.com

Фото: Эштон Картер говорит о «мире, стабильности и прогрессе» в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
© Panoramic | globallookpress.com

Увеличится выпуск беспилотных подводных аппаратов. К 2018 году ВМС пополнит 41 эсминец с системой «Иджис». Более 12 млрд долларов запланировано потратить на закупку стратегических бомбардировщиков В-21 и радаров, 56 млрд долларов — на приобретение более 500 многоцелевых истребителей нового поколения F-35. На острове Гуам появится противоракетный комплекс ТХААД. Пентагон десантирует в регион дополнительные десятки тысяч военнослужащих. К 2020 году в АТР будут размещены 60% всех военно-морских и военно-воздушных сил Америки, дислоцированных за рубежом. Беспрецедентное наращивание военной мощи вводит американскую элиту в эйфорию вседозволенности и безнаказанности.

На угрозе, скрывающейся за развертыванием ПРО США в Азии, сконцентрировал внимание мировой дипломатии глава МИД РФ Сергей Лавров, подчеркнув, что региональная безопасность гарантируется не на блоковой основе, а налаживанием равноправного и универсального диалога всех заинтересованных сторон. Размещение элементов ПРО в Японии и Южной Корее Москва рассматривает как шаг, ведущий к развалу сложившихся стратегических балансов в АТР. В этой ситуации необходимо реанимировать сотрудничество России и НАТО, которое фактически полностью зависит от позиции США. Россия требует гарантий, что ПРО США/НАТО не будет подрывать российский стратегический потенциал. Если прийти к консенсусу не удастся, то создавшийся кризис еще более обострит проблему возникновения масштабного вооруженного столкновения во взрывоопасном регионе.

Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...