Радикальный план президента Дональда Трампа

В Мире09 августа
комментарии

План Дональда Трампа | © pfact.ru

Его экономическая платформа является во многих отношениях радикальной: Трамп призывает к существенному сокращению налогов, поддержке здравоохранения и социального обеспечения. Новые рабочие места Трамп предполагает создавать за счет возвращения бизнеса из-за границы, для чего жестко использовать пошлины и тарифное регулирование. 

Однако наибольший интерес представляют его планы относительно внешней политики и торговых связей. В частности, Трамп предлагает вывести США из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, пересмотреть соглашения о свободной торговле в Северной Америке (НАФТА), называет Китай «валютным манипулятором» и готов распространить на отношения с Китаем внутренние торговые законы США.

Фактически Трамп предполагает отказаться от конфронтации с Россией и резко усилить активность для борьбы с Китаем. Возможно, внешне такая позиция выглядит для интересов России привлекательной, но так ли это на самом деле?

США теряют свои позиции в рейтинге мировых держав. В 2000 году в ответах на опрос Gallup в США 65% респондентов считали, что США является крупнейшей мировой экономической державой и только 10% полагали, что это Китай. К 2016 году соотношение заметно изменилось ― теперь 50% называют крупнейшей экономической державой именно Китай, а доля тех, кто продолжает ставить на Штаты, снизилась до 33%.

Эти цифры примерно соответствуют реальным данным: Китай действительно обошел США еще в 2014 году в соответствии с методикой расчета ВВП по паритету покупательной способности; если же речь вести о торговле, то в 2015 года доля США составила 9,4% от мирового экспорта, а китайцы добрались до уровня 14,2%. 

Доля США и Китая

У Трампа действительно мощная поддержка избирателей, в основе которой ― разочарование процессом глобализации, ― во всяком случае, к такому результату подводят многочисленные опросы общественного мнения. К примеру, проведенный в марте агентством Bloomberg опрос показал, что 44% опрошенных называют соглашение НАФТА плохим для экономики США и лишь 29% считают его хорошим. Аналогичные результаты получает «Нью-Йорк Таймс»: 53% избирателей считают, что США в процессе глобализации получили меньше, чем потеряли, а 57% полагают, что торговые соглашения приводят к потере рабочих мест в США, а не к их росту.

Понятно, что если в среде избирателей зреет недовольство, то оно должно быть направлено умелой рукой на конкретный объект, и вот именно таким объектом для критики в предвыборной платформе Трампа и стал Китай. Позиция Трампа хорошо подтверждается цифрами: к 2015 году торговый дефицит США с Китаем достиг 334 млрд долл., что вдвое превысило дефицит в торговле со всем остальным миром.

Конечно, США отстаивают свои интересы, как они их понимают: половина всех антидемпинговых расследований в рамках ВТО, инициированных американцами, касается именно Китая. Но кроме экономических аспектов, есть еще и геополитические, и именно они на самом деле определяют стратегию руководства США все последние годы.

Руководство Китая прекрасно осведомлено о том, что глобальный платежеспособный спрос стран Запада растет медленнее, чем китайская экономика, что уже в скором будущем может привести к серьезным проблемам, связанным с ее «перегревом». В целях недопущения негативного сценария руководство КНР приступило к реализации сразу двух амбициозных проектов. Первый из них касается создания емкого внутреннего рынка, темпы роста которого должны компенсировать негатив от приближающегося экономического кризиса. Второй проект ― внешний, и связан со снижением издержек в торговле с основным партнером ― Европой.

Это беспрецедентный по масштабам инфраструктурный проект, который носит название «Новый Шелковый путь» и призван способствовать ускорению и удешевлению доставки китайских товаров в Европу. Для реализации проекта Пекин создал специальный Фонд Шелкового пути объемом в 40 млрд долл., еще до 60 млрд готовы выделить китайские банки. Дополнительно финансированием будет заниматься 100-миллиардный Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), а всего Китай намерен вложить в инфраструктуру и кредиты стран ― участников проекта 900 млрд долл.

Понятно, что реализация подобного проекта является серьезным вызовом: огромный объем инвестиций приведет к тому, что юань на территории Евразии вытеснит доллар. Процесс набирает скорость ― Китай энергично подписывает со странами ― участниками АБИИ договоры о торговле в юанях и национальных валютах.

Могут ли США допустить реализацию проекта? Ни в коем случае, поскольку в результате рискуют скатиться до статуса «равного среди первых», что текущую финансовую олигархию категорически не устраивает. И именно попытка помешать реализации проекта лежит в основе всех крупнейших геополитических событий последних лет на евразийском континенте.

На карте ниже ― китайский взгляд на то, какие новые маршруты должны быть построены в рамках проекта «Новый Шелковый путь». 

Новый шелковый путь

Самый северный проходит по территории России с ориентацией на страны Северной Европы. Чуть ниже ― через Казахстан, он делится на три ветки: верхняя идет на Москву, средняя ― на Донецк, Киев и далее в Центральную Европу, южная ― через территории среднеазиатских государств, через Иран и Турцию ― в Южную Европу.

Ну и, конечно же, мы все можем наблюдать отчаянную борьбу США с целью не допустить реализации проекта. Переворот на Украине в 2014 году фактически выключил из проектов центральную ветку. Да, Китай пытается договориться с нынешними властями Украины, но понимает, что вероятность успешного сотрудничества ничтожно мала, пока руководство страны реализует волю заокеанских хозяев.

Аналогичная история с самой южной веткой. После того как Россия твердо поддержала легитимные власти Сирии, стало ясно, что заблокировать «вход в Европу» через смену руководства Сирии не получится, и в жертву был принесен крупнейший союзник США на Ближнем Востоке ― Турция. За недавней попыткой государственного переворота явно торчат чьи-то уши, что недвусмысленно выражается в заметном охлаждении отношений США и Турции после того, как стало ясно, что власть устояла.

Именно в этом ключе нужно рассматривать и активизировавшиеся в последние месяцы попытки освежить тухлую идею «российской угрозы» для стран Балтии, для блокирования которой НАТО выдвинуло на их территории пусть и символические, но войска, а демонизация России в целом призвана создать максимальные сложности реализации северного участка проекта.

Средства тратятся немалые, но результат неубедительный ― строительство Нового Шелкового пути идет полным ходом, и если программа по сдерживанию Китая, а тем более Китая в союзе с Россией провалится, то потребуется план Б, контуры которого и обозначает эксцентричный кандидат в президенты США Дональд Трамп.

Его возможная победа в президентской гонке может означать смену тактики, но никак не стратегии, которая останется прежней. В основе предвыборной платформы Трампа вовсе не изоляционизм, как может показаться на первый взгляд, поскольку США ― это страна колониального типа и любые формы самоизоляции для нее гибельны. В основе его программы ― концентрация усилий на наиболее важных направлениях, отказ от бессмысленной траты ресурсов ради сохранения видимости глобального доминирования.

Геополитическое давление, действительно, может ослабнуть, однако ему на смену придет давление экономическое. Если Дональд Трамп станет президентом США, он постарается инициировать начало масштабных торговых войн, целью которых будет всего лишь маскировка истинной цели ― перезагрузки мировой финансовой системы на американских условиях.

 

Юрий Вишневецкий
Юрий Вишневецкий
аналитик
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...