Мировая финансовая система — четвертый Рим

В Мире08 июля
комментарии
Глеб Кабанов
аналитик

Современные сервы и рабы должны были жить верой, что они живут лучше несчастных на обочине прогресса, как рабы прошлого верили, что живут лучше неудачников в европейских дырах, джунглях Африки или в дебрях американского фронтира.

 Джон Перкинс. «Исповедь экономического убийцы»

четвертый Рим | © pfact.ru

Текущая модель мировых экономических взаимосвязей отражает существующее неоколониальное устройство, сложившееся после окончания холодной войны, куда после распада Советского Союза так стремились встроиться бывшие союзные республики. Одним это удалось, другим — нет. Третьих попытались сделать изгоями, введя незаконные экономические санкции. Четвертые так и повисли между небом и землей. По своей сути такое устройство мира предполагает наличие метрополии и подчиняющихся ее законам колоний, где международные и внутренние законы действуют лишь до тех пор, пока они не противоречат законам и интересам метрополии. В противном случае законы метрополии насаждаются по праву силы — когда прав тот, у кого больше прав и возможностей, даже если он и не прав. В свою очередь колонии могут существовать только тогда, пока метрополия обеспечивает спрос на выпускаемые ими товары и услуги.

Собственно говоря, если обратиться к истории развития финансовых систем, со времен Римской империи и колониального владычества Великобритании не так уж много и изменилось. Тогда монету чеканили кесарь и сюзерен, теперь — Федеральная резервная система США и Европейский центральный банк. Тогда вопросы сбора налогов и мятежей в колониях решали легионы и флот Ее (Его) Величества, сейчас экономические вопросы решают центральные банки, рейтинговые и аудиторские агентства, а если это не помогает достичь поставленных целей, за дело берутся агенты влияния и вооруженные силы США и их союзников. Тогда как только кто-то из вождей местных племен чрезмерно усиливался, его ввергали в междоусобную войну, теперь это делают с помощью обещаний евроинтеграции, «цветных революций» и СМИ. Тогда покупали князьков, теперь — президентов.

Однако такое положение вещей перестало устраивать новые центры роста, которые все настойчивей требуют более справедливого распределения доходов. В результате к концу второго десятилетия XXI века, после того как отшумели революции XX–XXI веков, мировая экономика подошла к необходимости создания нового, более эффективного, чем американский доллар, эквивалента стоимости — когда верхи все еще могут, хотя и со скрипом, контролировать ситуацию, но низы уже не хотят. Налицо созревание революционной ситуации, которая, как пар в котле, может накапливаться продолжительное время, но если не дать ему выхода наружу, котел взорвется (вспомним Ленина: «Для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для нее требуется еще, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде»).

После Второй мировой войны 44 страны (СССР подписал, но так и не ратифицировал Бреттон-Вудское соглашение) добровольно делегировали право создавать эквивалент стоимости самой богатой и технологически продвинутой стране мира, получив взамен обещание последней поддерживать золотое содержание эквивалента, коим стал американский доллар. Тогда же был создан институт современных мытарей — Международный Валютный Фонд (МВФ) и Международный Банк Реконструкции и Развития (МБРР), — призванных следить за соблюдением правил в колониях. Вскоре была создана и третья основа современной неоколониальной системы — Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), которое стало прообразом ВТО. Но институтов, контролирующих метрополию, создано не было. Это позволило США и их союзникам по «золотому миллиарду» злоупотреблять доверием, что в большинстве стран мира попадает под статью уголовного кодекса, но не в этом случае, так как США и есть закон.

То, что метрополия жульничает с эквивалентом, стало понятно уже через два десятка лет. В середине 60-х годов прошлого века Великий француз — Шарль де Голль — потребовал обменять доллары на золото, и США скрепя зубами были вынуждены это сделать, что создало опасный прецедент — золотые запасы США начали таять буквально на глазах. Появились новые финансовые центры в Европе и Азии, и метрополия начала терять свою власть. Долларов перестало хватать для удовлетворения потребностей мировой торговли. В результате развития мировой финансовой системы мир перешел к Ямайской валютной системе, вытеснившей золото из мировой экономики, заменив его мультивалютным рыночным стандартом, в который с 2002 года входят четыре основных валюты: доллар США, японская иена, евро и британский фунт (к корзине c 1 октября 2016 года присоединится китайский юань, который МВФ включил в SDR  — специальные права заимствования). 

Глеб Кабанов
Глеб Кабанов
аналитик
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...