США борются с Ираном за рынки сбыта

В Мире21 апреля
комментарии
США борются с Ираном за рынки сбыта
Фото: США борются с Ираном за рынки сбыта © Glen Johnson | globallookpress.com

После триумфального восшествия в Овальный кабинет и инаугурационной речи, четко сформулированной в виде предложения о сделке (невмешательство США в дела внешнего мира в обмен на невмешательство внешнего мира во внутренние дела США), Дональд Трамп внезапно начал отказываться от всех своих обещаний и теперь пытается решительно, но бестолково трясти международную арену.

После приключений в Сирии и возле берегов Северной Кореи 45-й президент США зачем-то выложил на стол иранскую карту. Правда, тоже как-то по-дурацки.

Иран объявляется врагом США, потому что если их ядерную программу не остановить сейчас, то иранцы войдут в ядерный клуб и это приведет к неизбежному возникновению для США такой же угрозы, как от Северной Кореи. При этом, во-первых, остановить северных корейцев Вашингтон не сумел уже, а, во-вторых, именно наличие у них ядерного оружия в конечном итоге и вынудило США отправить авианосную группу в сторону, почти противоположную «главной угрозе».

Так что стремление Тегерана обзавестись своим ядерным щитом является наиболее эффективным путем купирования американской глобальной угрозы, в том числе военной.

«Террористы» с ядерной бомбой

Еще в конце февраля текущего года США, по инициативе Белого дома, инициировали процедуру пересмотра списка международных террористических организаций. Как заявлялось в кулуарах, исключительно с целью включения в него «Братьев-мусульман»* (организация, запрещенная в РФ) и иранского Корпуса стражей Исламской революции (КСИР). Если с «братьями» история отдельная, то со «стражами» предполагалась простая двухходовка.

Фото. 7-й президент Ирана Хасан Роухани будет участвовать в предстоящих выборах © AMIR NARIMANI | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото. 7-й президент Ирана Хасан Роухани будет участвовать в предстоящих выборах
© Amir Narimani | globallookpress.com

Иранский ядерный проект реализуется как раз под их эгидой. Пока он позиционируется, прежде всего, как иранский, в смысле государственный, вопрос выглядит законным правом страны. Да, несущим угрозу США, но юридически все равно легитимным.

А вот если КСИР признать террористами, то сразу появляется возможность прямо заявить о материализации страшнейшей мировой угрозы — появление террористов со своей атомной бомбой. Не украденной из России, как это любит показывать Голливуд, а созданной самостоятельно.

После такого можно объявить всеобщую военную мобилизацию. У Штатов сейчас как раз остро недостает самой обычной пехоты, а без мобилизации ее взять негде. Частные военные компании (ЧВК) — это красиво, но один спецназ, тем более частный, больших войн выигрывать не в состоянии. Впрочем, у США это вообще в традиции назначить противника вселенским злом, чтобы потом объявить против него очередной крестовый поход.

Ирак под властью КСИР

Но в самый последний момент все испортило ЦРУ. Эти ребята представили президенту толстенный отчет о реальном положении дел. Из него следовало, что КСИР это конечно КСИР, но это еще и большие проблемы в Ираке и Ливане. Подавляющее большинство правительственных структур современного Ирака фактически подконтрольны Ирану, точнее Стражам Исламской революции.

Правительство Ирака — шииты, а Иран на Ближнем Востоке выступает как раз их лидером. Иракское правительство опирается на шиитские вооруженные отряды, численность и боеспособность которых превосходят официальную иракскую армию.

И эти отряды очень тесно взаимодействуют с КСИР. А Штаты, не имея в достатке своей пехоты, с боевиками исламистских радикальных организаций, вроде ИГ* (запрещена в РФ), как раз с помощью этих отрядов и воюют.

С другой стороны, если официально внести КСИР в список террористов, то можно потерять Ирак вообще. Здесь кадровый резерв для создания нового, не проиранского правительства полностью исчерпан. Конечно, теоретически руками каких-нибудь ребят из «Грейстоун» переворот осуществить технически можно, но новое правительство не будет контролировать уже ничего, кроме зеленой зоны в Багдаде.

В результате резкий рост угрозы терроризма, как и в Сирии, в Ираке начнет ликвидировать Россия, что автоматически переведет весь Ближний Восток под влияние Москвы, что, мягко говоря, не в интересах США.

Ближневосточная смесь

Впрочем, только Ираком дело не ограничивается. «Хезболла» фактически является ведущей частью правительства Ливана и одновременно представляет собой почти полностью иностранный филиал КСИР, что подводит под санкции весь Ливан. К этому списку добавляются Арабские Эмираты, имеющие обширные экономические связи с бизнес-структурами, подконтрольными Корпусу. Если же брать всех, кто ведет серьезные дела с Ираном, то это половина Ближнего Востока и минимум треть Африки.

Фото. Владимир Путин и Хасан Роухани в Москве © KREMLIN POOL | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото. Владимир Путин и Хасан Роухани в Москве
© Kremlin Pool | globallookpress.com

Причем в большинстве случаев все они являются важными региональными союзниками США. Да что там Африка, серьезные связи с Ираном есть даже у Турции, через которую шло до половины иранской нефти во времена санкций. А это уже становится большой ржавой миной под НАТО. Как США могут поддерживать Альянс, членом которого является страна, прямо сотрудничающая с ядерными террористами?

Придется Анкару из блока выгонять, но тогда точно наступит конец не только американскому влиянию на Ближнем Востоке, но и даже их там физическому присутствию: с саудитами отношения у американцев серьезно испорчены. Особенно после подачи коллективного иска с требованием компенсации за 11 сентября. Остается один Катар, но он тесно связан с «Братьями-мусульманами» *.

Словом, американские гражданские силовики популярно объяснили, что США слишком тесно связаны с КСИР, чтобы объявлять их террористами. В противном случае придется по собственной инициативе отказаться от всех ближневосточных союзников, которые моментально побегут к России и Китаю.

В итоге Трамп сдал назад буквально за сутки до окончательного оглашения результата. «Братьев-мусульман»* и КСИР в список террористических организаций Госдеп США так и не включил.

Логика Трампа

Однако не стоит думать, что Трамп руководствовался именно геополитическими соображениями: президента-бизнесмена интересует только бизнес. Причем исключительно внутриамериканский.

Проблема в том, что по всем ключевым обещаниям, особенно с отменой Obamacare у Трампа не выходит решительно ничего. С Меркель договориться не удалось, как не получилось и прогнуть Си Цзиньпина.

Мексика не желает оплачивать строительство стены, а автопроизводители медлят с возвратом заводов. Точнее, их бухгалтера показывают, что новых рабочих мест получится всего ничего, зато цены на машины местного производства подскочат минимум на 20%.

Дабы отвлечь аудиторию от явно наметившихся неудач, Трампу срочно требуются хоть какие-нибудь громкие победы, где угодно. По своей сути он, конечно, талантлив, но Трамп лишь тактик, причем именно бизнес-тактик. В истории с «Томагавками» он стремился показать превосходство в крутости над русскими, а заодно создать прекрасную информационную среду для пересмотра военного бюджета.

В истории с КНДР нужно было продемонстрировать могущество, чтобы получить возможность с сильной позиции прогибать Токио и Сеул, а также давить на Пекин.

Борьба за рынки сбыта

Точно также целью атаки на Иран является вовсе не его ядерная программа. После снятия с Тегерана санкций первыми к дележу будущих больших финансовых (прежде всего нефтегазовых, но и в немалой степени инфраструктурных) потоков успели европейцы. А это ослабляет позиции Трампа в предстоящих экономических переговорах с Евросоюзом на Брюссельском саммите, запланированном на 25 мая.

Американским компаниям нужен рынок сбыта в Европе, но на американских, а не европейских условиях. Возврат, тем более расширение санкций против Ирана, особенно в формате ядерного терроризма, позволил бы серьезно перекрыть финансовый кислород европейцам, а никак иначе Трамп с партнерами договариваться не умеет.

Плюс к тому, после решения иранской ядерной проблемы администрацией Обамы, Иран заключил контракт на покупку у корпорации «Боинг» 20 авиалайнеров Boeing-737. Это 5% от объема продаж машин этого типа в 2015 году. Важно отметить, что корпорация только по названию американская. 80% ее бизнеса — транснациональные от производственных техпроцессов до рынков сбыта. Из 5795 имеющихся предзаказов лишь 900 самолетов будут поставлены авиаперевозчикам из США. У Трампа с «Боингом» идет серьезная война, в которой срыв иранской сделки является такой же попыткой добиться сильной переговорной позиции, как и в случае с Евросоюзом.

Фиаско неизбежно?

Читайте также:
Продано: Украина отдает свои леса за бесценок
Продано: Украина отдает свои леса за бесценок

Судя по всему, Трамп столкнулся с проблемой, которая не решается привычными американскими бизнес-хитростями и такой же деловой напористостью. А его противник — транснациональная Америка эту ахиллесову пяту нащупала и теперь достаточно успешно толкает неугодного ей президента к якобы крутым, но в конечном счете изначально проигрышным решениям.

Как это выглядит, понятно на примере наездов на Россию в Сирии и на Китай в Северной Корее. И в том и в другом случае Трамп откровенно сел в лужу. Точно такой же результат неизбежно ожидает его с Ираном. Учитывая доклад ЦРУ, американский президент вскоре окажется в точке, когда нужно будет или по Ирану действительно ударить или расписаться в неспособности как-либо на него надавить. Невозможность первого очевидна, что делает второе решительно безальтернативным.

Так что вопрос сейчас стоит уже не о том, ударит или нет Трамп по Ирану, а о том, выйдет ли у него растянуть блеф о наличии такой реальной возможности до начала Брюссельского саммита. Причем неудача выглядит уже куда более вероятной. Впрочем, ждать осталось недолго.

Оценить публикацию:
(4 оценок, средняя 5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...