Путин и Эрдоган: встреча на 100 миллиардов

В Мире17 августа
комментарии
Генеральный директор компании «Неокон»

Встреча Путина и Эрдогана 9 августа этого года стала отправной точкой к «разморозке» сотрудничества между Россией и Турцией. По словам нашего лидера, у РФ и Турции есть все возможности к восстановлению нормальных, полноформатных отношений.

Попробуем спрогнозировать, к чему приведет отмена санкций против Турции, как данные шаги отразятся на российской экономике и что хорошего даст эта внезапно воскресшая дружба двух стран простому российскому потребителю. 

Владимир Путин | © kremlin.ru

«Турецкая оттепель»

Чтобы понять, что может измениться в наших отношениях с Турцией и как это повлияет или не повлияет на российскую экономику, нужно для начала посмотреть, что было раньше и что мы потеряли после введения санкций.

Товарооборот России и Турции, составлявший в 2014 году 31 млрд долл., в 2015-м упал до 23 млрд долл. В 2016 году он ожидался не более 15 млрд долл., но в результате потепления может увеличиться до 20. Это оценка посла Турции, который обращается с цифрами очень вольно (то ли 20, то ли 30 млрд).

При этом очень важна и структура товарооборота. Из 31 млрд долларов в 2014 году почти 25 приходилось на российский экспорт (соответственно, только 6 ― на турецкий). Так что падение до нынешних 15 млрд произошло не только за счет практически полного обнуления турецкого экспорта, но и за счет очень сильного сокращения российского.

Из 25 млрд российского экспорта почти 65% приходилось на нефть и газ, остальное ― продукция машиностроения, химия и удобрения. Но это все без услуг, то есть без сферы туризма. Вместе с туриндустрией в 2014 году было 44 млрд долл., то есть данное направление приносило Турции 13 млрд долл. в год. А потеряла Турция примерно 19 млрд долл.

До российско-турецкого кризиса планировалось нарастить товарооборот до 100 млрд (правда, не понятно, с учетом туризма или без него). Сейчас мы вернулись к прежним планам. Но эти планы ― стратегические, на долгую перспективу. Опять же, за счет чего можно увеличить товарооборот до таких сумм? За счет газа и «Южного потока», разумеется. Никакие помидоры с орехами и никакой туризм так не вырастут.

А теперь переедем к вопросам.

К чему приведет отмена санкций против Турции?

В этом году товарооборот изменится не так уж сильно. Потому что даже действующие, но временно замороженные контракты нужно разморозить, нужно произвести для них дополнительную продукцию ― все это время. Таким образом, в этом году отмена санкций приведет к интенсивной контрактной работе ― будет идти согласование объемов поставок на следующий год. На статистике это пока никак не отразится.

Быстро (уже в этом году) можно будет нарастить поставки зерна из России и овощей-фруктов из Турции. Но проблема в том, что их место на рынках уже занято кем-то другим. Турки готовы и будут демпинговать, чтобы вернуться на рынок России. Это хорошо для потребителей, но плохо для их российских конкурентов.

Вряд ли быстро восстановятся объемы поставок ширпотреба: здесь все-таки первопричиной были не санкции, а курс рубля и покупательная способность российского потребителя. Хотя понятно, что и здесь турки будут отчаянно демпинговать, чтобы вернуться на рынок. Очевидно, государство будет оказывать турецким предпринимателям всяческое содействие ― от прямого стимулирования экспорта до такого неожиданного предложения, как переход во взаиморасчетах с долларов на рубль и лиру. Да, все это несколько активизирует турецкий экспорт, но погоды не сделает.

Ожидать ли активизации проекта «Турецкий поток»

А вот что сделает погоду, так это «Турецкий поток», причем как само строительство, в котором, очевидно, примут участие турецкие компании (и это может попасть в товарооборот, поскольку строить они будут на турецкой территории, но по заказу Газпрома), так и будущие поставки газа в Турцию и оплата транзита. Сразу нужно сказать: это произойдет не завтра, но именно за счет поставок газа товарооборот может вырасти до желаемых 100 млрд долл.

Активизация сначала переговоров, а затем и самого строительства «Турецкого потока», несомненно, произойдет, причем довольно скоро. Это связано, с одной стороны, с позицией Турции в отношениях с ЕС и США ― позицией, которая становится все более независимой. В этой ситуации Турции придется вступить в более или менее стратегический союз с Россией и играть заодно с нами в вопросе газовых поставок. Почти автоматически это хоронит перспективы газопровода Nabucco и реанимирует «Турецкий поток». Американцам и ЕС нечего предложить Турции взамен на позицию Эрдогана в этом вопросе.

Для России «Турецкий поток» очень важен из-за нестабильности украинского транзита, окончания договора с Украиной о транзите газа в 2019 году и необходимости обеспечить выполнение договорных обязательств по отношению к странам Южной и Центральной Европы. Поэтому Россия тоже настроена договариваться с Турцией. Это не значит, что переговоры будут простыми, но обеим сторонам, по большому счету, просто некуда деваться: им нужно найти взаимоприемлемое решение. Причем быстро.

Какой турпоток возможен в Турцию в ближайшее время? Как это отразится на экономике Юга России и Крыма?

Еще одним растущим сектором станет туризм. Если предположить, что объем экспорта туристических услуг Турции в Россию составлял 13 млрд долл. в год, то в этом году можно ожидать роста не более 1,5‒2 млрд, а вот в будущем году вполне возможен рост и до 8‒10 млрд. В текущем году, во-первых, уже завершился летний сезон, а во-вторых, все-таки восстановление перевозок (и регулярных, и чартерных) займет какое-то время. Так что первую чартерную программу можно ожидать только к Новому году.

Кроме того, нужно учитывать и падающий платежеспособный спрос на российском рынке. Понятно, что в той отчаянной ситуации, в которой оказалась турецкая туриндустрия, она будет тоже отчаянно демпинговать ― и по перелетам, и по размещению. Это даст свои плоды, но демпинг будет весьма краткосрочным: уже к лету следующего года можно ожидать восстановления обычного уровня цен.

На экономике Юга России и Крыма это отразится, несомненно: часть турпотока переориентируется на Турцию. Но при нынешней загруженности наших курортов это даже пойдет им на пользу. Да и конкуренция по качеству тоже должна отрезвить туроператоров и отельеров Юга России. Однако все это относится уже к сезону следующего года.

Какие отрасли российской экономики выигрывают от потепления отношений?

Выиграют транспортировка газа, производство машин и оборудования (не забывайте, что мы же еще и атомную станцию будет строить в Турции), растениеводство (экспорт зерновых и масличных), ВПК (наверняка, начнется какое-то взаимодействие и в оборонке), транспорт и связь.

На мой взгляд, выиграет даже туризм ― просто потому, что появится реальная альтернатива и конкуренция с российскими курортами.

И уж совсем точно выиграет российский потребитель ― за счет турецкого демпинга он сможет получить снижение цен на сельскохозяйственную продукцию, ширпотреб и туристические услуги.

И еще один неожиданный бенефициар удачной встречи Путина с Эрдоганом ― российский ЦБ: за счет турецкого демпинга у нас снизится инфляция, а за счет роста экспорта укрепится торговый баланс, что будет поддерживать рубль.

Какие отрасли проигрывают?

Частично внутренний туризм ― россияне часть денег отвезут в Турцию, да еще и придется снижать цены, чтобы конкурировать с турками.

Сельское хозяйство ― для него закончится искусственно созданный протекционистский режим. Прямых потерь оно не понесет, но конкуренция усилится. Это либо заставит крупных сельхозпроизводителей больше инвестировать и снижать издержки, либо ограничит их рост, если они решат, что конкурировать с турками не смогут. В любом случае они будут очень активно лоббировать сохранение режима ограниченного доступа турецкой продукции на рынок России.

Денис Ракша
Денис Ракша
Генеральный директор компании «Неокон»
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...