Европейская толерантность приносит плоды национализма

В Мире14 октября
комментарии (1)
Александр Забара
Фото: Александр Забара
руководитель оргкомитета Благотворительного фонда помощи пострадавшим от нацизма и фашизма им. Ганса Вальца

Толерантность и политкорректность — неотъемлемая черта нынешней всеобщей глобализации. И чем больше страна вовлечена в этот процесс, тем сильнее она должна развивать эти ценности.

Иначе никак: в условиях тотального взаимопроникновения различных культур и менталитетов толерантность — чуть ли не единственное лекарство от конфликтов в обществе.

Однако, как это часто бывает, дойдя до крайности, явление оборачивается своей противоположностью. Может ли чрезмерно развитая толерантность привести к расцвету национализма, спросил портал «Постфактум» у Александра Забары, председателя оргкомитета Благотворительного фонда помощи пострадавшим от нацизма и фашизма им. Г. Вальца.

— Александр, как геополитическая ситуация в мире начала ХХ века могла привести к возникновению фашизма?

— На самом деле идеология фашизма гораздо более древняя, чем это принято думать. Но, не углубляясь в историю, надо сказать, что основные постулаты фашизма укрепились уже к началу ХХ века. А построить фашистское государство впервые удалось в Италии, когда после 1920 года диктатура пролетариата потерпела там поражение. Американский историк Роберт Пакстон (Robert Paxton) определяет фашизм как «форму политического поведения, отмеченную чрезмерной озабоченностью упадком сообщества, униженностью, жертвенностью, компенсированную культами единства, силы и чистоты, на основе которой опирающаяся на массы партия активистов националистов в сложном, но эффективном сотрудничестве с традиционными элитами, отказываясь от демократических свобод, насильственно реализует без этических и легальных ограничений цели внутреннего очищения и международной экспансии».

Приобретение новой национальной гордости, победа над окружившим страну врагом, сплочение народа вокруг вождя — вот основные идеи итальянского фашизма. Во главе угла государство, а все граждане — это единая сплоченная команда, беспрекословно подчиняющаяся интересам государства в ущерб своим интересам.

Это явление позднее назвали постимперский, или веймарский, синдром. Очень важно понять, что в основе фашистской и нацистской идеологии стоит запрос общества, государство может культивировать этот запрос или препятствовать ему, но именно сочетание этих факторов приводит к укреплению радикальных идеологий.

Фото: Бенито Муссолини © Andrey Kotliarchuk | globallookpress.com

Фото: Бенито Муссолини
© Andrey Kotliarchuk | globallookpress.com

Немецкий народ также чувствовал себя униженным после Первой мировой войны, в стране была политическая и экономическая депрессия, высокая безработица, поэтому когда появился Гитлер, он дал новую надежду на возрождение Германии, на новое ее величие, и народ его поддержал.

Разница в том, что Муссолини строил государство, где все были единой нацией, независимо от национальности, но все было во благо государства, а Гитлер строил государство во благо одной расы.

В остальном же эти тоталитарные режимы были похожи: больные милитаризмом и экспансионизмом, они создавали вокруг себя марионеточные режимы и мечтали ликвидировать гегемонию «западных демократий» (термин, активно используемый Муссолини и Гитлером). Все это привело к самой кровавой войне в истории человечества.

— Подтверждается ли гипотеза, что западное общество, помня ужасы фашизма, для того годами и выстраивало свою систему толерантности и политкорректности?

— Толерантность и политкорректность — неотъемлемая часть общей глобализации, и чем более страна вовлечена в глобализацию, тем сильнее она должна пропагандировать толерантность. Иначе это может привести к конфликтам. В России толерантность тоже существует в различных областях, по крайней мере государство это декларирует. Например, толерантность к инвалидам, толерантность к основным религиям, к национальностям и т. д. Еще 200–300 лет назад этого не было.

Процесс глобализации обязательно еще больше будет проникать во все страны и тогда толерантными станут даже самые консервативные и закрытые страны. Глобализацию уже не остановить.

Если в Средние века для того, чтобы съездить в соседний город, нужно было потратить несколько недель, а чтобы в соседнюю страну — полгода, то сейчас люди могут перемещаться за один день, а сообщения доходят мгновенно, их не нужно ждать месяцами. Чтобы создать современную технику, например самолет, нужны усилия множества стран, только так можно построить действительно прорывную модель. Все население Земли стало единым народом, правда живущим пока в разных странах и по-разному, но все влияют друг на друга. Причем все люди разные, с разными политическими, национальными и религиозными взглядами. Толерантность — это лекарство от конфликтов в обществе.

Фото: Толерантность и политкорректность © Ingo Wagner | globallookpress.com

Фото: Толерантность и политкорректность
© Ingo Wagner | globallookpress.com

— Но так ли хороша эта выстроенная система? Не перегнули ли палку?

— Палку перегнули, конечно. Процесс взаимопроникновения культур нельзя ускорять искусственно. Это создает напряжение в обществе и приводит к популяризации националистических идей. В России тоже существует такая проблема, поэтому националисты и консерваторы находят в народе значительную поддержку своих идей. Нельзя создавать массовую миграцию народов в другие этнокультурные общности, это всегда приводит к подобным настроениям. Национализм — питательная среда для развития расизма, а расизм — это предвестник нацизма.

— Какие меры по повышению толерантности в Европе приняты действительно по необходимости, а какие — все-таки перебор?

— Поскольку «меры» — это законы и подзаконные акты европейских стран, то тут разговор не столько о них, сколько о недоработках. Хотя и законы есть с перегибами — например, запрет открытого ношения крестика на шее. Причем тут есть и возвратная реакция — запрет на ношение хиджаба, буркини и т. п.

Основная ошибка европейских чиновников в этом вопросе — это расселение мигрантов в компактных поселениях и длительный период оплаты пособия по безработице.

Было бы разумно расселять мигрантов непосредственно в среду обитания коренной национальности, в удалении от других мигрантов этой же национальности, создавать центры обучения языку и переподготовки по выбранной специализации, причем посещение должны быть обязательным, иначе пособие не будет начисляться, а при повторном нарушении условий прохождения обучения должна грозить депортация из Евросоюза на срок не менее 5 лет. После обучения нужно вводить обязательную отработку, например в течение года. Кроме того, для мигрантов нужен курс по истории и культуре Европы, с посещением достопримечательностей, экзаменами и т.п. Все эти меры вполне могли бы сократить напряжение в обществе, снизить количество противоправных поступков со стороны мигрантов и отсеять потенциальных террористов.

Фото: Мигранты © Alfonso Di Vincenzo | globallookpress.com

Фото: Мигранты
© Alfonso Di Vincenzo | globallookpress.com

— Зачем в Европе искусственно ускоряют процесс взаимопроникновения культур? Для чего это необходимо?

— Думаю, что они заранее ничего не планировали ускорять. Начну издалека — в Европе уже несколько десятилетий есть традиция работы с мусульманским населением из арабских стран и Турции. Исторически это была взаимосвязь с колониями, откуда в Европу поставлялись слуги для черной работы. После потери колоний Европа почувствовала себя обязанной каким-либо образом поддерживать «тех, кого приручили». Поэтому на переселенцев из этих стран смотрела сквозь пальцы.

Кроме небольших неудобств, например в местах с компактным проживанием мигрантов, особых проблем с ними не было.

А вот польза была ощутимой — улучшалась демографическая ситуация в Европе, возрастала деловая активность и т. п. Что касается последней волны мигрантов, тут сыграли роль и традиция, и политическая конъюнктура, и демографический прагматизм. Тем более что запланированное число мигрантов в процентном соотношении с общим количеством жителей Европы не так велико — меньше 0,01%.

Фото: Мигранты © Alfonso Di Vincenzo | globallookpress.com

Фото: Мигранты
© Alfonso Di Vincenzo | globallookpress.com

Поэтому Евросоюз так легко пошел на этот шаг. Если бы не очевидные ошибки в программе адаптации мигрантов, то, думаю, никаких явных последствий от этой волны мигрантов ожидать бы не следовало.

— А сейчас в Европе из-за беженцев существует угроза роста волны национализма. Это уже заметно?

— Да, в Европе наметился правый крен. Рост национализма очевиден. Во многих европейских странах правые партии начали набирать голоса. Не могу сказать, что процент их поддержки достаточен для победы на выборах, пока он колеблется между 10 и 20%, но тренд настораживающий. Пока только Швейцарская народная партия имеет 29% и лидирует среди правых партий в Европе.

Реально же на националистические настроения влияют не столько сами мигранты, сколько медийный шум вокруг них и желание некоторых кругов приобрести политическое влияние в своей стране.

В Европе правым партиям развиваться было довольно непросто. Сказывался опыт Второй мировой войны.

Фото: Рост национализма © Christian Essler | globallookpress.com

Фото: Рост национализма
© Christian Essler | globallookpress.com

Буквально до последнего времени слово «национализм» оставалось ругательным. Поэтому правые партии в современной Европе были довольно чахлыми, найти финансирование для их деятельности было достаточно сложно. А для партий финансирование — это первостепенное по значимости дело. Нет успешных партий, которые не имеют крупных спонсоров.

Сейчас ситуация изменилась. У правых европейских партий появились спонсоры, чаще всего тайные, иногда не из Европы, не столь крупные, но денежные ручейки в развитие европейского национализма потекли.

В этом главная опасность этой ситуации. Видя болезненную реакцию общества на проявления исламского терроризма, националисты могут не побрезговать воспользоваться этим и всячески провоцировать этот терроризм в Европе. На месте европейских спецслужб я бы взял на карандаш каждый евроцент в казне правых партий, эти деньги могут сыграть кровавую роль для граждан Европы, а, возможно, в чем-то уже и сыграли. Вот это проявление толерантности точно нужно как можно быстрее прекратить и поставить жесткий заслон этим черным деньгам для националистов.

Нацизм и фашизм не возникают на пустом месте. Должен быть запрос в обществе.

А запрос в обществе формируется различными факторами. Низкий уровень жизни, чувство досады от несбывшихся надежд, несправедливость, чувство страха за будущее, пропаганда и т. п. — все это может сформировать такой запрос.

Фото: Беженцы. Марш протеста. © Michael Trammer | globallookpress.com

Фото: Беженцы. Марш протеста.
© Michael Trammer | globallookpress.com

Националистические группы существуют в любом обществе, вся разница состоит в поддержке или ее отсутствии среди широких масс населения. Европейское сообщество, как и российское, состоит из разных национальностей, разных культур и религий.

И если есть задача расколоть общество, то стоит всячески поддерживать националистически настроенные группы и партии, пропагандировать нетерпимость к проявлениям культуры некоренной нации, всячески акцентировать внимание на национальности преступников.

В результате этих усилий к власти может прийти нацистская партия. Что касается фашизма, то тут процесс должен быть более многоплановым: понадобится убедить народ, что вокруг находятся враги, которые хотят захватить страну, что нужно сплотиться вокруг вождя, передать (возможно, на время) всю власть в руки одной руководящей группе; убедить, что безопасность государства важнее личных свобод и т. п. Что это за силы? Это могут быть как внешние враги, так и просто недальновидные политики внутри страны, которые, чтобы удержать власть, начинают играть с огнем и давать карт-бланш реакционным группам.

Александр Забара
Александр Забара
руководитель оргкомитета Благотворительного фонда помощи пострадавшим от нацизма и фашизма им. Ганса Вальца
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии (1)
Сообщений: 1
  • Davidyuk Alexander14.10.2016 в 20:40
    Прекрасный анализ в интервью. Всё расставлено по местам. Спасибо. Хотелось бы, чтобы это интервью читали в европейских странах.
Загрузка...