Выборы президента в Туркмении: счет 3:0 в пользу Бердымухамедова

В Мире14 февраля
комментарии
Выборы президента в Туркмении: счет 3:0 в пользу Бердымухамедова
Фото: Выборы президента в Туркмении: счет 3:0 в пользу Бердымухамедова © Kremlin Pool | globallookpress.com

По предварительным данным Центральной избирательной комиссии, явка составила 97,27%, при этом кандидат номер один — действующий глава государства Гурбангулы Бердымухамедов одержал убедительную победу, заручившись поддержкой 97,69% проголосовавших избирателей. Обстановка на выборах была праздничная, спокойная, нарушений не зафиксировано.

Выборы на альтернативной основе

Собственно, иного исхода эксперты и не предполагали, поэтому интриги ожидаемо не случилось. Однако особенности в нынешней кампании все-таки были. Главная из них в том, что выборы вообще состоялись. Ведь как показывает опыт предшественника нынешнего президента — «Вечно Великого Туркменбаши», подобным мероприятием в этой стране при желании можно легко пренебречь. Так, Сапармурат Ниязов, стоявший у руля государства 21 год, через всенародное выборное «горнило» проходил лишь дважды — в 1990 году и спустя два года, когда была принята Конституция. Поддержка избирателей была колоссальной: в первый раз за него проголосовали 98,3% избирателей, во второй — 99,5%. Правда, в том и другом случае выборы проходили на безальтернативной основе. После чего президентство Ниязова было дважды автоматически пролонгировано. Хотя сам Туркменбаши публично высказывался против пожизненного срока и официально обещал, что выборы главы государства таки состоятся — после 2008 года.

Он ошибся. Выборы состоялись раньше, уже в феврале 2007 года, но Ниязов в них не участвовал: «глава всех туркмен» неожиданно умер.

Что касается его преемника, Гурбангулы Бердымухамедов побеждал трижды и исключительно в конкурентной борьбе. Не сказать, чтобы уж очень острой, конечно.

В 2007 году, вступив в выборную кампанию в качестве исполняющего обязанности президента, он победил в первом туре, оставив далеко позади пятерых соперников. За Бердымухамедова отдали голоса 89,23% избирателей. Представителей оппозиции, однако, в списке зарегистрированных кандидатов не оказалось, что позволило миссии наблюдателей ОБСЕ сделать вывод, будто «все было решено заранее, и это голосование представляло собой не более чем видимость».

Зато спустя пять лет глава государства, которого иные эксперты успели обвинить в создании собственного культа личности, внезапно заявил, что он как президент гарантирует в очередной избирательной кампании «равные условия для тех кандидатов, которые называют себя оппозиционерами». На сей раз в президентскую кампанию вступили 8 кандидатов, включая действующего. Бердымухамедов вновь победил в первом туре, причем с гораздо более впечатляющим результатом — 97,14%. Миссия СНГ оценила эту кампанию как прошедшую с «соблюдением норм этики, корректно, в спокойной обстановке». Западные специалисты отнеслись к событию более критично, высказавшись в том плане, что основные свободы в Туркменистане все еще остаются ограниченными и что ситуация «ограничивает выбор между конкурирующими политическими альтернативами». Возможно, столь болезненно представители миссии ОБСЕ отреагировали на отсутствие в списках зарегистрированных кандидатов лидера Республиканской партии Нурмухаммеда Ханамова. Тот, находясь в изгнании, объявлял о своем желании побороться за президентский пост, если ему будут предоставлены гарантии безопасности. Споткнулся он об избирательный ценз оседлости. Кандидат, претендующий на звание лидера Туркменистана, обязан предыдущие 15 лет проживать на территории страны. А Ханамов был вынужден эмигрировать из Туркмении в 2002 году.

Аркадаг против автократии

Казалось бы, после двух несомненных побед действующий лидер страны мог бы и расслабиться, позволив благодарным туркменам объявить себя «пожизненным президентом». Ведь признал же он «священными» желание и чаяние народа, когда в 2015 году позволил установить собственную статую в Ашхабаде. Монумент называется «Аркадаг бинасы», что в переводе означает «покровитель», «опора». Бронзовая статуя туркменского Аркадага на коне покрыта сусальным золотом и достигает 21 метра в высоту. Вместе с 15-метровым постаментом скульптура, конечно, впечатляет и при этом полностью вписывается в представления восточного народа о роскоши и монументальности.

Именно восточные традиции, особенно сильные в столь закрытом государстве, как Туркменистан, позволяют безудержно возвеличивать культ правителя, а принятая в 1992 году Конституция снимает ограничения по срокам правления президента. Да и в свежем рейтинге состояния демократии в странах мира, составленном аналитиками британской “The Economist Group” и опубликованном в конце января нынешнего года, Туркмения традиционно включена в список государств с авторитарным режимом. Среди 167 стран она занимает 162-е место, опередив лишь Северную Корею, Экваториальную Гвинею, Центральноафриканскую Республику, Чад и Сирию. При этом избирательная система и плюрализм Туркменистана оценены в 0 баллов.

Очевидно, репутация диктатора и автократа не слишком импонирует действующему президенту. Неспроста к нынешним выборам были допущены кандидаты от трех партий: действующий президент от правящей Демократической, Бекмырат Аталыев от Партии промышленников и предпринимателей, Дурдыгулыч Оразов от Аграрной партии. Еще шестерых соперников выдвинули инициативные группы граждан. Сам Гурбангулы Бердымухамедов объяснил их участие так: «Конкуренция этих партий придаст общественно-политической жизни страны новую тональность и значимость, обеспечит высокий уровень альтернативности выборов, что, в свою очередь, будет способствовать дальнейшему повышению политической культуры всего общества и каждого гражданина, укреплению единства народа и власти, консолидации общества на демократических началах».

Всего Центризбирком Туркменистана зарегистрировал 9 кандидатов — рекордное число участников выборной кампании. И несмотря на то, что республиканец Ханамов, проживающий ныне в столице Австрии Вене, загодя назвал нынешние выборы ширмой, потому что «и так все определено», нельзя не отметить, что действующий президент хотя бы на словах предпринимает усилия, чтобы не оказаться в международной изоляции.

Открытость ради диверсификации экономики

Стремление к открытости продиктовано, прежде всего, экономическими соображениями. Основой экономики Туркменистана является природный газ, который идет на экспорт, составляя большую часть госдоходов. В «тучные» годы, когда нефть и газ зашкаливали в цене, эта сырьевая страна процветала. Энергоресурсы обходились населению либо бесплатно, либо в копейки. Однако сейчас ситуация изменилась в корне: «голубое топливо» и «черное золото» в этой стране, как и во всем мире, падают в цене.

Фото. В отличие от своего предшественника, Гурбангулы Бердымухамедов старается запомниться не золотыми статуями, а изменением образа Туркмении в мире © THERIN-WEISE | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото. В отличие от своего предшественника, Гурбангулы Бердымухамедов старается запомниться не золотыми статуями, а изменением образа Туркмении в мире
© Therin-Weise | globallookpress.com

Да и отношения со странами-потребителями складываются непросто. Так, до 2008 года основным покупателем туркменского природного газа была Россия, но в прошлом году «Газпром» полностью отказался от него. С Китаем отношения тоже сложные. Деньги за газ, который Туркменистан гонит в Поднебесную, остаются в Пекине и идут в счет погашения кредита. Дело в том, что газопровод Туркменистан–Китай по документам строился не на китайские инвестиции, а на средства, взятые у КНР в кредит под госгарантии. Иран расплачивается за туркменский газ бартером. Наличных средств в связи с этим остро не хватает, социально-экономический кризис с каждым годом углубляется. По данным Всемирного банка, ВВП Туркменистана снизился с 14,7% в 2012 году до 6,7% в прошлом. Безработица в стране превысила 50%, и тенденция эта устойчива. Граждан лишили социальных льгот — бесплатные в прошлом свет, газ, электричество, вода и соль дорожают. Даже дилетанту ясно, что в таких условиях экономика нуждается в диверсификации, для чего нужны инвестиции, включая западные.

Быть может, еще и поэтому действующий президент не просто пошел на выборы, но и потребовал многопартийной альтернативы кандидатов и предельной открытости, в том числе международной. Действительно, прошедшее голосование мониторили 3223 национальных наблюдателя и 151 международный. В миссию наблюдателей от СНГ вошли представители Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана, Узбекистана. Оценить подготовку и проведение выборов туркменская сторона пригласила миссию Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ. Среди международных наблюдателей члены ООН, ШОС, Организации исламского сотрудничества, а также представители КНР, США, Японии, Австрии, ОАЭ, Республики Корея, Турции, Ирана, Индии, Афганистана. Вряд ли это отчаянная бесшабашность кандидата номер один.

Скорее, трезвый расчет и отличное знание менталитета избирателей. Риск при этом был, но минимальный, зато всему миру явлена демократическая избирательная система Туркменистана во все своей красе.

Оправдаются ли надежды вновь избранного президента прослыть поборником западных демократических ценностей, покажут следующие семь лет его правления, а может, и более долгий срок. Ведь по новой Конституции Туркмении, принятой в прошлом году, не только продлен срок президентских полномочий с пяти до семи лет, но и отменен возрастной порог в 70 лет для кандидата на этот пост.

Читайте также:
Протесты в Румынии: страна на пороге госпереворота
Протесты в Румынии: страна на пороге госпереворота

Теперь при желании Гурбангулы Бердымухамедов может оставаться «пожизненным президентом», даже, как показывает практика, проходя через выборные кампании. Если, конечно, за дело не возьмутся отцы «цветных революций», которые попытаются организовать какие-нибудь «тюльпановые» волнения по примеру Киргизии. Впрочем, на сегодняшний момент такая угроза не представляется серьезной. На Западе сейчас своей головной боли хватает, туркменские перевороты с демократическим уклоном проводить некому.

Хотя существует другая опасность — со стороны террористических группировок из соседнего Афганистана. В последние пару лет в северо-западных провинциях этой страны усилились позиции вооруженных формирований «Талибана». Для усиления границ с Афганистаном Ашхабад в 2015 году попросил военно-технической помощи у Соединенных Штатов. Сделано это в пику России, на которую в Туркменистане обижены из-за отказа от природного газа и двойного гражданства, которое до 2014 года могли иметь россияне и туркмены. Но политической и житейской мудрости Бердымухамедова хватает на то, чтобы не обострять конфликт. Дружеский нейтралитет выгоден и России. Поэтому, без сомнения, в числе тех, кто первыми поздравят туркменского главу государства со счетом 3:0, будет Владимир Путин.

Оценить публикацию:
(2 оценок, средняя 5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...