Строительство «Северного потока-2» подрывают мифами

В Мире11 января
комментарии
Строительство «Северного потока-2» подрывают мифами
Фото: Строительство «Северного потока ― 2» подрывают мифами © Zamir Usmanov | globallookpress.com

Любая российская газовая труба на Западе давно представляется чуть ли не самым грозным оружием против Европы.

Не важно, идет ли речь о газопроводе «Сила Сибири», который свяжет далекие месторождения Якутии с Китаем, или о «Северном потоке» ― масштабном проекте, который позволяет удовлетворить потребности европейских потребителей в газе, минуя транзитные государства.

Вокруг расширения последнего сегодня полыхают нешуточные страсти, обрастающие удивительными мифами. Среди таких «аргументов против» как общие представления о «политической ангажированности» подобных проектов, так и вполне конкретные претензии, предъявляемые ко второму «Северному потоку». Их цель ― если не подорвать, то максимально отсрочить строительство газопровода. И для этого они из года в год культивируются различными СМИ и подкрепляются заявлениями отдельных политиков.

Швеция боится газопровода-шпиона

Швеция ― одна из ключевых точек в строительстве СП-2. Через воды в экономической зоне этой страны пройдет часть газопровода, также на ее территории планируется создать две точки перевалки труб, которые будут расположены в шведских портах. Даже такое участие в проекте Швеции, которая не экспортирует газ из России, экономически выгодно: благодаря ему в бюджет поступят деньги за складирование труб, а прибрежные зоны во время строительства получат мощный толчок для развития.

Однако в строительстве «Северного потока ― 2» шведские власти видят угрозу собственным военно-политическим интересам, что для страны, которая уже была замечена в бесплодных поисках подлодки ВМФ РФ как символа «российской агрессии», неудивительно. Стокгольм считает, что защита инфраструктуры СП-2 может стать для России поводом для военных действий против Швеции, а важный в геополитическом плане остров Готланд и вовсе будет использован как место высадки российского десанта.

Также шведские военные подозревают, что в трубы газопровода могут быть встроены прослушивающие устройства, благодаря которым РФ возьмет под колпак чуть ли не всю Европу.

СМИ, в частности “Neue Zurcher Zeitung”, констатируют, что все эти обстоятельства поставили Швецию в тупик. Окончательное решение об аренде портов до сих не принято, местные власти, на которых легла вся тяжесть выбора, по этому вопросу дадут окончательный ответ до февраля. Но негативное отношение к проекту очевидно. МИД и Минобороны Швеции в середине декабря даже проводили с представителями регионов встречи «информационного характера», в рамках которых рассказывалось о предполагаемой угрозе от проекта.

При этом остается непонятно, каким образом расширение «Северного потока», параллельное двум первым веткам газопровода, увеличивает вероятность военного столкновения в регионе. Неясно также, о каких прослушивающих устройствах может идти речь. К счастью, Швеция сама по себе остановить строительство не может, поскольку главная ветка СП-2 пройдет не по акватории страны, а по прилегающей экономической зоне.

«Северный поток ― 2» подрывает европейскую солидарность

Наиболее яростно против «Северного потока ― 2» выступают страны, отношения к проекту в данный момент не имеющие. Активнее всего свою позицию высказывает Польша. Ее представители чаще остальных внедряют в массы мнение о том, что газопровод ― это испытание для Евросоюза. Так, в октябре в своей статье для “Financial Times” министр Польши по европейским делам Конрад Шиманский сравнил расширение «Северного потока» с троянским конем, который способен «дестабилизировать экономику и отравить политические отношения внутри ЕС».

Единства в вопросе строительства газопровода в Европе действительно нет. Считается, что наиболее лояльны к нему Германия, Нидерланды и Франция ― компании этих стран непосредственно участвуют в проекте. Также к числу «терпимых» относят Финляндию, чьи потребности в газе Россия долгое время удовлетворяет на 100%, заслужив репутацию надежного поставщика. Против СП-2 выступают восточноевропейские страны во главе с Польшей. Они опасаются не только того, что газ будет поступать по «русской трубе», но и того, что крупнейшим распределительным центром «голубого топлива» станет Германия, которая будет распоряжаться полученными ресурсами по своему усмотрению. Подобная постановка вопроса в корне меняет картину «европейской солидарности», в которой появляются черты подозрительности и мнительности.

Фото: Подрыв единства Европы? © ZAMIR USMANOV | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото: Подрыв единства Европы?
© Zamir Usmanov | globallookpress.com

Обозначенные противоречия сильны как на межгосударственном, так и на внутригосударственном уровне. К примеру, никто не дает гарантии, что благосклонная Финляндия в 2019 году, в случае победы оппозиции на парламентских выборах, не изменит свою точку зрения. Однако, к счастью или к сожалению, к современной Европе уже давно не применимо понятие монолита. В Старом Свете уже давным-давно орудуют с десяток «троянских коней»: проблемы миграционной политики, отношение к единой валюте, необходимость общеевропейской армии, взаимоотношения с НАТО и многое другое.

А раз единства нет, то и подорвать его невозможно.

Политика есть концентрированное выражение экономики

Не меньшие споры вызывает вопрос, политическим или экономическим проектом является «Северный поток ― 2». Его сторонники упирают на то, что поставки газа по дну Балтийского моря экономически выгоднее и надежнее, чем транзит через третьи страны. Противники отвечают, что появление еще одного маршрута поставки газа угрожает безопасности Европы, поскольку из-за этого доля России на энергетическом рынке может вырасти, хотя сейчас ей и так принадлежат далеко не скромные 30%. В дальнейшем, воспользовавшись монопольным положением, отмечают они, РФ и вовсе может взвинтить цены на топливо.

Читайте также:
Политику Трампа определяет его команда
Политику Трампа определяет его команда

Как ни парадоксально, но обе эти точки зрения на проект можно считать выдумкой из-за их однобокости. СП-2 так или иначе затрагивает интересы десятка игроков, которыми движет стремление получить как прибыль, так и дополнительные геополитические рычаги.

Россия не скрывает, что, строя газопровод, она в первую очередь надеется снизить издержки и увеличить собственную конкурентоспособность на рынке Европы за счет уменьшения цены. Не исключено, что следствием этого станет увеличение роли России в европейской политике, как это свойственно всем монополиям. При этом власти РФ считают проект «Северного потока ― 2» обоюдовыгодным, так как он поможет обеспечить европейских потребителей дешевыми ресурсами, поставка которых не будет зависеть от воли третьих стран.

Германия, как уже было сказано, через проект надеется не только получить газ по выгодной цене, но и увеличить собственное влияние в Европе, взяв контроль над львиной долей поступающего в Старый Свет газа. Франция и Нидерланды в свою очередь очень надеются поучаствовать в этом пире.

Для восточноевропейских стран борьба с СП-2 является во многом политической. Они уже долгое время последовательно, но не всегда эффективно борются с «российской энергетической угрозой». Показателен в этом плане пример Литвы, которая, построив за немалые деньги СПГ-терминал в Клайпеде, «зависимость» от российского газа заменила «зависимостью» от норвежского. Впрочем, по оценке агентства BNS, в 2017 году доля экспорта газа в эту страну из России в общем объеме может увеличиться до 55% с 30% в 2016 году. Другой пример ― Польша, которая ищет способ отказаться от поставок российского «голубого топлива» по долгосрочным контрактам. В качестве вариантов она рассматривает покупку газа в Катаре по цене в два-три раза выше российской и строительство необоснованных с экономической точки зрения газопроводов.

«Ще не вмерла Украина»

Ко всему прочему, восточноевропейские страны свое негативное отношение к «Северному потоку ― 2» часто объясняют своими «братскими чувствами» к Украине. Планируемый газопровод предназначен в первую очередь для того, чтобы отказаться от части транзита газа через эту страну. Это, по мнению Польши и компании, непременно негативно повлияет на и без того потрепанную украинскую экономику.

На данный момент с учетом «Северного потока» совокупная мощность действующих газопроводов России равна 257 миллиардов кубометров газа в год. Через украинскую территорию может транспортироваться до 143 миллиардов. Из них до 97 миллиардов идут в Словакию, Чехию, Австрию, Германию, Францию Словению и Италию. На эти же страны ориентирован «Северный поток», совокупная мощность которого достигнет 110 миллиардов.

Также через Украину в Польшу, Венгрию, Сербию, Боснию и Герцеговину, Румынию, Болгарию, Турцию и Македонию может доставляться до 46 миллиардов кубометров газа. Однако в настоящее время России и Турции удалось значительно продвинуться в строительстве двух веток «Турецкого потока» (одна ― для турецких потребителей, вторая ― европейских: Греции и Македонии), мощностью по 15,75 миллиардов. С учетом этого экономически обоснованной остается поставка по территории Украины газа в Румынию, Венгрию и Польшу. Совокупное потребление первыми двумя странами «голубого топлива» в 2015 году составило почти 6 миллиардов. Так что достижимость цели правительства РФ отказаться от транзита через Украину остается спорной.

Что же касается Польши, то она, как сказано выше, хочет отказаться от российского газа, чем лишает своего ближайшего соседа транзита еще на 10 миллиардов кубометров в год.

Но это не значит, что Украина в перспективе останется с мизерной долей транзита. В настоящее время потребление Европой российского газа ежегодно растет. Только за 2016 год оно увеличилось на 12% в основном за счет центральноевропейских стран. Вероятность того, что к 2020 году, когда, вероятно, будет закончен СП-2, его мощности будет не хватать, весьма высока. На подобные мысли наталкивает тот факт, что в настоящий момент загруженность «Северного потока» составляет 111%.

Однако не альтернативные пути поставки газа главный враг для украинского транзита и экономики. Газотранспортная система Украины сегодня требует безотлагательных инвестиций. И глава «Нафтогаза» уже не раз откровенно намекал, что финансирование украинской ГТС должно лечь на плечи европейцев.

«Я глубоко убежден, что, если к украинскому транзиту не будет привлечена европейская компания, его [транзита] сохранение по нашей территории будет крайне сложной задачей. Хотел бы подчеркнуть, что с другой стороны действует достаточно сильный соперник, подготовивший для своих европейских партнеров выгодное предложение, сводящееся к тому, что “Газпром” за свои же деньги будет строить еще одну трубу», ― заявил он в недавнем интервью «5-му каналу».

Для Европы же в данный момент куда выгоднее с экономической точки зрения одобрить строительство «Северного потока». Именно это обстоятельство больше всего угрожает украинскому транзиту.

К счастью для Украины, такие вопросы не решаются без политики. Возможно, именно это стало причиной переноса даты сдачи газопровода в эксплуатацию с 2020 года на III квартал 2019-го. Именно в 2019 году истекает срок транзитного контракта с Украиной и планируется завершить «Турецкий поток», на этот же год намечены выборы в Финляндии, которые могут стать поворотными. Так что всем заинтересованным в «Северном потоке ― 2» есть смысл поторопиться. А для закрепления успеха ― больше уделять внимания на развенчание мифов о расширении «Северного потока».

Оценить публикацию:
(5 оценок, средняя 5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...