Партии Эрдогана исполнилось 15 лет

В Мире30 сентября
комментарии
Юрий Мавашев
Фото: Юрий Мавашев
востоковед-тюрколог, руководитель политического направления Центра изучения современной Турции (ЦИСТ)

Недавно пропрезидентская правящая Партия справедливости и развития (ПСР) скромно и почти незаметно для сторонних наблюдателей отметила 15-ю годовщину своего основания.

И хотя многим туркам путь этой партии в прошлом продолжает представляться историей успеха, у другой части общества появляются сомнения относительно ее способности справляться со сложными вызовами, стоящими перед страной сегодня. Есть недоверие к партии Эрдогана и в России. Ведь именно в годы правления этой партии и ее лидера наши отношения сначала достигли пика развития, а затем скатились чуть ли не к военному конфликту.

Партия процветания

Правящая Партия справедливости и развития пришла к власти в 2002 по итогам своей первой победы на парламентских выборах, спустя всего лишь 15 месяцев после того, как была образована. С тех пор она выиграла 12 выборов подряд, оставив далеко позади своих политических оппонентов. Данные факты, очевидно, являются показателем того, что социальная база была в значительной мере подготовлена к этому победному шествию. «Экономический рост, обеспеченный этой партией, пошел на благо электорату с самым низким уровнем дохода. Показательно, что те граждане, которые в 1990-е не могли позволить себе чашку кофе, сегодня посещают моллы», — подчеркнул в интервью “Al Monitor” эксперт по экономическим вопросам Али Язган. Действительно,с 2002 г. ВВП Турции увеличился втрое, а уровень дохода на душу населения составил уже в 2008 г. 10 тыс. долл. по сравнению с показателем 3,5 тыс. долл., когда ПСР выиграла первые выборы. «В этом истинная причина, объясняющая столь внушительную поддержку народа ПСР», — резюмировал Язган.

Продвижения партии в экономике сопровождались строительством тысяч километров автомобильных и железных дорог, мостов и многих других объектов, затронувших инфраструктурно-транспортную сферу в масштабах всей страны.

На глазах возводились сотни образовательных и медицинских учреждений. И наконец, началось решение проблемы жилья для представителей малоимущих слоев сельского населения в крупных городах: они получили квартиры в новых домах.

Несомненно, что популярность исламистской ПСР ассоциировалась с ее лидером — действующим президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, внимание на которого стали обращать уже в тот период многие российские политики.

Фото: Реджеп Тайип Эрдоган © Wang Ying | globallookpress.com

Фото: Реджеп Тайип Эрдоган
© Wang Ying | globallookpress.com

Его деятельность на посту мэра многомиллионного Стамбула надолго запечатлелась в памяти тех, кто ежедневно сталкивался с жилищно-коммунальными и транспортными неудобствами в этом городе. Именно тогда за ним закрепилась репутация «хозяйственника», которого противопоставляли «политиканам» недавней поры. «Я встречался с молодым мэром Стамбула Эрдоганом в 1990-е. Казалось, он гордился тем, что без всякой предварительной подготовки готов сообщить любому собеседнику, что и как он сделал для своего города, а также какие шаги он предпримет в будущем», — вспоминал известный британский востоковед и журналист Christopher de Bellaigue в своей статье в газете “Guardian”.

Таким образом, имея багаж позитивной динамики реальных дел, председатель ПСР Реджеп Тайип Эрдоган и его партийные единомышленники соединили в общественном сознании политический ислам, выразителями которого они являлись, с идеей нового развития страны.

Они вовлекали представителей самых разных классов Турции от городской и сельской бедноты до бизнесменов из Анатолии — «анатолийских тигров» и интеллектуалов. Ориентированная на массы, Партия справедливости и развития создавала у своих рядовых сторонников чувство активной сопричастности к судьбе страны, которая вершится здесь и сейчас на площадях.Неудивительно, что эта политика дала свои результаты. «У нас есть весомые основания полагать: наш народ поддерживает все, что мы делали до сих пор. Ведь мы всегда идем на опережение в исполнении всех нужд и потребностей народа» — пояснил заместитель председателя ПСР Ясин Актай.

Отметим, что лишь Турцией пропаганда исламистов не ограничилась, приобщая к своему «братству» российских мусульман. Любопытно, что мечту Эрдогана и его единомышленников в нашей стране в 1990-е и начале «нулевых» воплощал не кто иной, как опальный ныне исламский богослов и оппозиционер, руководитель движения «Хизмет» — Фетхуллах Гюлен. Личным врагом Эрдогана, официально, он стал значительно позднее.

Именно частные образовательные учреждения и благотворительные организации, находящиеся в РФ, позволили проводить нужную ПСР «промывку мозгов» российским школьникам и студентам. Задача: формировать лояльную Анкаре элиту.

Подобное происходило и в странах СНГ. Словом, тревожные звонки от всего, что связано с этой партией, поступали Москве давно.

Итак, обратимся к ретроспективе вопроса. Очевидные экономические успехи позволили ПСР молниеносно трансформироваться и в политическую плоскость республики, вход в которую был ранее наглухо закрыт исламистам кемалистами. Провозглашая свою приверженность демократическим ценностям, сторонники ПСР снискали себе славу главных поборников общественной свободы, имея в виду их роль защитников исламского образа жизни. Теперь ношение чаршафа (традиционный мусульманский платок) и хиджаба, а также выражение своих религиозных взглядов и чувств выведено из категории «запретный плод» даже в государственных учреждениях.

Фото © Abdurrahman Antakyali - Depo Pho | globallookpress.com

Фото
© Abdurrahman Antakyali - Depo Pho | globallookpress.com

Партийные политтехнологи последовательно акцентировали внимание электората на связи таких ценностей, как «ислам», «развитие» и «демократия». Ведь в их представлении одно немыслимо без другого.

Интересно, что ношение хиджаба активно пропагандировалось турками и в тюркских республиках России: Татарстане, Башкирии и др. Не обошли вниманием и Кавказ.

Им также удалось заручиться поддержкой значительной части курдского населения республики, призвав к прекращению огня на востоке страны и поиску политического решения — «мирный процесс» (barış\çözüm süreci) в 2014 году. Кроме того, был предпринят ряд практических шагов в сторону курдов, которые внешне наполнили политику ПСР новым смыслом — идеей единства граждан на исламской основе. К примеру, курдскому меньшинству позволили факультативное преподавание родного языка. По крайней мере, эта политика была актуальна и благосклонно воспринималась курдами до августа 2015 г., когда «процесс» был прерван, сменившись очередным кровопролитием.

Неслучайно, что российские политические и общественные деятели неоднократно высказывались по данной проблеме, призывая Турцию дать курдам более широкую автономию ради обеспечения мира и стабильности вблизи российских границ на Кавказе.

Ведь курдский вопрос носит трансграничный характер, не оставляя равнодушным ни одного из соседей Республики. Однако с 2015 г. проблема достигает лишь больших масштабов, угрожая спокойствию всего Закавказья.

Параллельно партия активизировала процесс переговоров о вступлении в ЕС в 2005 г.

Фото: Ангела Меркель и Реджеп Тайип Эрдоган © Celestino Arce Lavin | globallookpress.com

Фото: Ангела Меркель и Реджеп Тайип Эрдоган
© Celestino Arce Lavin | globallookpress.com

Но эти попытки Анкары присоединиться к европейской интеграции уже давно не встречают взаимностью в Брюсселе, заставляя Турцию ожидать у порога вот уже более 50 лет под разными предлогами. «Мы прекрасно понимаем, что ЕС не хочет видеть Турцию, и, тем не менее, мы продолжаем этот процесс» — косвенно подтверждает зампред ПСР Ясин Актай. Двойные стандарты ЕС демонстрировал и в отношениях с Россией, которая стремилась в начале нулевых, как и Турция, если не интегрироваться, то как минимум выстраивать добрососедские отношения с западным соседом.

Дружба с Россией

Знаменательно, что приблизительно в эти же годы Москва и Анкара стали активно выстраивать многоуровневый диалог без посредников. Доверительные отношения Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана внесли существенный вклад в развитие взаимовыгодного сотрудничества.

Фото: Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган © Ma Yan | globallookpress.com

Фото: Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган
© Ma Yan | globallookpress.com

В декабре 2004 г. Анкару посетил президент России Владимир Путин. В ходе визита стороны пришли к договоренности увеличить объем торговли до 25 млрд долл. в течение трех следующих лет. Кроме того, был принят ряд важных решений, касающихся продолжения и расширения сотрудничества двух стран в области энергетики. В январе 2005 г. премьер-министр Эрдоган с рабочим визитом посетил Россию. До его визита ни один турецкий руководитель не наносил визит в Кремль. Премьер Эрдоган неоднократно говорил, что товарооборот между странами в ближайшие годы должен достигнуть 100 млрд долларов. Сотрудничество России и Турции характеризуется также тем, что общий объем строительных работ, выполненный турецкими компаниями в России, превысил 25 млрд долларов. Объем турецких инвестиций в России составил более 6 млрд долларов. Россия занимает первое место в совокупном товарообороте Турции, а Турция — седьмое в российском.

Этот позитивный тренд, впрочем, по факту нельзя назвать устойчивым. В Москве хорошо помнят сбитый в сирийском небе турецкими ВВС российский бомбардировщик СУ-24М, 24 ноября 2015 г. Запоздалые извинения президента Эрдогана неубедительно воспринимаются российским обществом. Скорее, этот шаг рассматривают как вынужденный.

Партия-неваляшка?!

Тем не менее устойчивость Партии справедливости и развития, начиная со времени ее основания в 2001 г., не перестает удивлять. Многочисленные коррупционные скандалы, преследование со стороны прокуратуры и судов, угрозы военных, массовые антиправительственные выступления в 80 городах страны (Парк Гези — лето 2013 г.) и, наконец, попытка госпереворота 15 июля, кажется, лишь укрепили позиции исламистов и Эрдогана лично.

Говоря о международной политике партии, отметим, что недавно провозглашенный принцип премьер-министра Бинали Йылдырыма «Больше друзей — меньше врагов», вернувших отношения с Россией и Израилем, позволил трансформировать в глазах населения очевидные внешнеполитические провалы последних лет в тактические маневры.

Однако ряд турецких и зарубежных исследователей не без основания отмечают, что рассмотренная нами модель поведения ПСР осталась в прошлом. Да, правящей партии и ее главному идейному выразителю и основателю Реджепу Тайпу Эрдогану удалось наполнить турецкую политику новым смыслом и, что не менее важно, сплотить команду единомышленников. Однако, как справедливо отмечал журналист Курсат Акйол, «Главный вопрос не в том, каких успехов добилась партия в прошлом, а в том, какая картина наблюдается сейчас».

Фото: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и его жена Эмине Эрдоган © Depo Photos | globallookpress.com

Фото: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и его жена Эмине Эрдоган
© Depo Photos | globallookpress.com

За снижением роста ВВП Турции до показателя в 3,9% в 2016 г. по сравнению с 7,9% в 2015 г. (данные Организации экономического сотрудничества и развития ОЭСР), увеличением уровня безработицы, а также глубочайшей стагнацией одного из значительных секторов турецкой экономики туризма следует ряд острых вопросов.

К таковым, несомненно, относится поляризация турецкого общества, достигшая апогея в последние годы правления ПСР.

Социум становится крайне нетерпим к инакомыслию, что может привести к непредсказуемым последствиям в и без того пожароопасном регионе БВ.

Обстановка осложняется тем, что эта непримиримость подогревается властями. «Государству сегодня приходится освобождать уголовников раньше истечения их срока в тюрьмах, поскольку мест не хватает для десятков тысяч людей, задержанных по подозрению в соучастии к путчу 15 июля или за симпатии к Фетхуллаху Гюлену (исламский богослов и общественный деятель, обвиняемый турецкими властями в организации госпереворота в стране. — Прим. авт.)», — обращает внимание Курсат Акйол. Стоит ли напоминать, что в местах лишения свободы оказываются, как правило, граждане, имеющие одно или несколько высших образований. Есть сообщения, согласно которым пытки начинают носить систематический характер.

Поддержка Партией справедливости и развития интернационального по своему содержанию исламистского курса во внешней политике (его часто называют неоосманским проектом), агрессивно претворявшегося экс-премьером и автором концепции «Ноль проблем с соседями» Ахметом Давутоглу, привела к созданию пояса нестабильности вокруг Турецкой Республики. Ожидать отхода от этой модели в краткосрочной перспективе даже при новом премьере Бинали Йылдырыме вряд ли приходится.

А между тем именно это поведение привело к конфликту с Россией.

«Нам следует внимательно рассмотреть, чем заняты наши соседи на границах Турции. У Анкары есть все основания бросить им взаимные обвинения. Несмотря ни на что, наша цель по-прежнему — “ноль проблем с соседями”», — подчеркнул недавно в интервью зампред ПСР Ясин Актай. «Вероятно, партия руководствовалась благими намерениями, предпринимая в недавнем прошлом ряд усилий, чтобы наладить взаимоотношения с соседями. Однако претворение в жизнь идеологемы Давутоглу “ноль проблем с соседями” привело к тому, что сегодня сложнее назвать тех, с кем у нас нет проблем, чем наоборот», — резонно отмечает обозреватель “Al Monitor” Курсат Акйол.

Террористическая активность, как трансграничный элемент, значительно осложняет контроль за обстановкой внутри страны. Речь идет о беспрецедентном расширении целей и географии терактов, в которую оказывается вовлечена уже не только Рабочая Партия Курдистана (РПК), «Соколы Курдистана», но и «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ). В этом смысле показательно нападение на международный аэропорт Ататюрк в Стамбуле 29 июня. Ранее объект подобного масштаба не подвергался террористическим атакам.

Фото: лидер НРП Кемаль Кылычдароглу (второй слева) с конвоем © Depo Photos | globallookpress.com

Фото: лидер НРП Кемаль Кылычдароглу (второй слева) с конвоем
© Depo Photos | globallookpress.com

Возобновившаяся война в курдских районах Турции, сметающая целые города и села, заслуживает отдельного внимания. «Курдский вопрос застыл в воздухе, как и связанное с ним кровопролитие, которое в 2016 году можно считать едва ли не самым большим за текущее десятилетие борьбы с РПК», — подчеркивал журналист Курсат Акйол. Остается добавить, что запрет со стороны властей деятельности прокурдской Партии Демократии Народов (HDP) Салахаттина Демирташа способен лишь усугубить указанную обстановку. «Сторонники ПСР мешают партии действовать независимо по курдскому вопросу. Они против даже культурной автономии на востоке страны», — констатирует журналист Али Сирмен.

Принимая во внимание выше описанные обстоятельства, сомнительно, что ПСР удастся сохранить былую позитивную динамику экономических и демократических завоеваний, которые популяризировали политический ислам. Не говоря уже о российско-турецких отношениях, которые подвергались серьезным испытаниям.

Протестный потенциал в обществе в это время может лишь нарастать. «Закрытые опросы показывают, что в народе по-прежнему высоко чтят такие ценности, как либерализм и свобода самовыражения», — подчеркнул британский востоковед и журналист Christopher de Bellaigue в своей статье в газете “Guardian”. И хотя, согласно замечанию турецкого политолога Мустафы Акйола, «секрет ПСР в том, что она умеет обходить проблемы, создавая видимость их решения», не лишним будет напомнить, что антиправительственные выступления в недалеком прошлом уже охватывали 80 городов Турции в 2013 г., а громкие коррупционные скандалы заставили премьера Эрдогана попрощаться с четырьмя главами ключевых министерств страны. Политическая устойчивость ПСР, безусловно, имеет свои секреты, но и вызовы становятся с годами все сложнее.

Юрий Мавашев
Юрий Мавашев
востоковед-тюрколог, руководитель политического направления Центра изучения современной Турции (ЦИСТ)
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Загрузка...