Штайнмайер сделал четвертый срок Меркель почти неизбежным

В Мире13 февраля
комментарии
Штайнмайер сделал четвертый срок Меркель почти неизбежным
Фото: Штайнмайер сделал четвертый срок Меркель почти неизбежным © Simone Kuhlmey | globallookpress.com

Вчера, в воскресенье, 12 февраля 2017 года, в ФРГ состоялись выборы нового президента страны, на которых победил бывший министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер.

Штайнмайер в ходе голосования набрал 931 голос из 1239 депутатов, хотя ему было достаточно и на треть меньше. Так что результат можно считать оглушительным успехом. Впрочем, эта новость слабо освещается в крупных СМИ по причине юридической ограниченности самой должности президента в Германии, фактически выполняющего лишь чисто представительские функции. Однако дата 19 марта, когда состоится официальная церемония вступления в должность 12-го президента Германии, фактически окончательно высечет в граните имя следующего ее канцлера.

Франк-Вальтер Штайнмайер — очень интересный человек. Пост министра иностранных дел ФРГ он занимал уже дважды и всегда демонстрировал выдержку и последовательность в сложных международных вопросах, а также наличие взвешенной и обоснованной позиции. Особенно наглядно это проявилось после февраля 2014 года.

Фактически сохранением дипломатических мостов с Берлином мы в значительной степени обязаны именно ему. Штайнмайер публично заговорил о необходимости постепенной отмены антироссийских санкций еще когда все западные лидеры продолжали настаивать на их усилении. Он жестко критиковал линию НАТО на попытку давить на Россию через демонстрацию военной мощи у российских границ. Особенно сильно Брюсселю досталось за учения Saber Strike в Прибалтике и Anaconda–2016 в Польше. В интервью “Bild am Sonntag” он прямо назвал большой ошибкой символические танковые парады на восточной границе альянса, а всю стратегию «суживать взгляд только на военном аспекте и искать спасение в политике устрашения» охарактеризовал как смертельно опасную. Впрочем, это его миролюбие не помешало ему назвать Дональда Трампа «проповедником ненависти». Кстати, насчет проекта «Северный поток — 2» он тоже решительно рекомендовал не вмешивать политику в чисто экономические вопросы.

В политике Штайнмайер известен давно. Начинал он еще с должности руководителя секретариата канцлера Герхарда Шредера. Он неоднократно общался с Путиным и поддерживает дружеские отношения с Сергеем Лавровым. В 2009 году он даже принимал участие в выборах на пост канцлера ФРГ, но проиграл гонку Ангеле Меркель.

На данный момент он самый популярный политик в Германии. Солидный. Хладнокровный. Выдержанный. Осведомленный. Обладающий огромным международным опытом. Так что Штайнмайер будет хорошим президентом для Германии. Но это значит, что в осенних выборах канцлера он уже участия не примет. Как показали итоги опросов, проведенных институтом изучения общественного мнения Insa, случись эти выборы сегодня, за Штайнмайера проголосовали бы 28% немцев, в то время как за Меркель только 23%. Все прочие возможные кандидаты от этих двух лидеров безнадежно отстают. Но история сослагательного наклонения не имеет. Теперь Штайнмайер — президент и, согласно его официальному заявлению, вмешиваться во внешнюю политику страны он не намерен.

Подводные камни кадрового голода

На первый взгляд, политическая картина Германии кажется пестрой. Среди партий и движений там кого только нет. В парламенте страны представлены даже «зеленые». Но в реальности, как и в первые послевоенные годы, основной политический костяк страны составляют три партии: Христианско-социальный союз (ХСС), Христианско-демократический союз (ХДС) и Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). Причем ХСС и ХДС уже более сорока лет выступают тесным блоком. Десятилетиями на все ключевые посты страны, включая президентский, они выдвигали кандидатов из своих рядов, а стабильное подавляющее большинство в Бундестаге обеспечивало их утверждение в должности. И вот тут внезапно оказалось, что кадровый резерв исчерпан до дна.

Фото. На первый взгляд, политическая картина Германии кажется пёстрой, место в ней, в том числе в Бундестаге, находится представителям различных политических сил © SIMONE KUHLMEY | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото. На первый взгляд, политическая картина Германии кажется пестрой, место в ней, в том числе в Бундестаге, находится представителям различных политических сил
© Simone Kuhlmey | globallookpress.com

Меркель с подбором кандидатов на президентский пост промахивалась дважды. Не слишком надежной опорой для нее оказались Хорст Кёлер в 2004 году и Кристиан Вульф в 2010-м. Оба ушли в отставку, и до следующих выборов их временно замещали председатели Бундестага. Кадровые проблемы всерьез проявились еще в 2012 году, когда ни одна из ведущих партий не смогла предложить достаточно компромиссную кандидатуру и пришлось соглашаться на предложение уже «несистемной» свободной демократической партии (СвДП) — Йоахима Гаука, занимавшего откровенно антироссийскую позицию, что сразу отразилось на его шагах на посту президента ФРГ и заметно мешало фрау канцлер в реализации ее политики. Впрочем, она бы мирилась с ним и дальше, но у того подошел крайний срок по возрасту и выборы, а значит, и поиски нового кандидата, стали неизбежностью.

В отчаянных попытках найти хоть кого-то Меркель проводила «смотрины» даже премьер-министра земли Баден-Вюртемберг из партии «зеленых» Виндрида Кречмана, но это уже было совсем далеко за гранью традиций. Потому, когда председатель СДПГ предложил, чисто теоретически, как просто возможный вариант, Франка-Вальтера Штайнмайера, руководство ХСС решительно заявило, что лучшего кандидата просто не найти.  Он пользуется авторитетом в народе, и, имея его в команде, к осенним выборам можно набрать существенное количество очков. У Меркель не осталось выбора, кроме как поддержать Штайнмайера, хоть он и «из другой партии». Однако, судя по его заявлению о невмешательстве в международную политику, каким-то образом Меркель сумела с ним договориться. В конце концов, не зря же он проработал два срока в ее администрации, и, надо отметить, за это время ни о каких конфликтах между ними не появилось даже тени слухов.

Впрочем, дело не в самой договоренности, а в двух важных заявлениях, которые 12-й президент ФРГ уже успел сделать. Первое, о невмешательстве во внешнюю политику, уже упоминалось, второе менее известно.

На вопрос журналистов о перспективах выстраивания отношений с США и ее новым президентом, в свете известных слов о Трампе, Штайнмайер выразил надежду на сохранение между Германией и Америкой по-прежнему дружеских и взаимовыгодных экономических отношений. А также предположил, что роль и место Североатлантического альянса останутся прежними. За этими внешне почти пустыми и протокольными словами на самом деле кроется глубокий смысл. Буквально только что Германия обозначила для Вашингтона ключевые реперы своей позиции на переговорах с Трампом во время Брюссельского саммита НАТО в конце мая.

И этот вопрос требует отдельного изучения.

Позиция на шахматной доске

В последнее время стала весьма популярной точка зрения о том, что распад ЕС решительно облегчит Германии экономическое и политическое завоевание европейского континента. Нет, конечно построить Четвертый рейх Берлин, естественно, совсем не против. Более того, именно ради него все затевалось еще в бытность Союза угля и стали.

Но дело в том, что пока в ЕС состояли и другие ведущие лидеры Европы, интеграция выглядела как общее стремление всех в ЕС входящих стран. Не везде одинаковое, и даже не всегда добровольное, но при этом все равно безусловно общее. А если кто где интеграцию и критиковал, то направлял ее строго против бездушных бюрократов в Брюсселе, какой-либо четкой национальной принадлежности не имевших.

Европарламент по очереди возглавляют представители всех стран. Например, в 2012 году по полгода там председательствовали Дания и Кипр, в 2014-м — Греция и Италия, сейчас его возглавляет Мальта. С 1 июля место должно перейти Великобритании, но после Brexit с этим делом возникла неопределенность, хотя формально Лондон официального заявления о выходе из состава ЕС не подал, значит, юридически Британия свое право сохраняет.

Фото. Ангела Меркель более других выиграла от избрания Штайнмайера президентом Германии  © SIMONE KUHLMEY | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото. Ангела Меркель более других выиграла от избрания Штайнмайера президентом Германии
© Simone Kuhlmey | globallookpress.com

Однако если в результате потрясений, вызванных шагами Трампа, Евросоюз покинут Лондон и Париж, то вместо совместной интеграции во что-то общее процесс в глазах прочих членов ЕС сразу приобретет стойкий имидж — «немцы оккупируют Европу». И что бы там потом ни объяснял Берлин, как бы он ни демонстрировал миролюбие, на взгляд всех остальных это все равно будет экспансия, прежде всего, немецкого капитала, а правила, как известно, в конечном итоге всегда устанавливает тот, кто платит за музыку. И вот тут возможен звездный час поляков.

Иначе Берлину тоже придется уйти

Каждая страна в Европарламенте представлена определенным количеством депутатов. По ряду причин норма представительства от «больших» и «маленьких» стран разная. В свое время так было сделано, чтобы лимитрофов лидеры случайно не затоптали. Тогда это казалось хорошей идеей, но сейчас внезапно превратилось в мощный фугас под германское доминирование.

Сейчас, из 751 кресла в Европарламенте 96 принадлежит Германии, 74 — Франции, 73 — Италии и столько же Великобритании. Иными словами, гранды вместе контролируют 42% голосов. Если учесть еще тесно завязанных на лидеров бельгийцев, голландцев, датчан, австрийцев и ряд других стран, общая доля «лидеров» превышает 56%, то есть является доминирующей. На этом фоне даже Польша, с ее 51 голосом, представляет собой не слишком значительную величину, а, скажем, Литва (11) или Эстония (6) вообще теряются в статистическом шуме, что и служило прочной основой франко-британско-германского доминирования в как бы общем ЕС.

Читайте также:
Белоруссия наводит мосты
Белоруссия наводит мосты

Точнее, так было раньше. В случае ухода Лондона и Парижа, а также, возможно, Рима, в Европарламенте остается всего 531 голос, из которых «доля лидеров» составляет уже 172 голоса, или только 32,3%. В этих обстоятельствах поддержка Германии со стороны «младших партнеров» уже не столь прочно гарантирована — значит, абсолютно твердо немцы могут рассчитывать лишь на свои собственные 18%. В то время как Варшава на протяжении почти десяти прошлых лет формировала в Европарламенте свою фракцию, подминая посулами и разными политическими играми под себя Прибалтику и Вышеградскую группу. На данный момент полякам удалось сформировать относительно целостный пул из 121 голоса, что составит целых 22,7% от всего парламента ЕС. С такими аргументами уже можно выражать претензии на лидерство.

Учитывая неприятие Европой идеи «немцы снова наступают», а тем более обиды на Берлин со стороны Испании, Португалии и Греции (98 голосов в сумме), складывается очень ненулевая вероятность, что после ухода британцев с французами бежать из ЕС придется и самим немцам. Чтобы не оказаться затоптанными толпой лимитрофов под предводительством Варшавы. А Польша в такие лидеры стремится очень сильно. Возглавить всю Европу — давнишняя ее мечта.

Таким образом, в складывающихся обстоятельствах Германия становится более всего заинтересована в максимальном сохранении ЕС в формате «дотрамповской эры», в том числе с минимальными политическими переменами, как вне, так и внутри страны. С учетом уже проявившегося кадрового голода на предстоящих в сентябре выборах канцлера ФРГ Ангела Меркель становится наиболее вероятным победителем. Хорошо это или плохо — вопрос отдельный. Точнее можно будет сказать лишь по итогам переговоров в Брюсселе, но что именно Меркель — это уже почти наверняка.

Оценить публикацию:
(3 оценок, средняя 5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
В России
В Мире
История
Загрузка...