Трамп пообещал сделать Америку крепостью, но понравилось это не всем

В Мире22 января
комментарии
Трамп пообещал сделать Америку крепостью, но понравилось это не всем
Фото: Трампа пообещал сделать Америку крепостью, но понравилось это не всем © Bastiaan Slabbers | globallookpress.com

При вступлении в должность 45-й президент США произнес традиционную речь.

Она длилась чуть более шестнадцати минут и содержала около тысячи четырехсот слов, из которых СМИ в основном запомнили только обещание вернуть власть народу, хотя на самом деле Дональд Трамп говорил совсем о другом.

Каждый новый американский президент на официальной церемонии инаугурации обычно обращается к народу и более-менее кратко рассказывает о том, что и как он собирается делать в будущем. Это как своего рода торжественные социалистические обязательства в бывшем СССР. В этом смысле Трамп от предшественников не отличился ничем. В обоих речах Обамы и даже в выступлении 35-го президента Джона Фицджеральда Кеннеди, с которым сегодня Трампа сравнивают многие, тоже про власть народа говорилось порядком. Каждый новый хозяин Овального кабинета обещал мир, безопасность, улучшить жизнь и расширить доступность социальных гарантий для простых американцев. Но в целом все они говорили о мире, в то время как Трамп фактически пообещал войну, для победы в которой народ должен тесно сплотиться и превратить Америку в крепость. И надо сказать, понравилось это далеко не всем.

Развалины и оккупация

Больше десяти предыдущих лидеров США тоже говорили о проблемах страны, но преподносили их лишь в качестве обычных рабочих вопросов. Трамп изложил картину окружающей действительности совершенно иначе. Некогда богатая, великая и могучая страна сегодня лежит в развалинах. Заводы заброшены и ржавеют. Люди выброшены на улицу и не имеют работы. А вся власть захвачена засевшей в Вашингтоне закрытой структурой узкого круга лиц, использующей ее, как оккупанты, только для личного обогащения. Так со страной еще не говорил никто. Неудивительно, что ведущие американские издания охарактеризовали речь Трампа зловещей.

 «Их победы не были вашими победами, их триумфы не были вашими триумфами, — продолжал Трамп. — Это закончится здесь и сейчас. Это ваш день. И эти Соединенные Штаты Америки — ваша страна. 20 января 2017 года станет днем, когда американский народ вновь станет во главе своей страны!»

Впрочем, это не единственный момент, испугавший корпоративную Америку. Кроме обещания вернуть власть народу  — это обычно собирались сделать все президенты до него, — Трамп обозначил целый ряд не менее масштабных целей, которые ранее не пытался взять никто. Среди прочих ключевыми являются: принципиальное изменение механизма распределения задач управления страной между центром и регионами; пересмотр налоговой, торговой, иммиграционной и внешней политики в сторону жесткого роста протекционизма; фундаментальная программа масштабного инфраструктурного строительства.

Все перечисленное означает не столько очередные реформы, коих еще со времен Кеннеди обещалось и реализовывалось во множестве. Речь идет о принципиальном перераспределении власти, что везде и всегда оборачивалось перераспределением собственности. И глобалистской части США такое понравиться не могло.

Америке предстоит война за удочку вместо рыбы

Программное заявление нового президента насчет решительного слома нынешней системы как главной цели своей работы сложно назвать как-то иначе. В ближайшие четыре года Америке на самом деле предстоит большая война, и главным тут становится вопрос ее конечной цели, а также — на кого Трамп в ней собрался опереться.

Своим союзником 45-й президент называет средний класс и делает это вовсе не из популизма. Еще в 80-е годы ХХ века этот класс составлял свыше 70% населения страны. Богатство Америки основывалось, прежде всего, на том, что экономически успешными и финансово состоятельными являлись семь из каждых десяти американцев. За прошедшие полвека доля среднего класса в США сократилась до 17%, и выкладки таких аналитических центров, как, например, RAND Corp., прогнозировали ее дальнейшее снижение до 10–12% к 2020–2025 годам.

Парадоксально, но общий уровень бедности стабильно увеличивался вместе с ростом внешнего богатства страны. ВВП США (по ППС) за истекшие 15 лет вырос в 1,7 раза, а число граждан, живущих за чертой бедности, увеличилось почти втрое, достигнув 46 млн человек. Но эти цифры не отражают полноты всей картины. В настоящий момент 15,8 млн домохозяйств получают продуктовые талоны и критично зависят от социальной помощи. Причем только 52% из них считаются живущими за чертой бедности официально. То есть выходит, что бедными или близкими к тому являются по меньшей мере 90 млн человек или каждый третий житель США.

Фото: Против Трампа © FLORIAN DAVID | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото: Против Трампа
© Florian David | globallookpress.com

И это только официальная картина. Реальная явно хуже. К примеру, статистика утверждает, что не имеют работы в Америке всего 8 млн человек, или 4,3% трудоспособного населения. Это как бы один из самых низких показателей за четверть века. Однако нюанс заключается в том, что если вы не нашли работу в течение 6 месяцев, то с учета вас снимают как тунеядца, просто не желающего работу себе искать, и из официальных цифр такие люди пропадают. Министерство труда США в 2015-м как-то попыталось посчитать всех честно. Безработных вышло 92 млн, или почти каждый второй трудоспособный житель. Цифры быстро исчезли из публичного оборота.

Все предыдущие президенты, начиная с Джимми Картера (1977–1981), проблему бедности решали одинаково — через расширение бюджетов социальных программ. Фигурально выражаясь, они шли по пути увеличения раздачи нуждающимся рыбы. Трамп заявил, что намерен дать каждому не рыбу, а удочку, то есть обеспечить работой, чтобы человек смог себе на жизнь заработать сам.

Покупай американское, нанимай американцев

Идея дать работу каждому, безусловно, привлекательна, но, чтобы это обещание выполнить, Трампу неизбежно предстоит серьезно поломать сложившуюся в мире транснациональную корпоративную систему экономики. И проблем с этим, как минимум, две.

Первая заключается в степени способности Трампа заставить корпорации вернуться назад в США. Пока он был лишь просто избранным, но еще не действующим президентом, он мог продолжать занимать чисто политическую позицию требований без ответственности за результат. Например, критиковать BMW, Daimler и Volkswagen за то, что они строят свои заводы в Мексике, в то время как продажа их продукции ориентирована на США. Под ту же гребенку попадают не только иностранные, например японские, бренды, точно так же, как всем, достается и General Motors, производящей одну из наиболее популярных в США моделей — Chevy Cruze — тоже в Мексике и беспошлинно ввозящей ее в США на основании действующих норм соглашения о Североамериканской зоне свободной торговли (NAFTA). Формально все верно. Мексика, благодаря дешевой рабочей силе, достаточно мягким экологическим нормам и низким налоговым ставкам, стала четвертым в мире автоэкспортером. Из 2,8 млн шт. легковых автомобилей 1,993 млн отгружается в США, что составляет 11,45% продаж всех новых легковых машин в Америке.

Читайте также:
Трамп политик и президент явил себя миру
Трамп политик и президент явил себя миру

А вообще внутри страны производится лишь треть всех автомобилей, в то время как две трети — импортируются. Корпорациям это выгодно, так как не только снижает конечную розничную цену, но и повышает рентабельность. В случае возврата заводов назад в страну им придется работать уже по американским законам и внутренним экологическим правилам. По самым скромным оценкам, это удорожает каждый собранный в Америке автомобиль на 5 тыс. долл., или на 34,3% от средней цены машины сегодня. Возможно, в будущем, когда Америка разбогатеет и средний класс опять вернется к былым 70%, такое удорожание сможет пройти незамеченным. Но удастся ли хотя бы сохранить нынешний объем продаж автомобилей в штуках сейчас — очень большой вопрос.

Это касается не только автопроизводителей. Схожие проблемы стоят перед всеми отраслями вообще. Чтобы победить, Трампу нужно придумать не только как заставить заводы вернуться в Америку, но еще и найти решение второй ключевой проблемы. Мало просто вернуть 90 млн рабочих мест механически. Надо еще как-то сделать так, чтобы высокие зарплаты  — а без них вся идея лишается смысла — не обрушили внутренний рынок. Пока 45-й президент называл лишь один способ решения — жесткий и тотальный протекционизм. Например, автоимпортеров обещано обложить 37%-ной ввозной пошлиной. И лазейки с оффшорами тоже декларируется закрыть. Одним из способов создания новых рабочих мест обещано масштабное инфраструктурное строительство. Но для ремонта существующих и возведения новых мостов и автобанов бюджету нужны деньги. Причем, большие. Взять их в долг уже не получится. Обязательства казны упираются в законодательные ограничения, да и сам Трамп неоднократно обещал долги не увеличивать, а, наоборот, снижать. Следовательно, нужен рост налоговых поступлений, что невозможно при падении продаж. А в беднеющей стране обычно рост цен оборачивается падением продаж, а не их ростом.

Америка станет крепостью

Насчет крепости это совсем не фигуральное выражение. Реализация хотя бы даже только ключевых пунктов заявленной программы невозможна без кардинального пересмотра практически всех торговых и политических договоров, соглашений и неофициально сложившихся практик как внутри США, так и на международной арене.

Что касается внутренних проблем, то они очевидны. Когда против своего президента, в нарушении всех демократических традиций выступают деятели кино и всякие там студенты, это неприятно, но обычно. Первые традиционно слишком много о себе думают, а среди вторых, столь же традиционно, пользуются популярностью радикальные, социально красивые, но обычно далекие от экономических реалий идеи. Но дело осложняется тем, что протесты перестали быть идейными. Как стало известно, местная общественная организация Demand Protest, открыто и официально, за участие в акциях протеста против Трампа, предлагает 2,5 тыс. долл зарплаты в месяц. Объявления об этом появились в Вашингтоне, Денвере, Дейтройте, Джексонвилле, Окленде, Оклахома-Сити, Остине, Сан-Диего, Сиэтле и еще десятке других городов. Лидеры протестов обещают в ближайшие дни «вывести на улицы» не менее 300 тыс. человек. По самым скромным оценкам для такого результата Demand Protest должна иметь не менее 750 млн. долл. которые ей кто-то дал... Это значит, что транснациональные корпорации уже приступили к боевым действиям и взяли протестующих на содержание. Впрочем, это собственное внутреннее дело Трампа. В конце концов, в Даллас некоторое время можно и не ездить.

Фото: Кто оплачивает протесты против Трампа © YIN BOGU | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото: Кто оплачивает протесты против Трампа
© Yin Bogu | globallookpress.com

Совершенно другое дело — заявленный им лозунг «Америка превыше всего». По смыслу и сути он близок к не так чтобы уж забытому «Америка для американцев», что прямо обозначает принципиальную смену внешнеполитического курса. В инаугурационной речи среди 1400 слов не нашлось места для абсолютного большинства вопросов, которые три предыдущих президента называли главными глобальными угрозами Америки. Не грозит ей больше ни глобальное потепление, ни ущемление прав сексуальных и прочих меньшинств, не интересует проблема Украины, и ничего не сказано про НАТО. Хотя еще сутки назад Североатлантический альянс позиционировался главным военным геополитическим инструментом на международной арене. Из всего былого во внешнем мире США намерены бороться только с исламскими радикализмом.

По всем остальным моментам Трамп в своей речи выразился более чем прямо: «Мы не будем пытаться насадить наш образ жизни никому, но, скорее, подадим сияющий пример, которому все захотят последовать». И еще вот это: «Мы будем устанавливать дружбу и добрые отношения со всеми странами мира, но на этом пути не будем забывать, что право каждого народа — заботиться о своих интересах прежде всего». В переводе на понятный русский это означает жесткий и в целом достаточно циничный, но правильный посыл. Америка замыкается на себе, на решении своих внутренних задач, которых за прошедшие десятилетия накопилось много. Но она все еще достаточно сильна для отражения любой агрессии. Не трогайте нас, и мы не станем трогать вас. По остальным международным вопросам — договоримся. В общем, вполне себе естественная и нормальная позиция гарнизона осажденной крепости, командующий которого больше всего озабочен сплочением собственной страны. Потому что «когда Америка едина, она непобедима».

Окно возможностей открывается

На самом деле абсолютно непобедимых наций в природе не существует. Так что красивый лозунг про Америку попал в речь Трампа сугубо для внутреннего потребления. В действительности положение скорее похоже на ситуацию, в котором оказался древнеримский император Адриан, автор известного фортификационного укрепления. Очевидное исчерпание ресурсов для продолжения экспансии, означает не только остановку попыток расширения границ Pax Americana, но и существенное снижение американской активности во всех нынешних глобальных проектах, от НАТО, ЕС и Украины до Ближнего Востока. А так как все они никогда не были самостоятельными, тем самым открывается окно возможностей для переустройства системы и разрешения наиболее серьезных спорных вопросов.

Нет, американцы ниоткуда просто так не уйдут и ничего нам не подарят даром. Они, конечно же, будут пытаться меняться, но Трамп явно обозначил, меняться на что.

На невмешательство во внутриамериканские дела и на нераскачивание лодки проблем. Первое Россию не интересовало и раньше. В экономике наш с Америкой товарооборот составляет всего 4,1% от внешней торговли РФ и примерно 2,7% от внешней торговли США. А вот второе создает широкое поле вариантов для достижения взаимопонимания по Сирии и всему Ближнему Востоку, по Украине и всей Восточной Европе, по Средней Азии и Кавказу, в общем везде, где наши трения с Западом с 2004 года только увеличивались. Прошу заметить, США проигнорировали Давос и нисколько не настаивают на своем участии во встрече в Астане по вопросу сирийского урегулирования.

Учитывая масштаб внутриамериканских проблем, даже на разгребание самых первоочередных Трампу понадобится время. По меньшей мере полтора-два года, в течение которых заявленное неофициальное соглашение ему будет выгодно соблюдать. Как все сложится потом, будет зависеть от результатов и множества других факторов. От положения в Европе. От Brexit. От американо-китайского противостояния на Тихом океане. От проблемы мигрантов. От судьбы евро. Но для России это два года спокойствия. Безусловно, только относительного. И два года достаточно комфортных условий работы по своим планам. А два года — это, поверьте, очень много. И, полагаю, Россия не станет терять их попусту.

Оценить публикацию:
(8 оценок, средняя 4.4 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...