Андрей Манойло: «В США поняли, что запугивать Россию бесполезно и ищут возможности договориться»

В Мире18 октября
комментарии
Андрей Манойло
Фото: Андрей Манойло
профессор, доктор политических наук, кандидат физико-математических наук, член Научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации

Субботняя встреча министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова и госсекретаря США Джона Керри в Лозанне подтвердила прогноз доктора политических наук Андрея Манойло о том, что, разорвав отношения с Россией, США через некоторое время вновь начнут их налаживать.

Сегодня портал «Постфактум» попросил эксперта подробнее рассказать о ситуации в Сирии и прокомментировать последние события, касающиеся баланса сил в этом регионе.

— Андрей, какие события минувшей недели вас порадовали, удивили, насторожили?

— В первую очередь, конечно, встреча Лаврова и Керри в Лозанне.

— Что нам демонстрирует эта встреча? Новые попытки Штатов что-то «продавить»?

— Нет, они уже достаточно «набряцались» оружием и накидали массу угроз в адрес России, практически разорвав с нами отношения. Мы им ответили, но не угрозами, а конкретными действиями: перебросили «Искандеры» под Калининград, а комплексы С-300 — под Алеппо, и теперь там не пролетит ни один пилотируемый или беспилотный летательный аппарат. Понятно, почему Россия так поступила: нас вынудили это сделать, и теперь никто не заставит нас эти комплексы оттуда убрать.

Фото: Джон Керри и Сергей Лавров © State Department | globallookpress.com

Фото: Джон Керри и Сергей Лавров
© State Department | globallookpress.com

В итоге Соединенные Штаты поняли, что своими показными агрессивными действиями они привели к серьезному изменению военно-политической обстановки в значимом для них регионе. Во-первых, им не удалось напугать Россию, а во-вторых, мы предприняли ответные меры, которых бы не было, не перейди отношения с США в критическую фазу накала.

Эта встреча по инициативе американской стороны означает, что они сами себя загнали в угол и очень хотят оттуда выбраться.

— А будут ли США дальше разворачивать сценарий с независимым сирийским правительством, которое якобы призывает Америку прийти и спасти страну?

— Конечно, этот сценарий будет осуществляться. Однако американцам уже не так удобно его реализовывать, поскольку любые подобные комбинации обычно ведутся в режиме секретности. Их результат должен стать неожиданностью для любых противников США — и военных, и военно-политических.

Здесь же ни о какой неожиданности речи уже не идет, потому что американцам не удалось ввести в заблуждение нашу сторону — все их замыслы и мотивы нам удалось спрогнозировать и просчитать заранее.

В итоге они сами получили финал, на который совсем не рассчитывали.

Именно поэтому Керри пытается восстановить отношения с РФ — ведь подобные переговорные процессы, по сути, являлись единственным фактором, который американцам давал возможность остановить продвижение российско-сирийских войск. США не удавалось вынудить Россию и Сирию прекратить наступление на оппозиционные группировки силовым путем, а в ходе переговоров иногда получалось достигнуть компромиссного результата. Естественно, американцам это было выгодно. Так что Керри предложил Лаврову встретиться в Лозанне не для того, чтобы вынести очередной ультиматум России, а чтобы снова получить возможность хоть о чем-то договариваться с Россией.

США наконец поняли, что решать совместные вопросы с Россией можно только дипломатическим путем.

Кстати я это и имел в виду, когда на прошлой неделе говорил, что не будет войны — США попытаются попугать нас, а потом снова начнут налаживать отношения. Это обычная логика.

— Получается, что контроль над ситуацией в Сирии США уже утратили?

— Я думаю, что стратегическую инициативу они упустили и до сих пор не вернули. Может быть, и вообще не вернут. Хотя здесь следует отметить тот факт, что Асаду становится все сложнее удерживать напор исламистов. В целом за 5 лет гражданской войны армия Асада понесла огромные потери, и, если собрать все силы со всех провинций, у него едва ли наберется 60 тысяч бойцов. Их действия поддерживают примерно столько же добровольцев: отряды «Хезболлы», иранские добровольческие формирования, отдельные части Корпуса стражей Исламской революции, а также добровольцы со всего мира, например некоторые группы из Йемена, — всего около 120 тысяч. В то время как силы террористов, включая так называемую умеренную сирийскую оппозицию, составляют порядка 200 тысяч боевиков. При этом у них довольно приличная подпитка моджахедами. То есть силы неравные.

Фото: Сирия © Amer Rabe Al Hasan | globallookpress.com

Фото: Сирия
© Amer Rabe Al Hasan | globallookpress.com

— Что же делать в такой ситуации Асаду?

— Воевать. У него нет иного выбора, поэтому ему придется, как Каддафи, стоять до конца. Таким образом, военный потенциал Асада очень сильно зависит от поддержки, которую ему оказывают союзнические силы. В первую очередь это Иран, во вторую — Российская Федерация, в-третьих —«Хезболла». Последняя то наращивает, то отзывает свой контингент, поскольку тоже понесла колоссальные потери. Есть еще курды, которые одинаково не любят ни Асада, ни бородачей. Есть Алеппо, который является вторым по численности городом после Дамаска, но никогда не был асадовским. По сути, он представляет собой лоскутное одеяло: например, там есть кварталы, где живут только курды, которые воюют со всеми и не пускают туда ни Асада, ни исламистов.

Получается, что если Асад сейчас займет Алеппо, ему придется оставлять там оккупационные войска.

— Недавний посыл Асада о том, что грядет Третья мировая, кому адресован?

— В целом он говорит правильно: риски большой войны, не обязательно Третьей мировой, всегда существуют в тех регионах, где пересекаются интересы великих держав. Когда они сталкиваются в таком радикальном контексте, как у нас с американцами в Сирии, любая искра может породить сначала малую, а потом и большую войну. Поэтому Асад совершенно правильно заметил, что мир сейчас ходит по лезвию бритвы и все зависит от того, как разрешится конфликт в Сирии. Это во-первых.

Во-вторых, очевидно, что Сирия является полигоном для исламистского интернационала. Они там консолидируются, отрабатывают новые способы и каналы мобилизации, пополнения живой силой, материального обеспечения, поставок оружия.

Для того чтобы активно действовать в Сирии, «Исламское государство» (запрещено в РФ) ведет войну в Афганистане против талибов, потому что региону в целом необходим контроль над торговлей наркотиками — это обеспечивает колоссальный приток денег.

Постепенно разрозненные группировки, которые раньше находились в рамках так называемой антиасадовской сирийской оппозиции, сейчас объединяются, у них появляется общность целей и интересов.

Фото: Сирийская армия © Amer Rabe Al Hasan | globallookpress.com

Фото: Разрозненные группировки
© Amer Rabe Al Hasan | globallookpress.com

И мы имеем дело уже не с отдельными бандами, а с действительно воюющим интернационалом, где есть центральное руководство, то есть это серьезная сила. Конфликт развивается, и чем дольше он продолжается, тем больше возможностей у террористов использовать его для спайки и боевого слаживания действий различных частей, соответственно тем большую силу они набирают и тем большую угрозу представляют, даже несмотря на потери, которые несут при столкновении с Сирийской арабской армией и ВКС РФ.

Так что если сирийский конфликт не будет вовремя разрешен, через некоторое время может появиться новая сила, которая приведет к глобальной войне.

— То есть это будет не война империй, а война с огромным террористическим кланом?

— Скорее всего, да. Примерно об этом Асад и говорит. Американцы до последнего будут избегать открытого столкновения с Россией. Во-первых, это не в их интересах; во-вторых, они всегда сражаются чужими руками, и пока эти руки есть, они будут продолжать воевать; в-третьих, они воюют по закону гибридной, то есть анонимной войны — руками своих союзников, не приближаясь к противнику на контактное расстояние. Но пока США ведут гибридную войну и поддерживают без разбора любые силы, которые могут нанести ущерб Российской Федерации, эти силы крепнут.

Фото: Война с огромным террористическим кланом © Amer Rabe Al Hasan | globallookpress.com

Фото: Война с огромным террористическим кланом
© Amer Rabe Al Hasan | globallookpress.com

Буквально на днях была информация об обстреле алеппской школы, который производился минометами нового типа, полученными боевиками из американских поставок — это натовское оружие. Оно позволило бойцам «Джабхат ан-Нусры» (запрещена в РФ) нанести удар по кварталам, которые раньше считались сравнительно безопасными.

Никто не знает, кого именно натовцы снабжали этими минометами, но известно, что большая часть военных грузов, которые они направляют так называемой умеренной сирийской оппозиции, оказывается потом в руках боевиков «Исламского государства» и «Джабхат ан-Нусры» (запрещены в РФ).

Так что Асад абсолютно прав, когда говорит: «С меня это началось, но это не кончится».

— Чем был Йемен на прошлой неделе — открытием нового фронта?

— Йемен — отдельная история. Она связана с тем, что там до сих пор идет гражданская война. С одной стороны воюют хуситы — это движение шиитов-зейдитов. У них очень приличная армия, и по уровню подготовки, и по оснащению, и по численности — порядка 140 тысяч бойцов (это больше, чем армия Асада с союзниками). Хуситы противостоят, во-первых, проамериканскому режиму президента Хади, который опирается на суннитские племена и их вооруженные формирования (поясню — армии Йемена никогда не существовало, под ней подразумевается объединение шиитских и суннитских племен); во-вторых – Саудовской Аравии, точнее силам коалиции арабских государств, которые Саудовская Аравия собрала для войны с хуситами. Эта коалиция, кстати говоря, создана по образу и подобию американской для операции «Буря в пустыне».

Таким образом, саудовцы как бы намекнули США, что Америка — великая мировая держава и может собирать подобные коалиции по всему миру, а Саудовская Аравия — великая региональная держава и будет такими же методами действовать в зоне своей ответственности, а Штатам туда лезть не нужно.

И это одна из точек конфликта между саудовцами и США.

Хуситы в Йемене пользуются поддержкой Ирана. Это еще одно направление, помимо Сирии, где Иран укрепляет свои позиции наравне с Ираком. Там с ИГИЛ воюет шиитская милиция под руководством иранских офицеров, курируемая лидером ливанской «Хезболлы». Напомню, в Сирии Асад официально перешел к суннитам, однако сам он по происхождению является алавитом и опирается в первую очередь на алавитов (а это шиитская секта).

Фото: Йемен © Mohammed Mohammed | globallookpress.com

Фото: Йемен
© Mohammed Mohammed | globallookpress.com

Получается, что Асада поддерживают Ирак, Иран, Ливан, где действует шиитская «Хезболла» — народное движение, как говорят, родившееся от корней, — и Йемен, где хуситы то теснят проправительственные войска и саудовцев, то отступают под их нажимом. Соответственно, пока американцы при поддержке Саудовской Аравии, выступающей главным союзником Штатов вне блока НАТО (это официальный статус), предпринимают активные действия на сирийском направлении, хуситы решили им показать, что они отрицательно относятся к роли США в регионе. По всей видимости, назревает серьезный конфликт между хуситами и американцами.

То есть на самом деле это конфликт между США и Ираном. И здесь возникает вопрос, как он будет развиваться в дальнейшем.

К примеру, хуситы могут поддержать действия Асада, перебросив туда свой контингент. Кроме того, они могут перенести военные действия на территорию двух восточных провинций Саудовской Аравии, населенных в основном шиитами и зейдитами — представителями того же течения, что и сами хуситы, что будет концом Королевства Саудовская Аравия. Сами саудовцы начать военные действия против хуситов не могут, потому что их пехоте понадобится для этого перейти горы, а через перевал их никто не пустит.

Конфликт в Йемене, не переставая, пылает еще с «арабской весны». Однако до недавнего времени эта горячая точка была столкновением трех сил: с одной стороны выступали хуситы, с другой — проамериканское и просаудовское правительство Хади плюс сама Саудовская Аравия и коалиция арабских государств, поддерживающая в военном плане действия саудовцев, а с третьей — организация «Аль-Каида на Аравийском полуострове», которая в свое время находилась в Саудовской Аравии, но после того как выяснилось, что она хочет там сделать госпереворот, была вытеснена в Йемен.

Таким образом, этот очаг напряженности был ограничен определенными территориями и игроками. Сейчас возникает достаточно большой риск того, что конфликт перестанет быть сугубо региональным.

Иран предпринимает попытки втянуть в Йемен американцев, для которых это будет еще одна Сирия.

Андрей Манойло
Андрей Манойло
профессор, доктор политических наук, кандидат физико-математических наук, член Научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...