Финансовый кризис: о реальных причинах Brexit

В Мире04 августа
комментарии

Выход Великобритании из ЕС оказался неожиданностью для большинства наблюдателей. Предполагалось, что референдум ― всего лишь инструмент для политических игр, способ выполнить премьер-министром Кэмероном предвыборные обещания и не более того. Однако положительный исход голосования не только обрушил финансовые рынки и послужил причиной роста панических настроений, но и привел к необходимости пересмотреть перспективы всей мировой финансовой системы.

Причины Brexit | © pfact.ru

Причины кризиса Бреттон-Вудской валютной системы, сложившейся по итогам Второй мировой войны, довольно подробно изложены, и нет нужды вновь к ним возвращаться. Отметим лишь, что внутренние противоречия довольно быстро вынудили банкиров распрощаться с идеей стабильных валютных курсов, к началу 1970-х сохранять обратимость долларов США в золото уже было невозможно, и Бреттон-Вудская система была в два этапа заменена на Ямайскую систему, в рамках которой международная валютная система приобрела современный вид. Обменные курсы стали устанавливаться на основе свободных рыночных конвертаций, а золото утратило свои функции и фактически было демонетизировано.

Фактически был ликвидирован механизм привязки валютной эмиссии к реальным активам. Эмиссия для резервных валют МВФ оказалась подчинена правилам, которые разрабатывают сами эмитенты, а потому стабильность всей финансовой системы стала зависеть только от их доброй воли.

Понимание этого момента важно для анализа текущей ситуации. В предыдущей статье мы мельком упомянули усилия, которые пришлось применить группе Центробанков во главе с ФРС для купирования угрозы полномасштабного финансового кризиса летом 2011 года. Напомним ― цена за тройскую унцию золота поднялась до 1920 долл., и этот рост являлся отражением сильного снижения доверия к фиатным валютам.

Что же было сделано?

1 декабря 6 ведущих центробанков, к которым относятся ФРС США, ЕЦБ, а также ЦБ Англии, Канады, Японии и Швейцарии объявили, что для повышения ликвидности мировой финансовой системы они начинают предпринимать скоординированные меры. В частности, речь шла о временных двусторонних свопах для предоставления ликвидности в любой валюте и снижении процентных ставок по долларовым свопам со 100 базисных пунктов до 50 пунктов, то есть вдвое.

Банки стали предоставлять друг другу значительные средства, минуя валютный рынок. Решение считалось временным и напоминало хаотичные действия бизнесмена на грани разорения, вынужденного постоянно брать новые кредиты для того, чтобы закрывать старые и поддерживать гаснувшую активность.

Но, как оказалось, был открыт ящик Пандоры ― временное решение уже через два года стало постоянным. 31 октября агентство «Рейтер» распространило заявление все тех же 6 центробанков, из которого следовало, что соглашение о валютных свопах переводится на постоянную основу, то есть с этого момента снимаются все ограничения как на объемы валют, так и на продолжительность сроков их обмена. То есть любые суммы, даже астрономические, могут свободно перетекать от одного ЦБ к другому, минуя валютный рынок.

Для чего это было сделано? Из обтекаемых формулировок следовало, что по-прежнему для «поддержки ликвидности», но на самом деле причина была совсем в ином ― требовалось обеспечить постоянную эмиссию без угрозы возникновения кризиса доверия.

Внимательный взгляд легко обнаружит закономерность: каждый раз, перед тем как снять очередное ограничение, замедляющее бесконтрольную эмиссию, банки заявляют об угрозе «кризиса ликвидности». Что же это за страшный зверь, с которым никак не удается справиться?

Кризис ликвидности ― это недостаток ликвидных средств, из-за чего затрудняется выполнение банками своих обязательств. Причин для возникновения кризиса множество, как показывает недавняя история, это, фактически, любой кризис ― ипотечный, долговой, бюджетный и пр. Но каждый раз, когда возникает новая угроза кризиса ликвидности, банковская система отвечает расширением эмиссии и снятием ограничений.

На графике ниже отчетливо видно, как передается эстафета от одного центробанка к другому. Первыми на мировой финансовый кризис 2008 года отреагировали Банк Англии и ФРС, за короткий срок выкупившие с рынка значительные объемы токсичных активов. После того, как в 2012 году Банк Англии завершил свою программу, эстафету принял Банк Японии ― его баланс начал стремительно увеличиваться.

Аналогично в 2014 году, после завершения ФРС третьей волны количественного смягчения и перехода к политике нормализации, собственную эмиссионную программу начал ЕЦБ. 

Активы

За годы кризиса ФРС, Банк Японии и Банк Англии увеличили свои балансы более чем в 4 раза, а ЕЦБ по темпам роста активов к ним стремительно приближается. Понятно, что бесконечно такая практика продолжаться не может. Банк международных расчетов (BIS) в недавнем исследовании результатов применения мер нетрадиционной кредитно-денежной политики приходит к следующему выводу ― баланс выгод и издержек ухудшается с течением времени, а потому требуется новый «нестандартный» ход, нечто, что позволит исправить ситуацию.

Международный валютный фонд в пятый раз за последние 15 месяцев понизил прогноз роста мировой экономики, причем если до референдума он планировал улучшить прогноз, то после оглашения итогов его пришлось вновь ухудшить. В итоговом документе отмечается, что прогноз ухудшен для стран с развитой экономикой, в то время как для развивающихся экономик он остался прежним, и в первую очередь пострадают экономики стран Европы. Помимо Brexit, более выраженными, по мнению чиновников фонда, стали долговременные проблемы в европейской банковской системе, а также протекционистская политика и рост геополитической напряженности.

К ЕЦБ и Банку Японии, каждый из которых реализует программы стимулирования, в скором времени присоединится Банк Англии, а ФРС, в свою очередь, все никак не может начать политику нормализации. Но даже создание дополнительной ликвидности приводит не к улучшению ситуации, а к тому, что капитал покидает экономики развитых стран. Характерным примером является отчет Министерства финансов США о притоке иностранного капитала в страну ― в мае вложения в фондовый рынок страны и в государственные облигации продолжили снижение, причем скорость оттока из трежерис рекордная за все время наблюдений. 

Приток капитала

За последний год вывод капитала иностранных инвесторов из американских облигаций составил 136,7 млрд долл., из фондового рынка ушел сравнимый объем ― 134,1 млрд долл., а ведь США ― это наиболее привлекательная страна для капитала, если учесть разницу в монетарных политиках ФРС и других центробанков.

Если принять во внимание изложенные выше соображения, то можно понять, что система в целом приблизилась к границам своих возможностей. Скорость, с которой Великобритания покидает тонущий европейский корабль, прямо указывает на то, что именно Европа готовится стать катализатором новой волны финансового кризиса в экономике, и приближается этап, на котором обострятся внутренние противоречия, а финансовые кланы, которые до этого находили общий язык, вступят в эпоху открытого противостояния. 

Юрий Вишневецкий
Юрий Вишневецкий
аналитик
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...