Эпоха мировой политической стабильности закончилась Трампом

В Мире09 февраля
комментарии
Павел Салин
Фото: Павел Салин
директор Центра политологических исследований Финансового университета

Дональд Трамп активно начал свою работу на посту президента, вызвав массовые протесты своих граждан.

Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета, рассказал порталу «Постфактум» о причинах и заказчиках этих волнений, а также об основных направлениях деятельности нового президента Америки.

— Как вы считаете, являются ли протесты в США прологом «цветной революции»? И если да, то кто стоит за их организацией?

— Я бы не стал драматизировать ситуацию. Хотя, конечно, всегда считалось, что США — это государство, стоящее особняком от других, где в принципе невозможны «цветные» (лучше говорить «бархатные») революции. Причина этой устойчивости — элиты, которые даже при смене фигуры на носу корабля все равно сохраняют власть. Сейчас же мы видим, как прежние стереотипы рушатся. И эта ситуация характерна для всего мира в целом. Заканчивается 25-летняя эпоха, которую можно охарактеризовать как  время постхолодной войны и однополярного мира, вследствие чего (к примеру, если мы говорим об элитах) меняются не только знаки с плюса на минус — меняется вся система координат.

Я бы не расценивал нынешние протесты в США как «цветную» или «бархатную революцию», поскольку то, что принято называть «цветной революцией», — это процесс, направленный на смену элит. В Штатах же сейчас наблюдается другой процесс: проигравшие меньшинства, которые привыкли в последние четверть века определять политику, впервые здорово пролетели и выражают таким образом свое недовольство. Мы видим, что протестуют именно различного рода меньшинства, которые привыкли себя чувствовать в привилегированном положении. Причем я имею в виду не только и не столько сексуальные меньшинства, сколько тех, кто привык на лейбле меньшинства делать бизнес в широком смысле этого слова. То есть большей части американской элиты некомфортно от того, что впервые за несколько десятилетий к власти пришел представитель большинства, который консолидировал население, и они протестуют, пытаясь моделировать происходящее. При этом я не считаю, что любая революция — это заранее спланированный процесс. Нет, события во многом стихийные, но вот кто пытается на них сыграть — уже другой вопрос.

Штаты сейчас оказались включены в мировую политическую дугу нестабильности, когда прежняя устойчивая ситуация со сменой руководства страны, а не элиты, уходит в прошлое. В США наступает политическая дестабилизация, которая в ближайшие годы будет наблюдаться во всем западном мире, и это станет новой нормальностью, как сейчас модно выражаться. Эпоха значительной стабильности и в мировой, и в национальной политике государств уходит в прошлое.

— Как, на ваш взгляд, изменятся отношения США и Израиля при президенте Трампе?

— Это очень непростой  вопрос. Обаму латентно считали отступником от традиционного формата американо-израильского сотрудничества, потому что он делал ставку на меньшинства внутри страны, пытался наладить диалог с различными движениями на Ближнем Востоке и т.д. С приходом Трампа возникли очень серьезные ожидания по поводу того, что он вернется к традиционной политике США по поддержке Израиля, характерной для республиканцев, — когда Израиль выступает основным партнером США на Ближнем Востоке. Однако я полагаю, что эти ожидания сильно завышены, именно из-за того, что поменялась система координат. То есть Трамп вроде и республиканец, хоть и не центровой, но это уже новые республиканцы и новая Америка.

— Как вы думаете, какова будет политика Трампа в Азиатско-Тихоокеанском регионе? В свете того, что, с одной стороны, США вышли из ТП, а с другой — одним из первых мировых лидеров в Америку приедет премьер-министр Японии?

— Какой будет политика, пока сказать трудно, однако ясно, что сейчас ярко выраженным приоритетом США станет именно Тихоокеанский регион. На самом деле смещение приоритетов США началось еще при Обаме, в конце нулевых годов. Но при Трампе этот вектор развернется, что называется, в полный рост. А вот какой там будет политика… Ясно, что администрация Трампа рассматривает Китай в качестве основного стратегического противника. Причем этот противник угрожает США именно с внутриэкономической точки зрения. Поэтому администрации Трампа, даже если она возьмет курс на изоляционизм, как декларируется, так или иначе придется противостоять Китаю. И здесь многое будет зависеть от выстраивания баланса сил в Транстихоокеанском регионе, в том числе и от позиции России как страны, которая в последнее время наращивает здесь свое экономическое и частично военно-политическое присутствие. Поэтому для нашей страны в этой ситуации открывается широкое окно возможностей. Например, одним из элементов российско-американской «большой сделки», которая сейчас обсуждается, может стать как раз позиция России по отношению к Китаю.

— Какой будет политика США в Латинской Америке? Будет ли продолжен курс на отстранение от власти левых и антиамериканских сил?

Читайте также:
Ледовое побоище. Новый взгляд
Ледовое побоище. Новый взгляд

— Думаю, да. Однако те проблемы, которые сейчас испытывают левые режимы в Латинской Америке, во многом носят естественный характер. Здесь так же, как с революциями: причины любых смен власти носят объективный характер — их создает сама же власть своим действием или бездействием, внешние игроки могут лишь воспользоваться ситуацией в качестве рычага. Лет 15 назад в Латинской Америке был так называемый левый крен. Сейчас левые себя исчерпали, население в них разочаровывается. Американцам остается лишь либо наблюдать, либо чуть-чуть стимулировать эти процессы, чем они и занимаются. Предполагаю, что они продолжат это делать и серьезных препятствий на своем пути не встретят именно из-за того, что левые режимы во всех латиноамериканских странах исчерпали ресурс. К тому же если американцы будут придерживаться доктрины изоляционизма, они не забудут и про доктрину Монро, по которой Латинская Америка находится в приоритете интересов США.

— Какими вы видите перспективы американо-российских отношений с учетом утверждения на посту госсекретаря Рекса Тиллерсона?

— Считается, что Тиллерсон имеет достаточно прочные экономические связи с нашей страной, поскольку якобы у него налажены отношения с российской элитой по линии освоения Арктического шельфа. Однако это еще большой вопрос. Я думаю, насчет Тиллерсона существуют завышенные ожидания, в отличие от Трампа, оценка которого российскими властями вполне реалистична. Поэтому не удивлюсь, если Тиллерсон окажется не настолько комфортен для России, как ожидается, и наступит некоторое разочарование.

Павел Салин
Павел Салин
директор Центра политологических исследований Финансового университета
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...