Меркель уходящая: станет ли этот год для нее последним

В Мире16 февраля
комментарии
Дмитрий Абзалов
Фото: Дмитрий Абзалов
политолог, президент Центра стратегических коммуникаций

— В последнее время у политического руководства Германии довольно насыщенная повестка дня. Они общаются с коллегами из Польши, проводят встречи в Прибалтийских странах. Можно ли из такой активности сделать вывод, что ФРГ хочет воспользоваться неопределенностью американской внешней политики и перехватить на себя влияние в Европе?

— Германия и так достаточно серьезно влияла на ситуацию в Европе. Просто сейчас, на фоне достаточно неоднозначной позиции Трампа, Германия хочет играть еще большую роль в Европе, прежде всего в странах Восточной Европы. Понятно, что по этой позиции нет единства даже в самой Германии. Сейчас либо Ангела Меркель представит свою позицию по сохранению Европейского союза, либо он сохранится, но его будут серьезно патронировать. Поэтому, конечно, Германия пытается укрепить свою позицию, особенно в восточном направлении, на фоне центробежных процессов, которые в достаточно большой степени поддерживает Дональд Трамп.

— Вчера президентом Германии стал Франк-Вальтер Штайнмайер, которого считали одним из главных конкурентов Ангелы Меркель в борьбе за пост немецкого канцлера. Можно ли, на ваш взгляд, сейчас сказать о том, что теперь переизбрание госпожи Меркель предрешено, или все же остаются политики, способные составить ей конкуренцию?

— Штайнмайер — популярный политик, но у любого лидера левоцентристов (СДПГ), например, того же самого Шульца, сейчас рейтинг выше, чем у Меркель. Если бы выборы были в эти выходные, госпожа канцлер потеряла бы свою должность. Была бы коалиция, скорее всего. В этой коалиции СДПГ стала бы старшим партнером, а не младшим, и назначала бы, например, канцлера. Меркель в такой ситуации в лучшем случае получила бы пост министра, скажем, иностранных дел.

Понятно, что для Меркель Шульц удобен в качестве конкурента, но он не единственный в этом направлении. Просто лидер СДПГ фактически является «итерацией» той же самой Ангелы Меркель на европейском уровне, поэтому ей с ним комфортнее будет сражаться. Если Франк-Вальтер Штайнмайер мог ее разгромить в буквальном смысле этого слова, то Шульц, конечно же, не так силен. Следовательно, это будет толкать их в общую коалицию. Может быть, будет другой канцлер, но коалиция может сохраниться та же, с такими же зонами влияния. Если бы канцлером стал Ф.-В. Штайнмайер, то СДПГ могла бы набрать критическую массу голосов и создать левую коалицию вместе с левыми «зелеными».

Фото. Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель © RALF HIRSCHBERGER | GLOBALLOOKPRESS.COM

Фото. Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель
© Ralf Hirschberger | globallookpress.com

Поэтому я думаю, что здесь решается вопрос именно о будущей конфигурации правительства, и здесь все не так однозначно. Я сомневаюсь, что А. Меркель победит на выборах достаточно спокойно. Для этого необходимо фундаментальное падение рейтинга М. Шульца вследствие достаточно серьезной ошибки либо какого-то появившегося компромата на него.

Я думаю, что если А. Меркель ничего не будет менять, то канцлером она не станет. Не стала бы, если бы выборы были в эти выходные. Поэтому ей необходимо наращивать свой рейтинг и показывать результат. Последнее место, где она сможет ярко «засветиться» в международном масштабе, — это G20 в Гамбурге. И от того, что она к этому времени изобразит по отношению к Евросоюзу, а также к мигрантам (а она уже начинает «переобуваться» и менять свою позицию, например, по усилению контроля), и зависит ее будущее. Пока что оно не определено.

— Каково влияние новой политики США и возрастающей роли Германии в деле преодоления кризиса на Украине?

Читайте также:
Турецкий гамбит: о чём будут говорить главы Турции и России на встрече в Москве
Турецкий гамбит: о чём будут говорить главы Турции и России на встрече в Москве

— Пока никакого влияния. Вашингтон пытается что-то делать, но весьма точечно и спорадически. Судя по всему, у них еще не определена позиция по Украине. Я думаю, что она станет известна ближе к четвергу, потому что пройдет встреча министров иностранных дел G20, где, в том числе, будут Тиллерсон и Лавров. Вот после этой встречи позиция может появиться. Но пока что Трамп не особо влезает в эту сферу. Германия будет предпринимать более активные действия на украинском направлении. Но на самом деле, в предвыборной кампании А. Меркель Украина — это слабое звено, упоминания которой лучше максимально избегать, потому что урегулировать ситуацию на Украине быстро будет сложно, а получить негатив — очень вероятно, и на фоне М. Шульца она будет выступать уже скорее как защитник Москвы. Поэтому с этой точки зрения у Меркель, конечно же, очень большие сложности с украинским направлением. А Вашингтон, я думаю, сможет определить свою позицию по нему ближе к середине марта.

— Как вы считаете, каким будет общий тон переговоров Трампа на предстоящей встрече с лидерами стран НАТО в мае?

— К маю у нас уже точно будет другой президент Франции. Переговоры президентов у США предстоит вести в других условиях. Я думаю, что Д. Трамп запустит серьезные изменения внутри НАТО. Например, Черногорию, конечно, впустят. Румыния получит финансирование на многострадальные радары ПРО. Но, вероятно, президент США поставит ребром вопрос о системе финансирования в альянсе. Скорее всего, 2% — это будет обязательное требование. Кроме того, если ничего не поменяется, Трамп наверняка развернет НАТО в сторону борьбы с терроризмом в целом и ближневосточным терроризмом в частности. 

Дмитрий Абзалов
Дмитрий Абзалов
политолог, президент Центра стратегических коммуникаций
Оценить публикацию:
(4 оценок, средняя 4.5 из 5)
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...