Восточная Европа: дружить с Россией теперь полезно

В Мире15 ноября
комментарии
Валентина Комлева
Фото: Валентина Комлева
декан факультета международного регионоведения и регионального управления ИГСУ РАНХиГC при Президенте Российской Федерации

— Валентина Вячеславовна, в сентябре этого года в издании “Tages-Anzeiger” было написано, что страны Восточной Европы стали все чаще задумываться о необходимости создания нового военного блока, который защитил бы их от «империализма» России. Каковы на самом деле сейчас настроения в странах Восточной Европы? Дружбу кого они ищут?

Одесса для Саакашвили: королевство маловато
Читайте также: Одесса для Саакашвили: королевство маловато

— Государства Восточной Европы неоднородны в поиске центров геополитического и геокультурного притяжения. Страны Балтии (которые, кстати, некоторые эксперты стали относить к Северной Европе) определены в геополитическом плане. Польша тоже определена, но и сама претендует на центр притяжения. Нового ничего нет.

Муссируется тематика культурно-исторической идентификации в рамках Речи Посполитой. Вспоминается и проект InterMarium, который планировался после Первой мировой войны, но не осуществился.

Если абстрагироваться от нюансов, то можно предположить, что названные страны могут сформировать такой блок.

Украина расколота, несамостоятельна, и эта ситуация тоже может быть использована сторонниками восточноевропейского военного блока. Чем больше напряжение на востоке Украины, тем сильнее она будет поддерживать эту идею. Осуществить это без поддержки США затруднительно. А новый президент вряд ли поддержит проект, весьма рискованный с точки зрения экономических выгод. Скорее всего, именно рациональный расчет и экономическая выгода станут главными детерминантами внешнеполитической деятельности Трампа.

Фото: Александр Лукашенко © Komsomolskaya Pravda | globallookpress.com

Фото: Александр Лукашенко
© Komsomolskaya Pravda | globallookpress.com

Важный игрок в Восточной Европе — Беларусь, которая позиционируется как страна многовекторной внешней политики. Но это, скорее, в экономической сфере. В целом же, по ключевым внешнеполитическим вопросам, она пока демонстрирует сходную с Россией позицию.

Что касается белорусского общества, то оно неоднородно — имеет место межпоколенческий разлом. Для части белорусской молодежи характерна евроидентификация. И надо признать, немалую роль в этом играет Польша. Но польское влияние не распространяется на элиту, принимающую политические решения.

Не думаю, что в ближайшее время удастся реализовать проект восточноевропейского военного блока с участием Беларуси.

В общем-то, есть и официальная позиция по этому вопросу. По итогам встречи с министром иностранных дел Польши в октябре этого года министр иностранных дел Беларуси В. Макея заявил, что категорически выступает против силового военного решения того или иного вопроса. Также он сказал, что Беларусь не приветствует дополнительное размещение контингента войск НАТО в Польше и Прибалтике.

— Много ли стран Восточной Европы сейчас ищут дружбы с Россией? Почему? Насколько распространен в обществе восточноевропейских стран тезис о «русской угрозе»?

— Повторюсь, в странах Восточной Европы нет единого мнения в отношении России. Конечно, миф о русской угрозе распространяется и транзитом идет в соседние страны. Но история позволяет говорить о некой специфике восточноевропейских стран — их тяготению к сильным игрокам.

Как ни парадоксально, но чем сильнее Россия, тем слабее работает миф о ее угрозе. Дружить с Россией сейчас полезно.

Полезно с экономической точки зрения, полезно — с политической. Дружба с США на определенном этапе стала показателем зависимости и несамостоятельности, что стало раздражать общественность европейских стран и использоваться контрэлитой во внутриполитической борьбе под флагом суверинизации политики и национальных интересов.

Фото: Франсуа Олланд © Panoramic | globallookpress.com

Фото: Франсуа Олланд
© Panoramic | globallookpress.com

Русофобия может сыграть плохую игру для властвующей элиты на предстоящих выборах (например, во Франции).

Если Польша и Прибалтийские страны будут «играть свою игру» против России, они могут остаться вне нового европейского тренда.

— Что касается миграционного кризиса, то какие настроения в обществе формируются из-за мигрантов? Как это отражается на внутренней политике восточноевропейских стран?

— Вопрос в качестве мигрантов. Например, в Польше в радостью примут трудоспособных белорусов. Для них действует «карта поляка», образовательные проекты — это инструмент быстрой интеграции и адаптации.

Белорусских мигрантов хорошо примут и в Литве.

Но если речь идет о мигрантах из стран Африки или Ближнего Востока, то страны Восточной Европы не испытывают большого энтузиазма от перспектив их проживания. Например, Эстония выдвинула ряд условий по качеству и количеству мигрантов, которых она готова принять. Страны Восточной Европы не демонстрируют в отношении именно этих мигрантов такой же толерантности, как, например, немецкие власти.

Валентина Комлева
Валентина Комлева
декан факультета международного регионоведения и регионального управления ИГСУ РАНХиГC при Президенте Российской Федерации
Оценить публикацию:
Ваша оценка будет первой!
комментарии
Сообщений: 0
Анонимно:
Загрузка...