Эксперт: Асад должен сам предложить кандидатов в оппозиционеры

В Мире21 апреля
комментарии
Максим Жаров
Фото: Максим Жаров
политтехнолог, специалист по управлению интерпретациями

О ситуации в Сирии и переговорам по ядерной программе Ирана мы поговорили с политтехнологом Максимом Жаровым.

— На встрече по Сирии в Тегеране объявили, что будет представлен план по обмену пленными. Это серьезный шаг по решению сирийского вопроса или «заплатка» на сегодняшнюю ситуацию?

— Переговоры в Астане, которые на самом деле являются основной площадкой по урегулированию, идут довольно трудно. Там практически нет никакого продвижения. Поэтому сообщение по поводу обмена пленными — это единственный способ каким-то образом показать, что переговорный процесс еще жив.

И в общем-то, пока особых перспектив для продвижения этого процесса я лично не вижу, потому что президент Турции Эрдоган вновь перешел на свою раннюю позицию о том, что Асад должен уйти. В результате этого вся структура переговоров, которую планировали Россия и Иран, сейчас опять изменится.

Плюс к тому, до сих пор не ясно, кто может представлять так называемую сирийскую умеренную оппозицию, то есть с кем законное правительство Сирии должно договариваться. Понятно, что это представители определенных террористических групп, которых по молчаливому согласию внешних игроков можно считать умеренной оппозицией. Но этот вопрос обсуждается с 2014 года, и конца обсуждениям не видно.

— Кто-то намеренно затягивает обсуждение этого вопроса?

— Насколько я понимаю, в затягивании переговоров заинтересовано и законное правительство Сирии, и противники Асада, поскольку, как только удастся достигнуть какого-то прогресса и подписать соответствующий документ, все стороны будут просто обязаны выполнять взятые на себя обязательства, а они этого не хотят — все хотят играть по-своему, в своих интересах, без каких-либо обязательств.

Соответственно, заинтересованы в затягивании ситуации США и все внешние игроки, связанные с ними. Катар и Саудовская Аравия имеют свои интересы в Сирии и постоянно стремятся ее разделить на части, поэтому их тоже устраивает такая ситуация неопределенности.

Здесь на самом деле, как мне кажется, позиция Башара Асада должна поменяться с пассивной на активную. Ему следует понимать, что не в его интересах сейчас затягивать эти переговоры. Он должен сам предложить кандидатов в оппозиционеры из своего окружения, с которыми вообще можно было бы повести дело. Если он так сделает и этих оппозиционеров не примут США и все противостоящие внешние игроки, Асад получит очень серьезные стратегические преимущества и может спокойно заявить, что ему незачем участвовать в переговорах, которые ему навязывают, поскольку он сам ведет переговорный процесс внутри страны и больше не нуждается в посредниках. Но пока я всего этого во внутренней политике Башара Асада не наблюдаю.

— Организация по запрету химического оружия уже определила тип химического оружия в Хан-Шейхуне, хотя так и не признала найденный в Алеппо 4 месяца назад иприт ипритом. Почему так происходит?

— Организация по запрету химического оружия (ОЗХО) — достаточно специфическое образование, и, в общем-то, вся ее деятельность на Ближнем Востоке связана с громкими скандалами. ОЗХО всегда подходит к подобным инцидентам и провокациям субъективно. Поэтому понятно, что в одном случае быстро назначили виновных, в другом — нет. То, что США публично опровергли тот факт, что террористы, противостоящие Асаду, владеют химическим оружием, крайне показательно, и действия ОЗХО, отказывающейся от расследования химических провокаций против Асада или затягивающей это расследование, в этом плане показательны тоже.

Фото. 7-й президент Ирана Хасан Роухани © AMIR NARIMANI | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото. 7-й президент Ирана Хасан Роухани
© Amir Narimani | globallookpress.com

— Сегодня Дмитрий Рогозин сказал, что Россия ведет разработки по гиперзвуковому оружию наравне с США, имея в виду сверхзвуковую крылатую ракету «Циркон». Что вы думаете на этот счет?

— Я считаю, что России ни в коем случае нельзя втягиваться в гонку вооружений с США, даже на словах и даже в политической риторике. Сейчас к власти в Штатах пришла новая администрация. За Дональдом Трампом стоит военно-промышленный комплекс, который тщательно формулирует свои требования к президенту, и они как раз отталкиваются от того, что говорят российские политики. Как только мы начнем хвастаться новой ракетой, это вызовет вал заказов американскому военно-промышленному комплексу и снова образуется порочный круг гонки вооружений, который мы уже проходили 30 лет назад, в последние годы существования Советского Союза. Я считаю, что разрабатывать ракету нужно, но не надо публично об этом на весь мир говорить, поскольку попадание в замкнутый круг гонки вооружений может нам сильно навредить.

Читайте также:
Эксперт: США давят на Россию и Китай, чтобы в итоге столкнуть их между собой
Эксперт: США давят на Россию и Китай, чтобы в итоге столкнуть их между собой

— Вопрос по ядерной программе Ирана. 25 апреля в Вене состоится заседание совместной комиссии представителей Ирана и шестерки переговорщиков. Владимир Воронков говорит, что Россия ждет от США конкретной позиции по реализации совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. США до сих пор не определились в этом вопросе или держат ситуацию в напряжении намеренно?

— В последние дни и в США, в самом Иране на достаточно высоком уровне прозвучали заявления, которые свидетельствуют о том, что обе стороны не считают соглашение по иранской ядерной программе 2014 года выполненным и уже готовы фактически от него отойти.

Поэтому говорить сейчас о каких-то шагах касательно выполнения этих соглашений не приходится. У нас есть пример северокорейского кризиса, где, в общем-то, тоже отстаивается право страны на обладание оружием массового поражения. И КНДР фетишизирует данный вид оружия для того, чтобы защитить свою независимость и целостность. Поэтому Иран очень внимательно наблюдает за риторикой США. Кроме того, включение американскими официальными лицам Ирана в число стран, входящих в так называемую «ось зла», подталкивает его к тому, чтобы дистанцироваться от этого соглашения и начать думать о собственной безопасности. Так что, на мой взгляд, здесь не приходится говорить о каких-либо позитивных действиях и стороны будут вести дело к разрыву соглашения.

Максим Жаров
Максим Жаров
политтехнолог, специалист по управлению интерпретациями
Оценить публикацию:
(1 оценок, средняя 5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...