Современный экономический кризис: как спасали Европу

В Мире28 июля
комментарии
Глеб Кабанов
аналитик

 

Экономический кризис | © pfact.ru

В предыдущих статьях мы рассмотрели, как формировалась и развивалась мировая финансовая система. Теперь попробуем разобраться в том, как она работает сегодня. 

Мы уже выяснили, что резервные валюты эмитируют четыре мировых центральных банка: ФРС США, ЕЦБ, Банк Японии и Банк Англии. Первые три банка имеют сопоставимые по своим объемам балансы. ФРС США — 4,5 трлн долл. США, ЕЦБ — 3,9 трлн в долларовом эквиваленте, Банк Японии — 3,5 трлн в долларовом эквиваленте. Банк Англии в силу размеров своего баланса на уровне 0,65 трлн выпадает из общего ряда, хотя фунт и имеет статус резервной валюты. Оставшиеся три валюты традиционно выполняют функции валют фондирования, то есть валют, которые привлекаются для финансирования различных операций. В общем случае для финансирования спекулятивных операций на фондовом рынке привлекается валюта, у которой стоимость заимствований ниже.

Однако из трех основных валют японская иена не совсем полноценная валюта. Объем платежей в японских иенах весьма незначительный и сопоставим с операциями в китайских юанях, причем последние в ближайшее время, возможно уже в текущем году, обгонят иену по своему применению в качестве платежного средства. По данным международной системы платежей SWIFT, год назад японская иена занимала в транзакциях около 3%, в то время как транзакции в долларах составляли 44%, в евро — 29%, и даже британский фунт имел в транзакциях долю 9%. Таким образом, доллар и евро при взаимных расчетах используются в 73% случаев. Японская иена остается важным инструментом для операций на фондовом рынке, но ее роль в качестве валюты фондирования в период современного кризиса в экономике заметно снизилась.

Нетрудно догадаться, что тот, кто контролирует 2/3 оборота денег в системе, контролирует и мировую экономику, а если учесть, что США и ЕС — это тесный политический союз, то предположение об их совместных действиях или как минимум тесной координации действий выглядит вполне допустимым и, более того, естественным.

Вернемся в недалекое прошлое. В 2012 году Европейский союз сотрясает череда экономических и монетарных кризисов. Внутри Союза образовалась группа проблемных стран, прозванных журналистами с европейской толерантностью — PIIGS (Portugal, Italy, Ireland, Greece, Spain), что является производным от слова «свиньи». Основная проблема этих стран заключалась в том, что при уровне внешнего долга в размере выше 100% от ВВП доходность их государственных облигаций доходила до 7,5%, что является критическим значением при обслуживании государственного долга, то есть в любой момент каждая из этих стран могла объявить себя банкротом.

В группе PIIGS особенно выделялись Греция и Италия. Греция с долгом в 160% от ВВП и Италия с долгом в 123% от ВВП, объем которого на тот момент составлял почти 2 трлн евро. К слову сказать, ситуация в этих странах и сейчас не лучше: долг Греции составляет 177% к ВВП, или 321 млрд евро, долг Италии — 133% к ВВП, или 2,2 трлн евро (рис. 1), то есть в численном выражении положение дел даже ухудшилось. В принципе, если бы Греция и Италия имели собственные валюты, то они теоретически могли бы напечатать деньги, но проблема в том, что страны группы PIIGS входили в еврозону, что грозило банкротством не только им, но и всей объединенной Европе. 

долг Италии

Рис. 1. Государственный долг Италии, % к ВВП. Источник: Tradingeconomics.com

Для того чтобы избежать клинической смерти еврозоны, в конце 2011 — начале 2012 года ЕЦБ проводит экстренную эмиссию денежных средств — долгосрочные операции по рефинансированию (LTRO — Long Term Refinancing Operation), размещая в банках сроком на три года 1 трлн евро по минимальной ставке в 1% годовых. Греция, правда, на тот момент уже была отлучена от денег, и в отношении нее действует специальная программа по реструктуризации долга, возглавляемая тройкой кредиторов. Больше всех денег по линии LTRO получили Италия — почти 400 млрд и Испания — почти 300 млрд.

Однако это не помогло. Часть денег сразу попала на краткосрочный рынок векселей и была с прибылью вложена в активы Италии и Испании, что принесло банкам моментальный доход. Фактически банки в течение пары недель сделали деньги из воздуха, так как ставки по 3-месячным итальянским векселям на тот момент достигали 1,5%, но дальше процесс не пошел. Одно дело — давать в долг ненадежному заемщику на три месяца или полгода и делать деньги по мановению волшебной палочки, и совсем другое — кредитовать потенциального банкрота на длительный срок.

В течение первой половины 2012 года доходность долгосрочных облигаций удалось снизить, но не очень значительно — до 5% (рис. 2), что не решало проблему в принципе. Италия, третья экономика еврозоны, могла обанкротиться, похоронив под своими обломками Евросоюз, да и, пожалуй, всю мировую экономику (в том виде, в котором мы ее знаем). Европейский «Титаник» уже дал течь, а на капитанском мостике лихорадочно решали, что делать дальше. Проблема Греции тоже никуда не делась. К лету 2012 года европейская валюта падала к уровню 1,20, биржевые индексы несколько месяцев подряд находились в красной зоне, и система в буквальном смысле трещала по швам. 

Доходность облигаций

Рис. 2. Доходность 10-летних облигаций Италии. Источник: Tradingeconomics.com

Требовались срочные меры, причем такие, которые могли бы стабилизировать ситуацию на относительно длительный срок. Надо отдать должное председателю ЕЦБ Марио Драги, который не растерялся перед возникшими сложностями и предпринял ряд нетрадиционных мер. В конце июля 2012 года, выступая в Лондоне перед инвестиционными банкирами, председатель пообещал: «В рамках своего мандата… ЕЦБ сделает все возможное для сохранения евро. И, поверьте мне, этого будет достаточно». Это была точка бифуркации, после чего система перешла в другое состояние, которое длится уже четыре года — рынки поверили!

Однако, несмотря на магию слова Марио Драги, ЕЦБ вряд ли бы в одиночку удалось остановить неизбежное погружение в пучину. Рынкам срочно требовались «спасатели Малибу», и те не преминули прийти на помощь. Некоторые считают эти слова Драги историческими, но я так не думаю — современный экономический кризис еще не закончился, а вместе с ним и эта история.

 

Глеб Кабанов
Глеб Кабанов
аналитик
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...