Экономический кризис: от чего зависит стабильность мировой финансовой системы

В Мире18 июля
комментарии

Долгожданное заседание ФРС США, состоявшееся 15 июня, не принесло новых сюрпризов. Монетарная политика осталась без изменений, макроэкономические прогнозы обновлены незначительно, и, казалось бы, инвесторы могут вздохнуть спокойно — их прибыли ничего не угрожает. Однако случилось нечто, что может в конечном итоге кардинально изменить очень многое в будущих действиях ФРС.

Стабильность мировой финансовой системы | © pfact.ru

Речь идет о макроэкономических прогнозах ФРС, которые составляются на основе прогнозов 12 федеральных резервных банков (далее ФРБ) и публикуются один раз в квартал. Именно эти прогнозы, наряду с изменениями в монетарной политике, оказывают основное влияние на поведение рынков и приводят к переоценке рисков, пересмотру прогнозов по другим валютных зонам и к колебаниям валютных курсов.   

Тем не менее знаковое событие все же было, хотя и прошло практически не замеченным игроками рынка. В преддверии очередного года экономического кризиса один из региональных банков не представил свой вариант прогноза. Как выяснилось на следующий день, это был ФРБ Сент-Луиса, президент которого Джеймс Буллард заявил, что банк отныне не будет публиковать макроэкономические прогнозы, поскольку его взгляд на фундаментальные основы экономики претерпел значительные изменения.

Ранее региональные банки подобных вольностей себе не позволяли. Что же стоит за позицией ФРБ Сент-Луиса, и как она может повлиять на решения ФРС в будущем, а значит, и на стабильность мировой финансовой системы?

Джеймс Буллард впервые изложил свои соображения в выступлении в Институте Катона, на 33-й ежегодной конференции по кредитно-денежной политике в ноябре прошлого года. Давайте проследим за его мыслью.

На графике ниже — попытка описать реакцию экономики, в частности уровня инфляции и выпуска продукции, в ответ на снижение ставок. В качестве исходных данных принимается, что инфляция и процентная ставка равны 2%.

Как видно из графика, независимо от того, снижается ставка быстро или медленно, то есть действует ли ФРС внезапно для рынка или предварительно подготавливает его через комментарии в СМИ, инфляция (красная и оранжевая линии) тоже снижаются, то есть как бы «подтягиваются» к уровню инфляции. А вот выпуск продукции сначала резко растет, поскольку на экономику оказывается стимулирующий эффект, а потом вновь начинает снижаться, чтобы через 10 кварталов спуститься даже ниже, чем при нормальных ставках. 

Падение ставки

Иными словами, в рамках неокейсианской модели снижение ставок до нуля в долгосрочной перспективе не имеет никакого стимулирующего эффекта! Как же в таком случае объяснить монетарную политику ЕЦБ или Банка Японии, которые увели ставки в отрицательную зону и проводят масштабные эмиссионные программы именно, как они утверждают, для стимулирования экономики? Неужели эти соображения им неизвестны?

Вне всякого сомнения, известны, но, по всей видимости, у этих ЦБ, как и у многих других, уже нет иного выхода — ведь значительная часть эмиссии идет на прямой выкуп активов. А что это такое, как не завуалированное финансирование бюджетного дефицита и спасение корпораций-банкротов, которые «слишком большие, чтобы умереть»? Банк Японии выкупает ежемесячно правительственные облигации на десятки миллиардов долларов, без этих денег правительство Японии — банкрот. Аналогично часть эмиссии используется для выкупа фондового рынка, то есть и капитализация экономики Японии поддерживается тоже за счет эмиссии. В то же время околонулевые ставки в Японии сохраняются уже около 20 лет, то есть никакого стимулирующего эффекта на экономику не оказывают, учитывая плачевные результаты для бюджета.

Поскольку еврозона поддерживает положительный торговый баланс, у ЕЦБ ситуация несколько лучше, однако ненамного. Но и в случае еврозоны 80 млрд евро ежемесячно идет на выкуп активов не только правительственных облигаций, но с июня и корпоративных, а ведь это прямое признание того, что нулевые ставки на экономику не оказали никакого положительного эффекта.

Вернемся к США.

Как следует из модели, сидеть и далее на стуле ровно нет никакого смысла. 7 лет близких к нулю ставок привели к тому, что инфляция снизилась почти до нуля, а промышленное производство никак не может достигнуть докризисного уровня. Значит, нужно что-то менять, и вот здесь начинается самое любопытное.

В 2014 году ФРС объявляет о начале цикла «нормализации» денежной политики. Она заключается в сворачивании программ «количественного смягчения», в перспективе — уменьшении баланса ФРС и росте процентных ставок. Что по этому поводу говорит неокейнсианская модель, которую предлагает Буллард?

Предположим, что после 7 лет околонулевых ставок начинается постепенный их рост до целевого уровня 2%. Согласно модели, инфляция почти синхронно растет тоже до этого уровня, а что происходит с выпуском продукции? Сначала идет довольно сильное снижение, а вот затем, примерно с того момента, когда уровень ставок поднимется до 1%, должен наступить и рост объемов выпуска.

Другими словами, нужно перетерпеть некий «переходный период», и затем ВВП начнет расти даже сильнее, чем при нулевых ставках!

Повышение ставки

 

Таким образом, можно сделать промежуточный вывод — ФРС может поднимать ставку, не обращая внимания ни на темпы роста ВВП, ни на уровень промышленного производства, ни на объем собираемых налогов и бюджетный дефицит. Все это — лишь неизбежные издержки переходного периода, по окончании которого всё само нормализуется примерно на тех же уровнях, как и до экономического кризиса. Во всяком случае, именно это утверждает рассматриваемая модель, которой Джеймс Буллард придает такое большое значение.

Что в результате? Парадоксально, но модель в конечном итоге прогнозирует возврат к тому же состоянию, что и перед изменениями: инфляция и процентная ставка на уровне 2%, а выпуск продукции вернулся на тот же уровень, с которого начал движение вниз. Неужели Буллард является последователем Аристотеля, всерьез считавшего, что живые существа не подчиняются никаким законам, а их деятельность обусловлена исключительно внутренними причинами? Или, другими словами, время в неокейнсианской модели обратимо, а значит, исправить последствия нулевых ставок можно всего лишь их возвратом на нужный уровень, а все остальное случится само собой?

Всё это было бы смешно, если бы не было грустно.

Конечно, Буллард не настолько наивен, чтобы так откровенно подставляться, и пару раз намекает на то, что, дескать, предложенная модель — не единственная, есть и другие. Возможно. Проблема в том, что он по поводу других моделей не добавил ни слова, а это означает, что то, что мы видим на последнем графике — это и есть позиция ФРБ Сент-Луиса, а возможно, и не только их.

Сможет ли экономика США сама, без специальных мер, восстановить выпуск продукции и снизить уровень задолженности, если ФРС продолжит поднимать процентные ставки?

Об этом — в следующей части

Юрий Вишневецкий
Юрий Вишневецкий
аналитик
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...