«Конница стояла над обрывом…»

В Мире14 февраля
комментарии
Алексей Кривопалов
Фото: Алексей Кривопалов
эксперт Центра изучения кризисного общества

Убийства украинскими диверсантами видных командиров армии Новороссии и возобновление ожесточенных боев чуть ли не по всей линии фронта, в которых ВСУ и силы самообороны Донбасса нанесли друг другу серьезные потери, грозят окончательно похоронить Минские соглашения.

В обстановке неопределенности и тревоги невольно возникает вопрос — что же будет дальше.

Развитие Украинского кризиса имеет несколько горизонтов. На уровне театра военных действий разворачивается борьба между ВСУ и ВСН, опирающихся на разнообразную помощь со стороны России. На уровне большой стратегии конфликт является составной частью общего конфликта России с Западной Европой и США. И здесь победа Д. Трампа на президентских выборах дает Москве основания для осторожного оптимизма. Во внешней политике новая администрация недвусмысленно озвучила свой главный приоритет — им станет сдерживание Китая. Соответственно, американские интересы в Европе и на Ближнем Востоке хотя бы временно должны отступить на второй план.

Несмотря на всю риторику бывшего американского президента о поддержке Украины и необходимости сдерживания российской агрессии, в реальности Б. Обама был весьма скуп на выделение Киеву военной помощи. В бюджете на 2017 год последняя была запланирована в объеме всего лишь 150 млн долл. Для сравнения — примерно столько же будет выделено Сомали и Ливану. При этом Вашингтон долгое время уклонялся от поставок на Украину оружия и боевой техники, ограничиваясь автотранспортом, беспилотниками и радарами различного назначения. Трамп, судя по всему, не намерен давать и этого. В конце января он даже грозился провести ревизию, чтобы выяснить, куда украинские власти направляли выделенные им средства.

Хотя об отмене антироссийских санкций речь не идет, перемены в Вашингтоне быстро повлекли за собой смягчение позиции Берлина. Германия последовательно поддерживала Украину на протяжении последних трех лет, но теперь она не считает восстановление полного украинского контроля над Донбассом необходимым условием проведения там выборов.

В 2015–2016 годах импровизированные отряды сил самообороны Донбасса планомерно превращались в регулярную армию, состоящую из отдельных бригад и батальонов. Они, в свою очередь, сведены в два армейских корпуса, при этом 1-й корпус сосредоточен в окрестностях Донецка, а 2-й — в окрестностях Луганска. Как ни печальна гибель А.С. Павлова и М.С. Толстых, она не станет фатальной для регулярных вооруженных сил Новороссии. Партизанский период, когда практически все зависело от таланта, воли и решительности отдельных командиров, ушел в прошлое.

За линию фронта в Донбассе и за оборону на границе с Россией в ВСУ отвечают оперативные командования «Север», «Юг» и «Восток». В состав каждого из них входит несколько танковых, механизированных, мотопехотных и артиллерийских бригад. В критический момент роль общего резерва могут сыграть части и соединения центрального подчинения, а также войска, входящие в состав четвертого оперативного командования «Запад».

Фото. Михаил Толстых (Гиви, на фото справа) и Арсен Павлов (Моторола) убиты диверсантами ВСУ в Донецке © KOMSOMOLSKAYA PRAVDA | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото. Михаил Толстых (Гиви, на фото справа) и Арсен Павлов (Моторола) убиты диверсантами ВСУ в Донецке
© Komsomolskaya Pravda | globallookpress.com

Вооруженные силы Украины продолжают испытывать тяжелые организационные проблемы. Группировка на линии фронта раздергана между многочисленными штабами секторов и бригад, при этом практически все украинские соединения остаются недоукомплектованными. При формальной численности ВСУ в 230 тыс. человек в зоне АТО весной 2015 года действовало не более 30–35 тыс. Как правило, из состава бригады реально воевали одна-две батальонные тактические группы, из состава батальонов — отдельные роты. Большая часть боевых задач на фронте выполнялась подразделениями, не превышавшими по численности ротную тактическую группу.

Украинская авиация малочисленна и слаба. Сухопутная армия не имеет больших резервов военной техники и боеприпасов. По данным на 2016 год, ВСУ располагали примерно 400 танками типа Т-72, примерно 165 танками типа Т-80 и примерно 1350 танками типа Т-64 различных модификаций. Поскольку серийное производство танков на Украине сегодня практически свернуто, численность танкового парка можно поддерживать либо за счет восстановления поврежденных машин, либо за счет ввода в строй техники со стратегического хранения. Однако резервы складированной техники, во-первых, также ограничены, а во-вторых, эти машины находятся в крайне плачевном техническом состоянии. В несколько лучшем виде находится артиллерия, но даже она для поддержания численности вынуждена вводить в строй орудия чуть ли не 1940-х годов.

Читайте также:
Мост через Тихий океан: о чем говорили главы Японии и США
Мост через Тихий океан: о чем говорили главы Японии и США

Правительству П.А. Порошенко нельзя допустить, чтобы конфликт на Донбассе ушел на периферию информационной повестки дня в Европе и США. В этом смысле периодические эскалации, такие как недавние бои под Авдеевкой, позволяют Украине держать мировое общественное мнение в тонусе, но они не приводят к существенным переменам на линии фронта. Решить проблему Донбасса силой с помощью боев местного значения невозможно. Для того чтобы разгромить два армейских корпуса ВСН, общая численность которых, по оценочным данным, доходит до 70 тыс. чел., украинской армии необходимо провести решительное наступление по всему фронту, задействовав все имеющиеся у нее резервы. Силы для проведения, как минимум, одной крупной наступательной операции у Киева есть, но в таком сражении на карту будет поставлено все.

Надежных союзников у киевского правительства нет. Вследствие героизации УПА и Степана Бандеры накалились даже его отношения с соседней Польшей. Таким образом, общее внешнеполитическое положение Украины осложняется. Об улучшении социально-экономической обстановки также говорить не приходится. Но именно эти обстоятельства и повышают риск возобновления масштабных боевых действий. «Железный канцлер» О. фон Бисмарк неслучайно говорил о том, что в критический момент во внешней политике державы иногда «совершают самоубийство из страха смерти». Сторона, чувствующая себя загнанной в угол, способна на самые отчаянные шаги. В погоне за ускользающей победой, а еще более из чувства самосохранения украинский режим вполне может сыграть ва-банк.

Алексей Кривопалов
Алексей Кривопалов
эксперт Центра изучения кризисного общества
Оценить публикацию:
(2 оценок, средняя 5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...