Алеппо: «видимо, сильно мы им на хвост наступили»

В Мире16 декабря
комментарии
Константин Сивков
Фото: Константин Сивков
доктор военных наук, председатель Союза геополитиков, обозреватель «Военно-промышленного курьера»

В Восточном Алеппо остались мизерные очаги сопротивления террористов правительственным войскам.

95% города освобождены, и мирное население с благодарностью встречает своих спасителей в лице сирийских и российских солдат. Работает гуманитарная миссия, раненым и нуждающимся оказывают медицинскую помощь, люди медленно отходят от того кошмара, который им пришлось пережить. На этом фоне все безумнее выглядит западная истерика в отношении «зверств тоталитарного режима и российских ВКС». Франция и Великобритания даже инициировали экстренное заседание Совбеза ООН по ситуации в Алеппо, которое превратилось в огульный лай натравленных бешеных псов на Россию. Официальный представитель США в ООН Саманта Пауэр даже стала взывать к совести, на что получила достойный ответ от Виталия Чуркина: мол, кому-кому, а не американцам говорить о морали. С чем связано такое паническое поведение и каковы перспективы Третьей мировой войны, порталу «Постфактум» рассказал доктор военных наук, председатель Союза геополитиков, обозреватель «Военно-промышленного курьера» Константин Сивков:

— Алеппо уже полностью под контролем правительственных войск, но истерика на Западе не умолкает. Чего добиваются, вроде победу правительственных войск уже не отменить?

Подготовка терактов в России: Штаты держат слово
Читайте также: Подготовка терактов в России: Штаты держат слово

— Дело в том, что победой в Алеппо война не заканчивается. Они понимают, что Асад крепко укрепился и необходимо принимать экстренные меры, чтобы не допустить полного разгрома бандитов. Алеппо используется скорее по инерции для информационного давления. Остаются еще Идлиб, Ракка, Пальмира, в которой они взяли реванш, и другие города, где орудуют головорезы, вскормленные Западом, и нужно оказать им поддержку. Главный инструмент наднациональных элит на Ближнем Востоке — террористы. После взятия второго по значению города Сирии правительственная армия с помощью России пойдет дальше, и тогда этому геополитическому проекту США в интересах транснациональных корпораций придет конец. Отсюда такая истерика. Видимо, серьезно мы им на хвост наступили, вот и верещат, как та кошка.

Еще один момент — это то, что на той территории Алеппо, где еще остаются боевики, находятся представители западных, а также саудовских и катарских спецслужб. Вырваться из кольца окружения им невозможно. Лучший вариант для Запада — смерть всех этих людей, хотя это вызовет панику в военной среде, и найти очередных добровольцев участвовать в подобных авантюрах станет тяжелее. Но они больше боятся худшего варианта, а именно — что их агенты попадут в плен и сдадут своих хозяев.

Фото: Ирак  © Berci Feher | globallookpress.com

Фото: Ирак
© Berci Feher | globallookpress.com

Тогда их представят мировому сообществу и свет прольется на многое: кто финансирует террористов, кто поставляет оружие, кто отдает приказы и т.д. В результате может встать вопрос о международном трибунале. Это будет мощнейший козырь в руках Путина, да и того же Трампа, который не хочет играть в интересах транснациональных корпораций и желает возродить величие Америки. Отсюда эти истерические призвания к совести. Хотя откуда она у Саманты Пауэр? По крайней мере, она ей никогда не пользовалась, но нас призывает. И Керри вдруг обращается к Лаврову с просьбой проявить милосердие. Все это — попытки спасти своих и оттянуть время в надежде, что им как-то удастся их вывести, не засветив.

— А нет ли у вас данных — может, кого-то уже взяли, ведь город практически освобожден?

— Данных у меня нет. Но я думаю, что если взяли, то начнется серьезный торг. И этот визг вполне может быть связан с тем, что кто-то из западных спецслужб попался. Тем самым они создают определенную платформу для торга: мол, вы не показываете их миру, а мы постепенно прекращаем информационные атаки на Россию. Ну, это я так — фантазирую.

— Что касается торга, как на переговорах по урегулированию в Сирии скажется взятие Алеппо?

— Любая война рано или поздно приходит к миру. Если она не заканчивается капитуляцией одной из сторон, то в переговорах о послевоенном устройстве учитывается то, у кого более выгодные военно-стратегические позиции. Та сторона, у которой они лучше, и имеет большие основания высказывать свои требования. Противной же стороне придется соглашаться с тем, что есть. Со взятием Алеппо сирийское правительство и Россия получили великолепный плацдарм для будущих переговоров.

Мы контролируем две столицы Сирии и теперь смело можем заявить: вы хотите создать какую-то автономию — пожалуйста, в пустыне места много. В общем, диктовать условия по урегулированию конфликта в этой стране будем мы.

— Асад назвал атаку на Пальмиру операцией отвлечения от Алеппо. Как по-вашему, учитывая подобную истерику, мы можем предположить, что это западные спонсоры отправили ИГИЛ (террористическая организация запрещена на территории Российской Федерации) отвоевывать Пальмиру?

— Прямых доказательств нет. Но учитывая военно-стратегическую ситуацию, я могу предполагать с большой долей гарантированной уверенности, что западные спецслужбы содействовали атаке на Пальмиру.

Но надо признать и провал нашей разведки. Мы же прекрасно знаем, что западники работают на боевиков, а значит, с их помощью террористы могут развернуть достаточные силы, но почему-то не отследили.

— А есть ли сейчас у Асада силы и средства, чтобы вернуть Пальмиру?

— Так как Алеппо взяли, то силы и средства есть. Вопрос упирается в другое: сколько нужно времени, чтобы подготовить полномасштабную операцию? Мне кажется, что наступление на Пальмиру может начаться не раньше, чем через месяц. Боевые действия будут идти и сейчас, но полномасштабное наступление быстро начать не получится. Нужно создать группировку, материально-техническую базу, обеспечить необходимый запас боеприпасов, многое придется везти из России, поэтому требуется время.

Фото: Алеппо © Louai Barakat/Imageslive | globallookpress.com

Фото: Алеппо
© Louai Barakat/Imageslive | globallookpress.com

Освободить Пальмиру с ходу тоже не получится; мне кажется, на это уйдет не меньше месяца. Судя по открытым данным, после освобождения Алеппо планировалось деблокировать Дейр-ез-зор, теперь это отодвигается до поздней весны.

— А какие перспективы насчет Ракки?

— После деблокады Дейр-ез-Зора мы сможем говорить о Ракке только лишь летом.

— В общем, война затягивается?

Эвакуация боевиков из Алеппо: кто чуть не сорвал мирный план
Читайте также: Эвакуация боевиков из Алеппо: кто чуть не сорвал мирный план

— На самом деле, это было понятно давно. Еще когда мы входили в Сирию, многие журналисты ждали от меня слов, что мы закончим до нового года, но я всегда отвечал: «ничего подобного». Против нас воюет весь Запад и очень богатые монархии Персидского залива. Мы должны быть к этому готовы.

Единственное, что может как-то ускорить разрешение конфликта, это если Трамп будет проводить национальную политику в интересах своей страны, а не транснациональных корпораций. Тогда мы сможем найти общий язык и договориться. Если Трамп не поддастся давлению, то с ним у нас очень много интересов для сотрудничества. На самом деле у нас с Соединенными Штатами нет принципиальных противоречий и сфер, в которых бы сталкивались наши национальные интересы.

Если США не наступают нам на горло, мы к ним не лезем. А когда США действуют в интересах транснациональных корпораций, тогда, конечно, Россия им мешает.

Если Трамп будет проводить политику, о которой он объявлял, то шансы на Третью мировую войну снизятся до минимума. Если же США при нем продолжат политику давления на Россию, то мы получим Третью мировую.

Беседовал Андрей Левченко, «Постфактум»

Константин Сивков
Константин Сивков
доктор военных наук, председатель Союза геополитиков, обозреватель «Военно-промышленного курьера»
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...