Цена дружбы с Западом для полковника Каддафи

В Мире21 января
комментарии (6)
Цена дружбы с Западом для полковника Каддафи
Фото: Цена дружбы с Западом для полковника Каддафи © imago stock&people | globallookpress.com

Полковник Каддафи вложил огромные средства в экономику Запада, думая, что обеспечит себе лояльность политических элит Европы. Однако в итоге потерял и страну, и жизнь.

Во время предвыборной гонки Дональд Трамп сказал, что если бы Саддам Хусейн в Ираке и Муаммар Каддафи в Ливии остались на своих постах, а США не вторглись на Ближний Восток, ситуация в регионе была бы заведомо стабильнее. Сегодня там господствуют хаос, тотальная война всех против всех и формируется еще один очаг исламистского радикализма. Ошибкой военное вмешательство во внутренние дела Ливии уже успели назвать Франция и Великобритания. В частности, такой вывод содержится в докладе комиссии британского парламента. А итоговым ответственным за эту ошибку общественность называет бывшего 23-го президента Франции Николя Саркози.

На сегодняшний день нет какого-то единого и окончательного объяснения причин произошедшего. Существует несколько версий, из которых наиболее известной является предположение о том, что ливийский лидер предоставил 50 млн евро на финансирование предвыборной кампании Саркози. В стремлении потом скрыть этот факт французский лидер в 2011 году стал главным сторонником свержения Каддафи.

Что касается тех денег, то официальных документов на сей счет не обнаружено до сих пор. Вся версия основана на видеозаписи старого интервью Каддафи, показанной телеканалом France 3 и появившейся уже много позже весьма сомнительной фотокопии некоего протокола рабочего заседания ливийского правительства «времен Каддафи» с принципиальным согласием на выделение этих 50 млн.

Реальность, как водится, много сложнее. Деньги в ней тоже были, но, во-первых, значительно большие, а во-вторых — далеко выходящие за какое-то единовременное пожертвование иностранному политику. История Ливийской Джамахирии и ее лидера — полковника Каддафи — является самым наглядным примером того, как дорого стоит и чем в итоге всегда оборачивается любая дружба с Западом.

Уникальный третий путь

Формально Ливия обрела государственность после провозглашения суверенитета в декабре 1951 года. До того она являлась колонией Османской империи, потом — с 1911 по 1942 годы — итальянской колонией, а в 1943-м была оккупирована британскими и французскими войсками. Но реальной независимости она добилась только 1 сентября 1969 года, после свержения короля Идриса I группой военных во главе с полковником Муаммаром Мохаммедом Абдель Салям Хамид Абу Меньяр аль-Каддафи.

Фото: Гражданская война в Ливии. 2011 год © P67 | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото: Гражданская война в Ливии. 2011 год
© p67 | globallookpress.com

В те времена считалось, что у любого государства могут существовать всего два пути: капиталистический, как на Западе, или коммунистический, как в СССР. Китай в качестве отдельной альтернативной модели еще не рассматривался. Попытка молодого реформатора — полковнику на тот момент было всего 28 лет — сразу одним шагом отменить племенную организацию власти и ввести четкие и логичные административно-территориальные границы быстро показала, насколько традиционные государственные модели не подходят для его страны.

Ливияфактически представляла собой три некогда отдельные территории — Триполитанию, Киренаику и Феззан, населенные множеством самостоятельных племен и управлявшихся сложным переплетением интересов и традиций племенных вождей, племенной и клановой знати, а также местными финансовыми группировками. Даже королевский двор страной не правил, а лишь отчаянно лавировал между всеми. Особенно неудачно — после открытия в Ливии в 1959 году нефтяных месторождений. Эта специфика и предопределила необходимость поиска собственного уникального пути дальнейшего развития.

Сегодня мало кто помнит слово «Джамахирия», входившее в полное название ливийского государства, но именно оно как раз и выражало тот самый третий вариант. Если не вдаваться в тонкости, идея, сформулированная полковником в знаменитой «Зеленой книге», предполагала создание общего государства всех арабов, основанного на принципах социальной справедливости. При этом светского, а не исламского. По крайней мере, в границах отдельно взятой страны построить его Каддафи удалось.

К 2009 году Ливия достигла первого места по ВВП на душу населения среди всех африканских стран, превзойдя по этому показателю Болгарию, Белоруссию и Турцию.

Она имела самую низкую в мире инфляцию. Бензин стоил дешевле воды — 14 американских центов за литр. Пособие по безработице составляло 730 долл. Новобрачные из бюджета единовременно и безвозмездно получали 64 тыс. долл. на приобретение жилья. Кредит на машину был беспроцентным, причем 50% ее стоимости оплачивало государство. Квартплаты и платы за электричество не было вовсе. При рождении каждого ребенка выплачивалась дотация в 7300 долл. Образование, в том числе зарубежное, как и медицина, предоставлялось бесплатно. Если в 1969 году 73% населения были неграмотны, то в 2009 образование имели уже 87% граждан страны.

Но именно эти успехи в конечном счете Ливию и погубили. А еще — вода, демография, золото и нефть.

Стратегический просчет полковника Каддафи

Полковник ставил перед собой великие планы, степень грандиозности которых, судя по результату, до конца не осознавал даже он сам.

Наиболее фундаментальными являлись три: построить величайшую оросительную систему, чтобы превратить всю страну в цветущий сад и ведущего производителя продовольствия в мире; вывести торговлю нефтью из долларовой системы; ввести в международный финансовый оборот золотой динар. Были еще и не менее амбициозные геополитические идеи, вроде создания объединенного государства арабов и евреев на землях Палестины, а также создание общего централизованного государства всех арабов, не менее могучего, чем США, и организованного по почти такой же системе штатов. Однако главный просчет все же крылся в экономике. И деньгах, которых оказалось слишком много для такой маленькой страны.

Фото: Муаммар Каддафи и Барак Обама © IMAGO STOCK&PEOPLE | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото: Муаммар Каддафи и Барак Обама
© imago stock&people | globallookpress.com

Обычно этот момент начинают рассматривать с нефти, добыча которой занимала девятое место по объемам в странах ОПЕК и обеспечивала 2% всего мирового экспорта углеводородов. Также традиционно принято подчеркивать незначительность этих процентов на общем фоне нефтяной отрасли. Однако дьявол, как известно, кроется в деталях. Имея не самую крупную в мире добычу, Ливия, тем не менее, производила 1,33 млн. баррелей в сутки и своим экспортом обеспечивала 6% импортного объема в США, 8,6% — Испании, 10% — Франции, 13,4% — Германии и 32% общего нефтяного экспорта Италии. Так что по фактическому значению Ливия являлась одним из ключевых поставщиков энергоносителей в ведущие государства Евросоюза. Вывод ливийских поставок из американской долларовой системы означал не только уход из нее 31,377 млрд долл. в год, но и создавал серьезный прецедент, способный обрушить ее всю. В случае даже частичного успеха к проекту Каддафи гарантированно присоединялась Россия, Венесуэла, и точно его бы поддержал Китай. США и тесно связанные с ними монархии Персидского залива просто не могли позволить этому плану сбыться.

Идея ввода в обращение золотого динара также представляла смертельную угрозу для сохранения американской мировой гегемонии. Тем более что, в отличие от большинства арабских лидеров, Каддафи обычно говорил лишь о том, что уже реально делал. Монеты динаров в 22 карата золота 950-й пробы уже были изготовлены и находились в банковских хранилищах.

А общий золотой запас страны составлял более 140 тонн, которые оценивались в 6,5 млрд долл. С учетом идеи перевода в золото еще и торговли нефтью, опасность сокрушения долларового господства выглядела более чем серьезно. В особенности для сохранения американского контроля над Европой, на долю которой приходилось 9/10 нефтегазового экспорта Ливии. В том числе и по причине обострения усилий стран ЕС по возврату своих национальных золотых запасов из американских хранилищ в подвалы собственных центральных банков.

Что касается Европы, в частности Франции, то тут уже отдельной угрозой оказалась пресная вода. Еще в 1953 году в поисках нефти буровики на юге страны нашли огромное подземного водохранилище в 35 тысяч кубических километров пресной артезианской воды. Примерно столько поместится в бассейн размером со всю территорию Германии и глубиной около 100 метров. Под руководством Каддафи был разработан и начал реализовываться план строительства Великой рукотворной реки — обширной сети трубопроводов для доставки воды из Нубийского водоносного слоя в засушливые районы страны. В 60-е годы ХХ века считалось, что к середине следующего столетия на планете возникнет острый дефицит продовольствия, и его производство в Ливии обеспечит ей сохранение богатства и процветания в будущем. Впрочем, и без этого реализация ирригационного проекта, начавшаяся в 1984 году, грозила не только вывести на продовольственное самообеспечение непосредственно Ливию, но и существенно снизить потребность в его импорте по всей Африке, на которую приходится от четверти до трети всего мирового спроса и которая является одним из ключевых экспортных рынков сбыта французских фермеров. Последние же, в свою очередь, являются одним из ведущих столпов французской экономики.

Этих трех факторов оказалось более чем достаточно для занесения Ливии в перечень ведущих угроз Западу.

Дружба, обернувшаяся убийством

Ключевой точкой, в которой Каддафи «повернул не туда», вероятно, следует считать ночь с 14 на 15 апреля 1986 года, когда ВВС США в ходе операции «Каньон Эльдрадо» нанесли бомбовые удары по Триполи и Бенгази. В налете участвовало свыше 100 машин, в том числе 27 для непосредственной бомбежки. Ими было сброшено примерно 150 тонн авиабомб. Видя, что тесные экономические и политические связи с СССР смогли обеспечить Ливии защиту, полковник начал активно развивать связи с западным миром, прежде всего Европой, — судя по всему, полагая, что налаживание прочных экономических взаимоотношений со Старым Светом позволит обеспечить достаточное влияние и на США. Так в Европу потекли большие ливийские деньги.

К моменту начала вторжения НАТО в 2011 году только официальных инвестиций, прямо и непосредственно принадлежавших Ливии и Каддафи, в Европе было заморожено на сумму в 60 млрд долл. И потом, до 2015 года, было найдено еще 18 млрд. На этом фоне какие-то 50 млн евро для предвыборной кампании Саркози выглядят крайне бледно. За четверть века полковник инвестировал в западные страны свыше 100 млрд долл., в том числе во Францию по меньшей мере пятую часть этой суммы.

На банковских счетах остаются замороженными более 97 млрд, а сколько их у Каддафи было всего — точно не знает никто. Но уже одни только найденные средства по объему в три раза превосходят капитал Уоррена Баффета, Билла Гейтса и султана Брунея вместе взятых. Эти деньги, и еще золото, в конечном счете и оказались роковыми.

В 2008-м мир накрыл глобальный кризис, всерьез пошатнувший всю западную финансовую систему. США срочно потребовалось ускорить принуждение Европы к заключению договора TTIP. Для этого нужно было быстро и серьезно оборвать экономические связи стран ЕС с Ближним Востоком и Африкой. Также, в преддверии американской сланцевой революции, крайне желательным становилось там создание дефицита нефти.

В этих условиях Ливия оказалась идеальной жертвой. Повышение уровня жизни там создало хорошую протестную питательную среду, так как в шестимиллионной стране такому количеству образованных специалистов достойных рабочих мест не находилось, а жить по-старому большинство из них уже не хотели. Низкие цены на бензин, продовольствие и особенно медикаменты привели к росту их контрабандного вывоза в сопредельные страны, где цены на все были много выше. Сложился миллиардный подпольный бизнес, затрагивавший множество людей. Да и сам Каддафи в процессе преобразований оказался вынужден все больше делать ставку не на весь народ страны, а прежде всего доверять только выходцам из своего племени, тем самым вызывая недовольство его явным возвышением над остальными кланами. Так что к 2011 году для Арабской весны горючего материала в стране накопилось достаточно.

Читайте также:
Кто войдет в Белый дом вместе с Трампом
Кто войдет в Белый дом вместе с Трампом

Но про продвижение идеалов демократии на Ближнем Востоке пресса говорила только для массового читателя. Как видно из ставшей достоянием общественности личной переписки Хиллари Клинтон, США и остальной мир интересовали прежде всего деньги, нефть и золото. Надо признать, с нефтью не получилось. Последующие события полностью обрушили нефтедобычу и полностью исключили ливийские месторождения из коммерческого оборота для западных компаний. Уйти пришлось даже французам. Суммарная добыча сегодня, спустя пять лет после войны, едва дотягивает до 300 тыс. баррелей в сутки.

А вот с долларами и золотом все вышло, как планировалось. Сотни миллиардов долларов кредитов и инвестиций можно не возвращать, а ливийское золото вообще пропало. Известно, что из 140 тонн в слитках и примерно 20 тонн в золотых динарах оказавшийся в полной экономической изоляции Каддафи успел продать около 30 тонн. Эти деньги ушли на снабжение армии и полиции. Судьба оставшегося золотого запаса с мая 2011 года неизвестна. Как без следа пропали и запасы алмазов, еще годом ранее оценивавшиеся в 12 млрд долл. По общим оценкам, в неизвестном направлении ушло до полутриллиона долларов. В такую сумму обошлась полковнику ошибка попытаться найти дружбу с Западом.

Утром 20 октября 2011 года отряды Национального переходного совета начали очередной штурм города Сирта, последнего рубежа, удерживаемого правительственными силами. В 8:30 утра из Сирта вырвалась большая колонна из 75 автомобилей, по которой самолеты ВВС Франции нанесли массированный бомбоштурмовой удар. Среди разбитых машин повстанцами был найден, опознан и взят в плен раненый в обе ноги Муаммар Каддафи. Захватившие его люди подвергли полковника многочисленным жестоким пыткам и унизительным издевательствам, длившимся с 9 утра до 12 дня, вследствие которых он скончался. Госсекретарь США Хиллари Клинтон узнала о гибели ливийского лидера по SMS. В это время она находилась в Кабуле. В своем интервью она, перефразировав фразу Юлия Цезаря «Пришел, увидел, победил», тогда со смехом изрекла: «Пришли, увидели, он умер».

Оценить публикацию:
(26 оценок, средняя 4.5 из 5)
комментарии (6)
Сообщений: 6
  • Siruk Alexey21.01.2017 в 15:29
    на FB комментарии закрыты, поэтому + ставлю здесь
  • Siruk Alexey21.01.2017 в 15:31
    кстати, в этой фразе, возможно, пропущено "не": "Видя, что тесные экономические и политические связи с СССР смогли обеспечить Ливии защиту,"
  • Волик Евгений21.01.2017 в 16:33
    Отличная статья!
  • Евтишенков Игорь21.01.2017 в 17:26
    В свою страну надо было вкладывать...
  • Motrokhova Vera21.01.2017 в 21:56
    Спасибо, хороший материал.
  • Старостина Жанна10.02.2017 в 15:12
    И эти люди, которые разбомбили Ливию, говорят нам, что мы агрессоры. И это 21 век.
Загрузка...